Фото: Лидия Верещагина
Фото: Лидия Верещагина

Генеральный директор Российского аукционного дома Андрей Степаненко: "РАД сэкономит городской бюджет"

621
Мария Мокейчева
4 декабря 2018, 09:17

Почему Российский аукционный дом (РАД) начал заниматься госзакупками, что позволит компании занять 20% этого рынка на федеральном уровне и какие выгоды это принесет Петербургу, в интервью "Деловому Петербургу" рассказал генеральный директор АО "РАД" Андрей Степаненко.

РАД хорошо известен в Петербурге на рынке недвижимости. Кроме того, он занимается приватизацией федерального госимущества. С чем связан выход на рынок госзакупок?

— Когда РАД создавался в 2009 году, он был ориентирован на два направления работы. Первое — приватизация. Это наш конек: мы понимаем, что такое муниципальная, субъектовая, федеральная приватизация, знаем, как продавать здания, земельные участки, имущественные комплексы, пакеты акций. И вторая сфера — это продажа залогового имущества обанкротившихся предприятий, которая стала актуальна после кризиса 2008 года.

Но тренды стали меняться, появились законодательные новшества в сфере торгов. Сейчас мы движемся к тому, что с января 2019 года все торги по госимуществу будут электронными. В 2017 году появилось мнение, что нужно создавать универсальные площадки, которые будут базироваться на законе 44–ФЗ о госзакупках и при этом будут продавать госимущество.

Мы с момента основания работали в электронных торгах: с 2010 года — по приватизации, причем первые в стране электронные торги по госимуществу прошли именно в Петербурге на электронной площадке РАД Lot–online, с 2011–го — по банкротству, с 2012 года — по 223–ФЗ, имели там свою нишу, входя в перечень 20 крупнейших площадок — это притом, что всего в России их около 200. Поскольку РАД — лидер в сегменте приватизации, нас не могло не быть в списке площадок, которые проводят торги по госзакупкам по 44–ФЗ. Мы обратились в правительство, прошли отбор, и нас включили в официальный перечень. Потом мы проходили достаточно сложный процесс интеграции с Федеральным казначейством, затем — технический аудит. На это ушло ни много ни мало 1,5 года. И на сегодняшний день, подписав соглашение с Министерством финансов как с регулятором и с ФАС как с контролирующим органом, мы вошли в список площадок, уполномоченных для осуществления госзакупок. Соглашение это бессрочное.

Есть ли конкуренция на этом рынке?

— Сейчас есть восемь таких площадок. Представлены разные операторы: и частные, и прогосударственные. За счет этой конкуренции будет расти качество услуг и для заказчиков, и для поставщиков. Вообще надо сказать, что до 2016 года площадки, работающие по 44–ФЗ, ничем друг от друга не отличались. В 2017–2018 годах они стали модернизироваться, предоставлять различные сервисы. Какие–то площадки остались на прежнем уровне, другие ушли в коммерцию и стали предоставлять больше сопутствующих услуг.

В чем ваши преимущества, в частности, для петербургских заказчиков?

— Мы — единственная площадка, которая зарегистрирована в городе и исправно платит сотни миллионов рублей в виде налоговых отчислений в бюджет Петербурга. Я полагаю, что город ценит это. И сегодня помимо привычных для наших клиентов услуг по организации аукционных продаж мы предлагаем использовать нашу площадку РАД Lot–online для городских закупок. Это комплексный подход, и это отвечает общероссийскому тренду на создание универсальных операторов торгов.

Еще одно наше преимущество — наличие профессиональных сотрудников, которые готовы оказать техническую и консультационную поддержку заказчику и ответить на любые его вопросы. Это не сторонняя площадка, у которой в Петербурге два с половиной человека. У нас более 100 штатных сотрудников: юристы, служба техподдержки, программисты, разработчики. Все они готовы помогать и заказчику, и поставщику с закупкой.

