Фото: Антон Ваганов
Фото: Антон Ваганов

Президент "Эксмо-АСТ" Олег Новиков: "Интеграция "Буквоеда" и "Читай-города" свершится без масштабного ребрендинга и закрытия магазинов"

2170
Антон Тарануха
15 ноября 2018, 18:18

Президент издательской группы "Эксмо-АСТ" Олег Новиков в интервью "ДП" поделился планами развития книжной сети, объединенной московским "Читай-городом" и петербургским "Буквоедом", рассказал о потенциале петербургского рынка и убытках, которые терпит бизнес от действия пиратов.

— Олег Евгеньевич, в последнее время поступает разная информация об интеграции " Буквоеда " и "Читай-города": от полного ребрендинга до сокращения точек продаж. Какие изменения произойдут с магазинами в Петербурге и когда окончательно завершится процесс объединения?

— Стратегия развития остается неизменной. С другой стороны, меняются внешняя среда и внутренняя ситуация. На сегодняшний день по развитию и открытию новых магазинов Петербург является лидером в нашей стране, но расти дальше экстенсивно, то есть количественно, теми же темпами не получается. Даже по существующим магазинам в прошлом году и первой половине 2018-го произошло падение выручки. Все это требует внутренних изменений, повышения качества операционных процессов и эффективности. Нельзя говорить о том, что будет меняться ассортимент. Скорее, речь идет о повышении качества и его востребованности. Нужно решить проблему stock-out, сроков экспонирования новых книг на полках, большей вовлеченности торгового персонала. Может быть, необходим некий ребрендинг действующих магазинов, потому что многие точки открывались более 10 лет назад. Такие задачи стоят перед нами.

— Основатель "Буквоеда" Денис Котов недавно ушел с поста генерального директора компании. Как это событие отразится на планах развития сети?

— О закрытии магазинов речи не идет. Денис Алексеевич оставил операционное руководство, но продолжает быть акционером. Это его право. Обсуждение этого вопроса было. Мы продолжаем вместе быть акционерами. С другой стороны, он возглавлял сеть с момента ее основания. С тех пор маленький ребенок сильно подрос. Наверное, есть какая-то усталость от работы и желание сменить приоритеты.

— Вы упоминали о снижении выручки и падении прибыли "Буквоеда". Нет сомнений в потенциале петербургского рынка, учитывая, что по сравнению с Москвой конкуренция здесь намного ниже?

— По сравнению с Москвой в Петербурге действительно мало сетей. Но качество "Буквоеда" известно всем. Безусловно, ни о каком ребрендинге речи не идет. То, что они успешно реализовывали свою стратегию и занимали существенную долю на рынке, говорит о том, что у них не то что нет конкурентов, а нет сильных конкурентов. Качество представленного товара обеспечивает высокий уровень доступности книг в Петербурге. Кроме того, мы говорим о создании понятия "книжный магазин как часть социокультурной среды". Этот процесс тоже идет от магазинов "Буквоеда", которые были открыты, например, на Невском проспекте. Потенциал рынка есть. Сегодня книжные магазины конкурируют не только с FMСG-товарами, но и с другими каналами продаж: электронными, аудиокнигами и прочим цифровым форматом, а также Интернетом, который не несет арендных трат и предлагает более дешевые товары. Рынок развивается, открытия новых магазинов продолжаются. Да, ранее открытые точки испытывают проблемы из-за инфлюционной составляющей и роста арендных ставок. Все это давит и требует новых идей.

— На фоне объединения сетей появлялись разногласия между московским топ-менеджментом и структурой управления книжными в Петербурге. Осталась ли эта проблема или споры удалось прекратить?

— Споры и поиски оптимального решения — нормальная ситуация для любого бизнеса. Действительно, был проведен ряд коммуникаций по обмену опытом. Такая же работа ведется и в других книжных магазинах. Таким способом мы узнаем, какие инициативы можно было бы предложить петербургскому читателю. Были и критические замечания по работе магазинов. Например, почему многие книги появляются на прилавках магазина через 3-4 дня после поступления на склад? Почему процент книг, который вываливается из ассортимента, достаточно высок? Были вопросы и к мерчандайзингу. Но это были конструктивные обсуждения и поиск потенциала для развития, поэтому я ничего плохого в спорах не вижу. В нашей корпоративной среде это нормальное явление.

