После мятежа. Политолог Дмитрий Солонников о том, как будут развиваться события в Армении

890
Дмитрий Солонников, политолог
25 апреля 2018, 09:12

Можно назвать произошедшее революцией, можно мятежом. Это, как известно, зависит от итоговой точки зрения. «Мятеж не может кончиться удачей, в противном случае его зовут иначе».

Армения находится в середине процесса мятежа или революции, если угодно. Ничего еще не кончилось. Базовых сценариев развития дальнейших событий два: один – украинский вариант, второй – киргизский. Армения как раз посередине.

Киргизский заключается в том, что меняется лидер страны, но в целом элиты остаются на местах. Политика государства, как внутренняя, так и внешняя, принципиально не меняется.

С украинской стратегией все обстоит иначе. От прошлого отказываются решительно, отряхнув его прах со своих ног. Идет зачистка управленческой элиты. Страна резко отворачивается от предыдущего курса развития, как политического, так и экономического.

Происходящее в Армении во многом напоминает украинский сценарий. Армения находится в тесных интеграционных связях с Россией и странами ЕАЭС, при этом в конце осени 2017 года Серж Саргсян подписывает соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве Армении и ЕС. Не проходит и полугода, как весной 2018-го он сам отдает власть в руки лидеров уличного протеста. Его свергают за недостаточные контакты с Евросоюзом и слишком тесное взаимодействие с Россией. На улицах появляются лозунги на английском языке про российских оккупантов, а лидер протеста Никол Пашинян является и лидером блока «ЕЛК» – «Выход» – то есть выход из ОДКБ и ЕАЭС.

При этом Пашинян – лидер фракции в девять человек в Национальном собрании Армении, где заседает 105 депутатов, – начинает от имени улицы диктовать свои условия законно избранному парламенту и законно избранному президенту. Необходимо подчеркнуть, что до сегодняшнего дня все ветви власти в Армении были абсолютно легитимны.

Если реализуется угроза Пашиняна об его избрании премьер-министром страны в ходе митинга на площади Республики, то легитимность власти останется в истории.

Да, от Украины есть серьезное отличие: у протестующих нет силовой поддержки, нет боевиков, нет оружия. Процесс развивается мирно, но это пока.

Уличный протест не собираются заканчивать одной отставкой Сержа Саргсяна. Никол Пашинян уже отказался соглашаться с тем, что Республиканская партия останется у власти, а Карен Карапетян будет премьером. Не для того он выводил людей на улицу, чтобы страной руководил другой человек. А значит, противостояние будет нарастать. В нынешнем парламенте большинство у Республиканской партии, следовательно, улица будет требовать перевыборов – уже под свою диктовку, в рамках управления тех сил, что сейчас захватили медийное пространство. Все это накладывается на внешнеполитические сложности. А внешнеполитические проблемы у Армении гораздо более серьезные, чем были у той же Украины.

В последние дни стали частыми комментарии, что никуда Армения не денется, в России проживает 2,2 млн армян, в то же время в самой Армении население – 2,7 млн. Девять из десяти долларов, приходящих в Армению из-за рубежа, – российского происхождения. Экономика Армении показала в прошлом году рост 7%, и это результат сотрудничества внутри ЕАЭС. Железная логика, впечатляющие цифры. Все так. Но улица не живет логикой, в том числе экономической, и цифрами, и статистикой. Она живет эмоциями и чувствами.

А они будут подстегивать совершенно определенные решения, от которых избранный на митинге народный премьер Никол Пашинян не сможет, да и не захочет отказываться.

Потеря легитимности власти в Армении – а напомним, что по конституции верховным главнокомандующим является именно законный премьер-министр, а не народный премьер, – серьезный вызов для внешнеполитического окружения, для соседей по Закавказью.

Все ли признают новую власть?

Все ли захотят продолжить с ней диалог?

Такая внутренняя сумятица может оказаться новой искрой и для карабахского конфликта. Уже приходят сообщения об обстрелах населенных пунктов Азербайджана с территории Нагорного Карабаха и стягивании к линии соприкосновения азербайджанской военной техники и живой силы. К нарастанию нестабильности вынуждены готовиться все стороны.

И что дальше?

Если идеям Пашиняна о выходе из ЕАЭС и ОДКБ будет дан ход, вряд ли это будет способствовать экономическому и военно-техническому усилению Армении.

Ситуация в зоне конфликта станет еще более напряженной. Сегодня в мире есть силы, заинтересованные в возобновлении приостановленных боевых действий.

Посмотрим, но пока у Армении есть все шансы попасть в сценарий будущего еще более драматичного, чем разыгрывается на Украине.