Кроме того, мы пользуемся доверием в городе как крупный продавец недвижимости, в частности земельных активов. Мы знаем, что ни в Москве, ни в Московской области, ни в других регионах нет таких успешных продаж, какие мы обеспечиваем для города. Поэтому, когда мы предлагаем Петербургу комплексную услугу по продаже имущества и по закупкам, мы уверены, что можем принести городу реальную пользу.

Если посмотреть на Россию в целом, то определенный региональный вектор, конечно же, есть. Татарстан ведет закупки преимущественно через площадку в Татарстане, Московская область — через площадку РТС, Москва — через дочернюю площадку ВТБ и Москвы "Росэлторг". Так что размещать госзакупки на площадке, расположенной в регионе, — это объяснимо и понятно, потому что так удобно и комфортно как администрации (заказчикам), так и поставщикам.

Еще одно наше преимущество — это мобильное приложение "РАД Закупки", которое мы запустили в ноябре. Сейчас оно служит в основном для информационных целей, но, когда вопросы с цифровой подписью будут решены (а это должно произойти в ближайшие год–два), на нем можно будет осуществить и саму закупку. В настоящее время зарегистрированные клиенты ЭТП могут пользоваться оперативным доступом к персональным уведомлениям по событиям и закупкам, получению разъяснений, календарю событий, закупкам, документации и событиям по ним, реестрам контрактов и прочему. Уже выложена для скачивания версия для iPhone и Android, до конца декабря появится блок статистики — мы будем обновлять приложение раз в квартал.

Как вы оцениваете переход всех торгов в электронную форму, насколько он оправдан?

— На этой неделе планируется принятие в первом чтении закона, согласно которому с января 2019 года все торги по госимуществу будут электронными. Не исключено, что до конца года пройдут второе и третье чтения. Мировая практика разнообразна. В Германии, например, и сейчас подают предложения по цене "в конвертах". Но менталитет у немцев таков, что коррупционная составляющая сведена к нулю. Электронные торги преобладают в Корее — там в электронной форме проводится 90% аукционов. Многие развитые европейские страны: Англия, Италия, Франция — до сих пор используют классическую молоточную систему.

В комитете по собственности Госдумы обсуждается целесообразность перевода в электронную форму всех процедур. В частности, есть мнение ввести водораздел по цене. Допустим, до 100 млн рублей проводятся электронные торги, а после 100 млн рублей — классические, с молотком. Объясняется это тем, что человек, который приобретает акционерное общество за 100–300 млн рублей, может себе позволить командировку к месту торгов и проживание в гостинице. И это действительно так.

Например, когда мы продавали страховую компанию "Югория", стартовая стоимость которой составляла 2,8 млрд рублей, на торги приехали лично люди, которые принимают решения. Им, безусловно, неинтересен электронный аукцион.

Еще пример: мы будем по поручению правительства РФ продавать два недостроенных отеля Hyatt во Владивостоке. Скорее всего, покупателями выступят иностранцы из Китая, Японии, Кореи. Они, конечно, хотят классические торги, чтобы видеть конкурентов и не проиграть. Мы всегда выступаем за комбинированную схему, но если государство хочет сделать все торги электронными — будем исполнять.

Есть ли принципиальная разница между продажей госимущества и госзакупками?

— С точки зрения технической составляющей эти сегменты похожи. Ведь и аукционы мы проводим не только английские, на повышение цены при продаже, но и голландские — на понижение, так что тут все похоже. Но если посмотреть глубже, то по 44–ФЗ ты осваиваешь государственные деньги. Ты приходишь и тратишь их (поставляешь бумагу, строишь ЗСД — неважно). И площадка в данном случае должна лишь обеспечить безусловное функционирование, чтобы ничего не сломалось по ходу проведения торгов.

Что происходит при продаже имущества? Обратная ситуация: нужно найти, заинтересовать инвестора, который готов вложить свои деньги в экономику. Этим как раз занимаются организаторы торгов, в числе которых и РАД, всего же таких организаций в стране 24. Это инвестиционные банки, аукционные дома и другие федеральные агенты, уполномоченные продавать госимущество. Те, кто покрупнее, продают, например, активы уровня "Алросы". Те, кто помельче (вроде РАД), — активы стоимостью до 3 млрд рублей. И продают успешно, причем не только на электронных площадках. Они и инвестиционные сделки обеспечивают, и проектное финансирование ищут, и рекламную кампанию организуют. Без них актив не продать, сколько бы он ни стоил.