— По вашим прогнозам, в 2018-м и в последующие годы главным драйвером развития отрасли должны стать интернет-магазины. Сбывается ли прогноз и какую часть выручки сейчас занимает сегмент онлайн-продаж?

— Да, так называемый интернет-канал является одним из главных драйверов развития рынка. В этом году мы видим его рост на уровне 20%, как и было запланировано. Учитывая, что доля интернет-канала в продажах бумажных книг составляет более 20% от всего рынка, это уже достаточно существенные объемы. Динамика роста электронных книг, в первую очередь компании "Литрес" как лидера рынка, даже опережает наши ожидания: более 50% прироста продаж. Есть еще аудиокниги, у них высокая динамика, но их доля пока ничтожно мала. В то же время мы открываем новые книжные магазины. В частности, наша объединенная сеть в этом году открыла порядка 80 книжных. Мы намерены выйти на уровень 100 новых магазинов в год в целом по стране. Наш прогноз о росте рынка на 7% пока сбывается. В первой половине года мы видели рост на уровне 5%, но вторая половина внушает доверие. Надеемся, что еще 1-2% прибавится.

— Конкуренция между Интернетом и уличными точками продаж не приведет к постепенному закрытию магазинов?

— Конкуренция, безусловно, существует. Понятно, что скорость развития Интернета опережает скорость открытия книжных. С другой стороны, мы даем читателю новые возможности и впечатления. В этой ситуации магазины тоже вынуждены развиваться, искать новые средства коммуникации, формировать новые предложения и превращаться в культурно-досуговые центры. Это возможность не только купить книгу, но и с пользой провести время, как некая форма социализации.

— Вы выражали заинтересованность в присоединении к антипиратскому меморандуму и подписывали коллективное обращение к " Яндексу " и Роскомнадзору . Удалось ли продвинуться в этом вопросе и получить отклик?

— Книжное сообщество активно участвовало в дискуссии по данному вопросу, мы были частью консолидированной позиции правообладателей. Поэтому нас удивила ситуация, когда представители книжной отрасли не были приглашены к подписанию документа. Мы, собственно, и обратили на это внимание, сочтя это досадным недоразумением. Насколько я знаю, Роскомнадзор поддерживает нашу инициативу и не возражает против присоединения к меморандуму. Но позиция других участников мне пока неизвестна. Мы пока ответа не услышали.

— Какие проблемы может решить создание реестра пиратского контента, учитывая большое количество нелегальной информации, которая распространяется через соцсети, мессенджеры и мобильные приложения?

— Не совсем так. По нашим исследованиям, "Яндекс" выступает траффикогенератором для пиратских сайтов, особенно когда старые сайты закрываются, но сразу же появляются новые. Сегодня сделать это легко. Информация на "Яндексе" действительно оказывается востребованной. На наш взгляд, отказ от размещения ссылок на пиратские ресурсы улучшит ситуацию и сократит потребление нелегального контента. В свое время говорили, что и закон никак не поможет. Тем не менее именно его принятие было той точкой, когда негативный тренд увеличения доли пиратства и падения доходов авторов удалось переломить. С другой стороны, лучшее средство — качественный легальный сервис. Сегодня участники рынка развиваются, в том числе повышают свои удобства. Но, согласитесь, тяжело инвестировать в легальный сервис, когда есть бесплатная легкодоступная альтернатива. Сколько ни призывай людей читать за деньги, выбор не всегда очевиден, каким бы удобным легальный сервис не был. Мы видим эту проблему как комплексную. Такую же позицию разделяют другие правообладатели. Приятно, что "Яндекс" в целом согласился с нами.

— Можете оценить убытки, которые пираты наносят книгоиздателям?

— Любая оценка будет страдать, потому что мы говорим о потенциальных потерях. Сегодня мы видим, что на одно легальное скачивание приходится семь-восемь пиратских. Объем легального рынка при этом достигает 3 млрд рублей. Наверное, не приходится говорить о 20 млрд рублей, поскольку не все книги были бы куплены, даже если бы они были в платном доступе. Думаю, оценка на уровне 7-8 млрд рублей вполне релевантна. Есть еще одна проблема, которая девальвирует саму ценность и стоимость книги — как электронной, так и бумажной.