Рентгеновское зрение Центробанка: юрист Инна Бучневич о сокращении объема обналички в России

418
Инна Бучневич, эксперт "Партнеры и Боровков"
8 мая 2018, 11:07

Объем сомнительных операций (нелегальное обналичивание и вывод денег за рубеж) сократился за прошлый год более чем в полтора раза. Банк России впервые опубликовал оценку структуры таких операций, пишет «Российская газета».

Одним из самых передовых методов обналичивания ЦБ называет новую схему – через исполнительные листы по фиктивным спорам в судах (20% от общероссийского объема ухода в тень).

Прежде всего любопытно, где Банк России берет такую точную статистику. То есть бизнес выстраивает сложные модели вывода денег, строит юридическую и договорную структуры, организовывает специальные контуры учета для всего этого, а ЦБ просто все до рубля, оказывается, видит?

Это кажется суперэффективным, если бы не казалось сомнительным.

Можно допустить, что ЦБ как-то может оценить объем сомнительных операций. То есть таких, где один экономический смысл прикрывается другим. Но обналичка как таковая – лишь одна из возможных целей. Например, огромную долю в таких потоках занимают фиктивные операции для завышения расходной части и ухода от НДС и налога на прибыль. Но буквально в наличность они превращаются далеко не всегда.

Второй момент – часто предприятия в рамках одного платежа по договору проводят оплату реальных поставок товаров и оказание услуг вместе с долей, которую контрагент должен вернуть за некоторую плату. На практике потом бухгалтеры самих этих предприятий, зная всю схему, с трудом сверяются между собой, где у них за что оплачено и кто кому сколько должен вернуть. А аналитики ЦБ, оказывается, все это считывают на раз.

Наконец, вызывает сомнение столь уж активное использование схемы с фиктивными исполнительными листами. Да, как принцип она вполне элегантна: ни налоговая не обратит (пока!) на такие платежи пристального внимания, ни банки не будут блокировать счет и требовать какие-то дополнительные документы. Ибо что может быть весомее решения суда? То есть этот метод подходит, когда  сумма солидная, а иной способ ее вывода был бы реально сомнительным.

Чисто же экономически модель работы по исполнительным листам тяжеловата: налоги остаются все ровно те же, зато появляются расходы на госпошлины и работу юристов. Следовательно, возрастает общая стоимость вывода средств. Плюс срок реализации – около 3 месяцев, если все стороны заинтересованы не затягивать дело, а суд четко выполняет свою часть процесса (что бывает далеко не всегда). Даже упрощенные процедуры, по практическим наблюдениям, могут длиться дольше, чем общие.

Итого есть общее ощущение, что статистика ЦБ – это его представление о реальности, несколько от нее отличающееся. Если же все модели целой армии юристов и налоговиков так хорошо считываются – мы снимаем шляпу.

Инна Бучневич, руководитель юридической практики "Партнеры и Боровков".