Фото: Елена Лехова
Фото: Елена Лехова

Из ног в ноги. "Пахита" в новой редакции: гранд–хит–шоу дрессированных танцовщиц

797
Алексей Лепорк
23 ноября 2018, 05:54

Как вспрыснуть адреналин в старый балет? Как реконструировать хореографию с драйвом? Тем более когда речь о балете Мариуса Петипа 1881 года. Ответ — сегодня вечером в балете "Пахита" Урал–оперы на сцене БДТ.

Из ног в ноги дошел только третий акт, остальное можно лишь вычитать в точных записях балетного текста, сохранившихся с начала XX века. Но как при этом поступить — археологически или вживляясь? Екатеринбургский театр не просто возродил, но придумал азартнейший спектакль.

Идея воссоздания принадлежала замечательному балетмейстеру Сергею Вихареву и тонкому ценителю искусств Павлу Гершензону. Именно они в свое время открыли новую балетную эпоху реконструкцией "Спящей красавицы" в 1999 году на сцене Мариинки. Но "Пахита" — не "Спящая" Чайковского, там нет волшебства и чуда. И потому первый придуманный ход — заново оркестровать музыку Дельдевеза, музыку, если честно, заурядную и полную банальностей. Но петербургский композитор Юрий Красавин превратил ее в фейерверк парада–алле. Все ноты на месте, но оркестр брызжет остроумием и подкидывает фокусы. Если вы склонны засыпать на балете, то здесь вас музыка не просто подбросит, но станет мечтой хмурого утра. Аккордеон, саксофоны, виброфоны, батарея ударных. Все наперегонки запускают петарды, все играет и сверкает. Даже полька для слона Стравинского покажется после этого академическим этюдом. Иосиф Бродский когда–то говорил, что если ввести ритм, то и плакаты застойного времени станут поэзией. А здесь все вибрирует и звенит. И притом не только ради забавы, но по делу и со смыслом. Вариации примы для аккордеона с большим барабаном — гранд–хит–шоу дрессированных танцовщиц.

Но и сам балет можно тоже взбодрить. И если первый акт кажется точной реконструкцией, то уже во втором вы понимаете, что значит прочесть пантомиму со смыслом. Он весь построен именно на ней. Но все эти жесты — как слова — можно произносить по–разному. А потому одна картина — немое кино на заре нового искусства. И декорации a la кабинет доктора Калигари даже самому неискушенному зрителю разъяснят как дважды два, что немое кино именно из балетной пантомимы и вырастало. А здесь — возникает заново, с упоением игры в декаданс. Следующая же картина — балетная разборка на отдыхе. По тексту все точно, а по смыслу упоительно забавно.

Ну и финал — как положено — grand pas со всеми трюками и всей балетной эквилибристикой. Но при этом без дополнительных атрибутов, а супрематически стильно. Просто заколачивание оточенных гвоздиков по канве.

Балет был задуман Сергеем Вихаревым, но затем, увы, его жизнь так абсурдно и преждевременно оборвалась в июне 2017 года. Однако Екатеринбургский театр поступил крайне благородно и затею не бросил, а реализовал, посвятив ее памяти Вихарева. Главный балетмейстер Урал–балета Вячеслав Самодуров впервые в своей жизни реконструировал старый балет и с этим не только справился, но насытил его бесконечной жизненностью. Все сделано, и артисты влились в эксперимент отменно.

Слова Дягилева "удивите меня" теперь уже стали клише. Но это как раз тот случай. И при этом самый сложный. Не просто скучноватая археология реконструкции. И не радикально бессмысленный бросок в сторону. А живая, ало притягательная кровь в заново родившемся спектакле. Мариинскому театру стоило бы посмотреть на это и со стыдом убрать из репертуара безмерно пошлую версию Смекалова. А всем балетным руководителям встать в очередь к Юрию Красавину. Ведь таких переоркестровок еще не было никогда.

Фестиваль "Дягилев P. S.", показывающий этот спектакль у нас, Дягилева бы, наверное, порадовал. Ведь, кажется, он любил музыку больше всего. Особенно для хороших ног. Екатеринбург порадовал еще больше. А нам остается запастись этой музыкой на серую зиму. Тонус гарантирован и без гимнастики любого рода.