Например, на то, чтобы продать страховую компанию "Югория", ушло 5 лет. Чтобы сделать инвестиционный меморандум, мы сами платим 2 млн рублей и компенсируем их только после проведения аукциона. Сейчас все понимают, что эффективность торгов зависит от этапа роад–шоу, в ходе которого нужно привлечь двух–трех инвесторов, довести их до торгов — и дальше уже аукцион пройдет успешно.

А чем отличается маркетинг в сфере госзакупок?

— Что касается маркетинга и продвижения, то здесь основная задача — найти наибольшее количество поставщиков. И в результате конкуренции государству будет предоставлен товар или услуга по минимальной цене. Для этого необходимо сделать ресурс максимально доступным. Необходимо привлечь максимальное количество поставщиков. Сейчас у нас около 25 тыс. поставщиков, мы планируем, что в течение года их число вырастет до 50 тыс. Конкуренция возрастет, и город сможет получить большую экономию средств городского бюджета на аукционах и конкурсах, где электронной площадкой будет являться РАД Lot–online.

Вы выходите на рынок госзакупок позже других площадок. Какую долю рынка хотите занять?

— Цели надо ставить амбициозные. Наша стратегическая задача — занять 20% рынка закупок России. Мы ставим целью занять 50% рынка закупок Петербурга. Всего у нас в городе осуществляется около 70 тыс. закупок в год, то есть это около 35 тыс. закупок.

А в структуре работы РАД какую долю будут составлять госзакупки?

— Я был бы очень рад, если бы она была 50%. Не вижу смысла в том, чтобы одно направление превалировало над другими. С точки зрения развития компании было бы правильным, чтобы все направления были в паритете. Мы никогда не складывали все яйца в одну корзину, поэтому продаем и землю, и банкротные предприятия, до 20% выручки приносит нам филиальная сеть. Благодаря этому у нас стабильный бюджет. И если одно направление почему–то перестает работать, то оно компенсируется за счет другого. На сегодняшний момент у нас шесть продающих направлений и седьмое — госзакупки — должно стать определенным балансирующим фактором.

Интерес со стороны петербургских госзаказчиков уже ощущаете?

— Мы провели презентации в районных администрациях, и по линии районов уже начинаются закупки на площадке РАД. Работаем с рядом комитетов, например, КИО переходит на нашу платформу, мы активно сотрудничаем с комитетом по строительству. По другим регионам — у нас размещается правительство Москвы, Ленинградской области, ХМАО, правительство Республики Крым и Республики Дагестан… Из федеральных органов власти — МИД России, Совет федерации. Еще на нашей площадке размещает закупки "Росавтодор" и ТЭК Санкт–Петербурга.

Что касается Петербурга, то мы находимся в начале пути и полагаем, что для городских заказчиков мы будем особенно удобны, комфортны и технологичны.

Биография

Андрей Степаненко

> Работает в сфере управления и распоряжения имуществом с 1994 года.
> Является создателем и бессменным руководителем Российского аукционного дома.
> С 2004 по 2012 год возглавлял Фонд имущества Санкт–Петербурга.
> C 2013 года — президент, а с 2016–го — вице–президент Российской гильдии управляющих и девелоперов.
> Член Генерального совета Общероссийского общественного объединения "Деловая Россия", глава комитета по торгам.


Справка

АО "Российский аукционный дом" (РАД)

> Всероссийская универсальная площадка для проведения сделок с имуществом. Компания основана 31 августа 2009 года.
> Имеет представительства и филиалы по всей территории РФ.
> В 2017 году на площадке РАД состоялось около 11 тыс. сделок по всей России. Примерно 3500 из них РАД подготовил и провел в качестве организатора торгов.
> Проводит электронные торги и закупки на собственной электронной площадке РАД Lot–online.