Фото: Артем Геодакян/ТАСС
Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Историческая цикличность. Вторые туры выборов еще 20 лет назад были обычным явлением

221
Дмитрий Солонников
24 сентября 2018, 11:50

Нынешние региональные выборы — это реализация сценариев, бывших вполне естественными 20–25 лет назад. Вторые туры тогда были скорее практикой, чем неожиданностью, а отмена итогов голосования — нормальным рабочим моментом. В 1996 году и президент России Ельцин, и губернатор Петербурга Яковлев были избраны именно во втором туре, а результаты выборов губернатора Амурской области дезавуировали. Да и победа представителей Компартии в регионах не удивляла. Был ведь даже термин «красный пояс». И ничего.

Страна с пути бодрого построения светлого капиталистического будущего не свернула. Приватизацию и семибанкирщину никто не отменил. Отряды красной гвардии на столицу не двинулись. И уже тогда КПРФ была не партией с альтернативной картиной будущего, а лишь еще одним социальным лифтом, обеспечивающим доступ к контролю над ресурсами.

То же самое и сейчас. В субъектах, где выборы глав не были завершены в единый день голосования, речь шла не о выборе альтернативного сценария развития региона, а лишь о тактических ошибках и просчетах. Рассмотрим их.

Просчет первый. Регионализация политической повестки дня. Результаты в субъектах очень сильно разнятся (где–то представители вертикали власти улучшают свои показатели относительно процентов на предыдущих голосованиях, а где–то заметно отстают), и это ясно указывает на отсутствие единого федерального тренда. Нет общего по стране протеста против пенсионной реформы, против нынешней вертикали власти или, наоборот, единодушного одобрения ее шагов. Голосуют против региональных проблем, оценивая способность местных лидеров с ними бороться.

Второе. В ряде регионов идет жесткое столкновение бизнес–интересов. В руках китов местного капитализма и ЕР, и оппозиция — это только лоббистские инструменты. В Приморском крае врио губернатора Тарасенко активно выступал против пересмотра исторического принципа распределения квот на вылов краба и рыбы, то есть противоречил интересам очень больших игроков. В Хакасии Зимин вступил в финансовый конфликт с владельцами Аршановского угольного разреза. Результат — в голосовании. Но это же отлично, когда столь сложные вопросы, с многими нулями на кону, решаются через избирательные технологии, а не в соревнованиях снайперов и саперов.

Третье. Это несерьезное отношение к делу команд политтехнологов, которые даже выборы действующих глав умудрились провалить. Хотя политтехнологов в стране много и большинство из них работать умеет, но на выборы назначают не тех, у кого есть компетенции, а тех, кто свой. Потому что уверены: ну невозможно же проиграть. А вот — оказывается, возможно!

Наконец, четвертое. Оппозиционные партии так привыкли играть в поддавки с вертикалью власти, что оказались не готовы полноценно сражаться за победу. Да, получая подписи для прохождения муниципального фильтра, каждая партия гарантирует свою позицию на выборах. Но кадровый голод такой, что даже согласованно проигрывать — и то уже не умеют. Не говоря уже об оппозиционных кандидатах в губернаторы. Как статисты они, конечно, подходят. Но выясняется, что их могут еще и избрать! А как тогда управлять регионом?

Дмитрий Солонников, политолог