Завод по переработке бумаги
Фото: REUTERS
Завод по переработке бумаги
Фото: REUTERS

Переработчики макулатуры лоббируют рост норм по утилизации картона, чтобы увеличить доход на 60 млрд рублей

35536
Амера Карлос
2 октября 2017, 00:04

Переработчики макулатуры лоббируют 4–кратный рост норм утилизации гофрокартона, чтобы загрузить мощности и увеличить доход на 60 млрд рублей. В ответ производители и импортеры  обещают заложить дополнительные издержки в цену на товары.

Саморегулируемая организация "Лига переработчиков макулатуры", объединяющая почти 60 компаний, которые перерабатывают 80% всей макулатуры в России, в августе отправила в Минприроды предложение о необходимости повысить с 2018 года нормативы утилизации бумаги и гофрированного картона с 20 до 80%. В лиге считают, что это даст толчок развитию отрасли, загрузит простаивающие из–за дефицита сырья производственные мощности.

Эта новость взбудоражила товаропроизводителей и импортеров, которые от имени ассоциации "РусПЭК" (объединяет крупнейших производителей, среди которых Coca–Cola и Nestle) подготовили свои контрпредложения в Минприроды. По мнению ассоциации, скачкообразный рост нормативов спровоцирует рост цен на товары, а отсутствие системы раздельного сбора отходов делает задачу по выполнению таких высоких нормативов практически невыполнимой. Ассоциация предлагает оставить прежний норматив по утилизации гофрокартона на ближайшие пару лет.

Отходы на 60 млрд

С конца 2014 года в России принят закон № 458 "Об отходах производства и потребления". Но реально он заработал только в этом году. Производители любой продукции должны утилизировать 20% используемой ими упаковки. Сделать это можно тремя способами: самому создать инфраструктуру сбора, договориться с оператором по обращению с отходами или создать объединение производителей, которое будет нанимать сборщиков и переработчиков. Если этими возможностями компания не воспользовалась, то она обязана заплатить экосбор. Для категории отходов "Бумага и картон гофрированные и тара бумажная и картонная" (самая ходовая категория) это 2,378 тыс. рублей за тонну.

Сегодня цена за тонну макулатуры составляет 10 тыс. рублей (за последние несколько лет выросла в 2 раза).

В России ежегодно образуется 10–12 млн т макулатуры, а объем переработки составляет только 3,3 млн т в связи с низким объемом сбора. Соответственно, ежегодно на полигоны вывозится макулатуры на 60 млрд рублей. При этом в России установлены мощности, позволяющие перерабатывать 4,15 млн т в год. "Под действие существующих нормативов утилизации (20%) попадает только 2 млн т макулатуры при реальных объемах переработки, превышающих 3 млн. О каком стимулирующем воздействии норматива утилизации может идти речь?!" — возмущается представитель Лиги переработчиков макулатуры Денис Кондратьев.

В результате переработчики макулатуры испытывают хронический дефицит сырья. К тому же часть макулатуры уходит на экспорт, поэтому Лига переработчиков пролоббировала в 2016 году временный запрет на экспорт российской макулатуры сроком на 4 месяца и сейчас пытается снова добиться ввода моратория.

Волна негодования

Производители товаров восприняли инициативу лиги негативно и подготовили свои контрпредложения в Минприроды. "В случае скачкообразного повышения нормативов утилизации товаропроизводители будут вынуждены заложить дополнительные расходы в себестоимость продукции, что существенно повысит темп инфляции в стране, еще сильнее понизив покупательную способность населения", — считает исполнительный директор "РусПЭК" Любовь Меланевская, подчеркивая, что норматив утилизации по гофрокартону в 2018 году должен остаться на уровне 20%, а к 2020 году вырасти не более чем до 25%.

"Увеличение нормативов — это автоматическое увеличение себестоимости продукции. А с учетом того, что 90% алкоголя продается сейчас в эконом-сегменте, отрасль бьется за каждый рубль. Проблему раздельного сбора мусора должно решать государство, а не производители. Алкогольная отрасль только в виде акциза перечислила в прошлом году в бюджет РФ более 300 млрд рублей. Если взять 10% от этой суммы, то можно решить все текущие задачи по утилизации промышленных и бытовых отходов", — говорит директор по развитию ЗАО "ВКЗ Дагвино" Максим Черниговский.

По словам Любови Меланевской, в стране не созданы условия по раздельному сбору отходов, на законодательном уровне отсутствует ответственность органов власти и региональных операторов за осуществление раздельного сбора, рынок отходов упаковки и их утилизации непрозрачен. Эти и ряд других факторов не позволят выполнить нормы утилизации в 80%, а приведут лишь к фальсификации документов, подтверждающих якобы осуществленный сбор и утилизацию.

Замороженные проекты

В Петербурге работают несколько крупных переработчиков макулатуры. Среди них БФ "Коммунар", "Юви СПб" (один из крупнейших переработчиков макулатуры и полиэтилена в стране, входит в состав холдинга SFT Group), Knauf.

