Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Политантиквариат. Почему будущее Петербурга не зависит от фамилии управленца

10443
Игорь Павловский, Дмитрий Солонников
15 октября 2018, 00:02

 Как добиться, чтобы власти Петербурга перестали эксплуатировать достижения великих предшественников и придумали что–то новое, а также почему это не всегда зависит от фамилии управленца.

Великий, областной

Петербург взорвался политическими предсказаниями на тему: кто будет следующим губернатором. Имена, предположения, вбросы и вся соответствующая политологическая кутерьма вокруг смены градоначальника. Конечно, фамилия будущего губернатора интересна, но вопрос не в фамилии.

Вопрос в векторе развития города как такового и города как составляющей большой страны. Петербург, являясь самой большой агломерацией в нашей части Восточной Европы, уже давно не задает политическую повестку не только для Балтийского региона, но даже для Северо–Запада России. Муниципалитеты Хельсинки, Риги, Стокгольма и даже Таллина (с населением, равным одному району города Петербурга) выдвигают гораздо больше инициатив, выступают с более активной позицией по проблемам развития Балтийского региона, нежели наша имперская экс–столица.

Политическая элита города утратила способность формулировать собственное видение политики, предлагать инициативы, выходить с проектами. Когда про Петербург говорят, что это великий город с областной судьбой, то надо иметь в виду, что это не про бесхозяйственность и отсутствие бюджетов, а именно про неспособность городской элиты подняться выше вопросов сосулей и склок за объекты городского имущества. И ни переезд Конституционного суда, ни "Газпрома" не придадут ощущения столичности политической и экономической элите города. Поскольку обе переехавшие организации — инородный элемент в привычной политической и экономической конструкции города.

Вот что важно: вопрос будущего губернатора — это не то, какая у него будет фамилия, а вопрос формулирования стратегии развития города. Шараханья по маршруту от "туристического центра" к "образовательной столице" и до "северного Детройта" не только не помогают в осознании стратегической цели, но и заставляют экономические ресурсы города работать вхолостую. Петербург обладает инерционной привлекательностью. То есть в городе прельщает то, что сделано и заложено когда–то давно нашими предками. Но сделано настолько мощно и хорошо, что до сих пор об этом говорят, спорят, восхищаются.

Уже достаточно давно власти Петербурга эксплуатируют это прошлое, не привнося ничего нового в эту привлекательность (лозунг "в Питере — пить", кстати, так же эксплуатирует образы великого прошлого города). Впрочем, это не только проблема города. Вопрос формулировки внятных стратегических целей — это и федеральный вопрос. Нельзя называть себя великим городом или великой страной, не предлагая собственного образа будущего.

Игорь Павловский

Как и за что голосуем

Сначала осени представление о возможностях и технологиях избирательных механизмов в нашей стране заметно изменилось. Но все новое — это хорошо забытое старое, так что еще раз о выборах. Прежде всего это варианты, как и за что мы голосуем.Губернаторская кампания в Петербурге имеет два контекста: региональный и федеральный. Начнем с первого, когда выборы — возможность решить проблемы города. В зависимости от остроты таких проблем мотивируется и голосование.

Это может быть голосование от противного, по принципу: "Не знаю, каким будет завтрашний день, но точно не хочу продолжения нынешнего". Так голосовали в начале 1990–х. Так проголосовали в этом году в Хабаровском крае и Владимирской области. Другое мотив — позитивный. Когда выбирают образ будущего. Тут сложнее. Образы будущего у всех разные, между ними начинается конкуренция. Такое мы тоже проходили, когда одни партии в качестве позитивного завтра предлагали витрины Западной Европы, другие — социализм с человеческим лицом, третьи — имперский национализм.

Вопрос: а в современной политике есть конкуренция образов завтра? Или все, о чем идет речь, — это продленное настоящее, только чуть улучшенное? Есть ли у кого–либо в арсенале образы Петербурга XXI века? Как должен выглядеть город? Только без банальщины (чистота, зелень, отсутствие коррупции и бандитизма, наличие красивых девушек и галантных юношей). За все хорошее, против всего плохого.Наверное, до голосования от противного в Петербурге еще не дошло. Нет в городе такого кризиса власти. Но и с позитивным выбором тоже проблемы. Выбирать не из чего. Конечно, есть голосование за политические бренды и привлекательные лица. Выбор эмоциями, а не рассудком. И это тоже уже было. Но впереди почти год, так что образы будущего еще имеют шанс появиться. Посмотрим.

Теперь федеральный контекст, в котором город не самодостаточный субъект, а элемент внешней игры. Важнейшая федеральная задача — обеспечить транзит власти к 2024 году и управляемость второй столицей при данном маневре. На штурвале должны быть руки, гарантирующие спокойствие. Да и проект "запасной аэродром" для федеральных игроков тоже пока не отменяли.

И наконец, текущие события. Вот тут–то начинается интересное. Последняя неделя преподнесла неожиданности, предвещающие встряску. Статья Дмитрия Медведева о проблемах в экономике (нынешняя модель не справляется). Статья Валерия Зорькина о конституционной реформе (готовятся серьезные изменения). Другие события. Создается впечатление, что ноябрь–декабрь окажутся более чем содержательными. Если так, то данный федеральный контекст и определит будущие петербургские выборы. И варианты образов будущего, и потенциальных игроков, и степень отторжения происходящего.

Дмитрий Солонников