Глава комитета имущественных отношений Валерий Калугин
Фото: Валентин Беликов
Глава комитета имущественных отношений Валерий Калугин
Фото: Валентин Беликов

Услуги КИО как товар. Валерий Калугин об оптимизации работы комитета и свободе предпринимательства

9942
Лилия Агаркова
14 марта 2019, 09:18

Через 3–4 месяца в городе упростят регламенты предоставления участков и помещений, а также удвоят число сдаваемых в аренду объектов. О реализации этих планов глава комитета имущественных отношений (КИО) Валерий Калугин рассказал "ДП".

Сложилась такая ситуация, что бизнес, арендующий городскую собственность, и КИО оказались по разные стороны баррикад. Как комитет планирует выходить из этого положения? Будут ли меняться принципы взаимоотношений власти и предпринимателей?

— Сложившаяся ранее структура КИО сейчас никого не удовлетворяет. Именно поэтому мы начали преобразования по нескольким направлениям. Вносим изменения во внутреннюю систему работы, типовые формы договоров, в схему размещения нестационарных объектов, а также технические процессы и регламенты. Есть федеральное законодательство, законы Петербурга, и есть положение о комитете — все эти правовые нормы мы должны соблюдать и исполнять. КИО уполномочен предоставлять определенные госуслуги и выполнять ряд функций. В общей сложности их около 90. Мой замысел оптимизации работы КИО в том, чтобы сначала осознать основные технологические процессы и разобраться с нормативной базой комитета, по которым мы выполняем те или иные услуги, а затем усовершенствовать их.

Есть уже идеи, какие процессы можно улучшить?

— Для примера: при рассмотрении одного из действующих регламентов специалисты комитета нарисовали на доске огромное количество квадратиков–шагов, которые надо пройти, чтобы получить госуслугу. Когда я посмотрел на эти квадратики, то понял: пройти их — все равно что прогуляться по минному полю. Наша задача — уменьшить число этих шагов. Подход здесь следующий: какие–то действия сотрудников комитета прописаны в законодательстве, и мы обязаны их выполнять. А другие — лишние ступени, а значит, дополнительные барьеры, и их мы убираем. Регламенты перерабатываются с ходу. Работа во всех подразделениях идет параллельно, каждую неделю в два–четыре регламента вносим исправления. Таким образом постепенно поменяются все внутренние процессы комитета и подведомственных учреждений. Это займет несколько месяцев, но в результате скорость прохождения всех процедур увеличится минимум в 2 раза. Сейчас у сотрудников КИО огромный объем работы: на приеме и выдаче договоров, актах сверки, обработке тысяч обращений. Поэтому арендатору не получить профессиональную консультацию комитета даже по самому тривиальному вопросу. Когда изменятся регламенты, процесс взаимодействия арендаторов и комитета значительно упростится. Часть работы может уйти на уровень районных агентств. При этом все процедуры, даже делопроизводство, будут сквозными: с общей аналитикой, статистикой и общим контролем. В первую очередь планируется наладить взаимодействие между комитетом и ГКУ "Имущество Санкт–Петербурга". Чтобы мы наконец прекратили бесконечно терять и искать арендные дела. Если рассматривать госуслуги КИО как товар, то я как начальник цеха или технолог должен их реализовать с минимальными затратами как для себя, так и для потребителя.

Подразделения КИО появятся во всех районах Петербурга?

— Не во всех. Юристы просчитывают, какие именно функции можно передать на уровень районов. Думаю, будет четыре–пять подразделений на город и еще одно, центральное, разместится здесь, в "Невской ратуше". На эту работу мы отвели несколько месяцев — возможно, 3–4. Скорость реализации этой задачи будет зависеть от кадровой ситуации в подведомственных госучреждениях. Мы планируем провести ротацию сотрудников, но за счет имеющихся резервов — в рамках нынешнего штатного расписания. Из бюджета мы не попросим ни копейки.

Планирует ли комитет запретить субаренду госимущества?

— Наше федеральное законодательство достаточно консервативно. Но если в нем нет прямого запрета на субаренду, то зачем его вводить на уровне региона?

Бедный бизнес сегодня крутится как может, если ему еще и борьбу с бюрократией навязывать… Нет, я сторонник свободы предпринимательства. "Не пущать" — это не мой метод.