После принятия в 2014 году ФЗ № 458 "Об отходах производства и потребления" инвесторы стали вкладываться в строительство заводов по переработке макулатуры, но теперь замораживают свои проекты из–за того, что закон не работает, а макулатуру никто не сдает.

"Немцы, владеющие заводом Knauf в Петербурге, в шоке от того, что происходит у нас в стране. Завод должен был увеличить объемы производства по переработке сырья на 50%, но из–за дефицита макулатуры проект заморожен. Решили провести только модернизацию, в результате которой в 2018 году объем переработки макулатуры составит 290 тыс. т в год, а могли бы перерабатывать 400 тыс. т. Зато бумага гниет на полигонах", — рассказывает Денис Кондратьев.

Шведская SCA (ТМ Zewa, входит в тройку мировых лидеров по производству санитарно–гигиенических изделий) была вынуждена привлечь к решению проблемы дефицита сырья губернатора Тульской области: у завода простаивает 20% мощностей, и губернатор докладывал о дефиците сырья в Минэкономразвития.

Реформа отрасли по переработке отходов буксует. Новые комплексные территориальные схемы обращения с отходами должны были заработать в каждом российском регионе с января 2017 года, однако из–за неготовности регионов старт перенесен на 1 января 2019 года. По данным Greenpeace, в стране насчитывается более 14 тыс. крупных мусорных свалок, их площадь — более 4 млн га. Ежегодно их общая площадь увеличивается на 0,4 млн га — это соответствует территориям Москвы и Петербурга, вместе взятым.

Мы считаем, что макулатуры для переработчиков в России не хватает из–за неразвитости системы раздельного сбора отходов, на становление которой необходимо время. Внесенные в 2015 году поправки к ФЗ № 89 "Об отходах производства и потребления" предусматривают ответственность производителей за утилизацию отходов, образовавшихся после реализации продукции. Производитель может уплатить экосбор или реализовать принцип расширенной ответственности, то есть обеспечить утилизацию упаковки в соответствии с определенными нормативами. Мы уже сотрудничаем с отраслевыми операторами для обеспечения раздельного сбора и переработки упаковки. При этом работа началась в соответствии с этим принципом еще до внесения соответствующих поправок в закон. С 2013 года мы вместе с партнерами реализуем проект по раздельному сбору отходов у населения, который охватывает 22 города, включая Петербург. По адресным программам установлено 2,9 тыс. контейнеров, через которые ведется сбор ПЭТ, стекла, алюминиевых банок, картона с последующей передачей переработчикам. Мы намерены продолжить инвестировать в развитие системы раздельного сбора. Но для компаний, как наша, крайне важна предсказуемость регулирования, проработанная нормативно–правовая база, поддержка и вовлеченность региональных властей для поступательного развития системы раздельного сбора отходов. Резкий, существенный рост норматива в отсутствии налаженной системы раздельного сбора отходов не обоснован и может привести к негативным последствиям для бизнеса компаний–производителей. Любые предложения по нормативам утилизации должны основываться на адекватном анализе реалий и возможностей.
Александр Залевский
менеджер по раздельному сбору компании "Балтика", часть Carlsberg Group
Основная проблема, которая сегодня существует у товаропроизводителей, — это собрать, отсортировать и привезти переработчику отходы. Ни производители товаров, ни переработчики не обладают инфраструктурой, позволяющей собирать отходы по всей стране. Есть разные марки макулатуры, а оборудование переработчиков предполагает определенные требования к сырью. Поэтому для перерабатывающего предприятия крайне важно, чтобы отходы были хорошо отсортированы. Например, не все заводы берут бумажные стаканы из–под напитков, поскольку те пропитаны специальным составом, не пропускающим влагу, — из–за этого при их переработке не получается нужный рынку продукт (например, целлюлоза). Увеличивать норматив утилизации надо — это мировая практика, но делать это нужно постепенно. Это позволяет развивать сбор и переработку отходов. Резкое повышение нормативов не даст результата в виде такого же роста переработки, так как производителям товаров будет проще платить экосбор. Если в Центральном и Северо–Западном регионах России более–менее есть кому собирать и сортировать отходы, то в остальных регионах ситуация сложнее, плюс непростая и недешевая логистика. Непонятно, как можно в следующем году реально собрать 70–80% гофрокартона. Данных об исполнении закона нет, реально он заработал только в этом году, поэтому неизвестно, выполнен ли существующий норматив. Я предполагаю, что не выполнен. Это значит, что либо значительная часть производителей заплатила экологический сбор и отходы по–прежнему отправляются на полигоны, либо из–за пробелов в подзаконных актах они вообще не сдали отчетность в Росприроднадзор, который следит за исполнением этого закона.
Петр Бобровский
председатель технического комитета N223 "Упаковка" Росстандарта