Согласно федеральным правилам новые участки и помещения должны разыгрываться на торгах. Из–за этого возникла армия спекулянтов, они выигрывают, получают участки, не платят в бюджет, а потом исчезают, окупив первый платеж. Какой вы видите выход из этой ситуации?

— Проблема спекуляций на торгах существует, отрицать ее бессмысленно. Но вы правильно отметили, что необходимость проведения торгов установлена на федеральном уровне, равно как и требования к процедуре торгов. Оснований для недопуска кого–либо к аукциону, кроме тех, что прописаны в законе, нет. Торги по размещению НТО, например, проходят на электронной площадке. Мы не видим и не знаем их участников.

Таковы условия конкуренции, которые мы должны соблюдать. И с этой точки зрения появление спекулянтов можно считать результатом конкуренции. Однако я не вижу ничего плохого в завышении цен на наши объекты. Мы, наоборот, должны стремиться к росту капитализации госсобственности. Чем дороже земля или помещение, тем богаче город, тем больше развита его инфраструктура. Другое дело — последующий контроль за использованием ушедшего с торгов имущества.

То есть вы планируете ужесточить контроль за платежной дисциплиной?

— Если первым шагом мы открываем шлюзы — организуем доступ к госимуществу, систематизируем процесс, то вторым полностью меняем систему контроля. Это правило пряника и кнута, если хотите. Статистику по платежам я собираю каждый день. Система контроля работает так: наступает первый платежный период, если в течение 3 дней платеж не приходит, арендатору поступает звонок. Специалист комитета узнает причину неоплаты, уточняет сроки внесения платежа, проводит разъяснительную работу в случае образования задолженности и так далее. Если в течение недели платежа по–прежнему нет, то направляется претензия. Игнорирование претензии, в свою очередь, приводит к судебному иску. А затем суд и выселение силами комитета по контролю за имуществом. До суда у предпринимателя есть примерно месяц, чтобы все уладить. Также мы сейчас налаживаем активное взаимодействие с прокуратурой, службой судебных приставов, налоговой службой. Еще раз, схема такая: 3 дня на платеж — звонок — через месяц суд — расторжение договора и выселение.

Сейчас для обзвона должников выделена специальная группа. Только за одну неделю были достигнуты договоренности об уплате более 36 млн рублей. Условия для ведения предпринимательской деятельности на городских объектах мы создаем: упрощаем схемы заключения договоров, сокращаем согласования с другими комитетами, разрешаем субаренду и так далее.

Предоставив бизнесу надлежащие условия, абсолютно резонно с нашей стороны ждать от него адекватной обратной реакции, в частности в виде своевременных арендных платежей. Задача: не только в 2 раза увеличить поток объектов от КИО на рынок, но и наладить четкий контроль за их использованием. Оплата госимущества должна быть неотвратима.

В городе очень непростая ситуация с нелегальной торговлей, власть с ней как бы борется, но, так как бюрократии много, проще для некоторых не проходить длинный затратный путь без гарантии, а торговать нелегально. Может быть, всю нелегальную торговлю узаконить и просто брать с нее деньги для пополнения бюджета?

— Вот смотрите, бизнесу совершенно точно надо дать свободу, но свобода должна быть внутри определенных правил. Во всем цивилизованном мире идет регулирование земельных отношений. Мы тоже живем в правовом государстве, а предприниматели не в пустыне торгуют. Нельзя сказать: торгуйте на Невском все, кто хочет и чем хочет. Потому что, во–первых, помимо предпринимательского сообщества есть еще и просто граждане. Во–вторых, есть правила. Поэтому свобода должна быть в рамках установленных норм. Другое дело, что и эти нормы должны быть в пределах допустимой разумности. Некоторые из них на уровне субъекта мы в силах и даже должны регулировать. Но есть нормы федерального законодательства, которые региональные органы госвласти не могут не исполнять. В Петербурге помимо КИО есть и другие профильные комитеты. И каждый из них, исходя из этих самых норм, в той или иной степени в пределах своей компетенции должен участвовать в процессе распоряжения госсобственностью. Бизнес — это не свобода от закона. Если взялся за бизнес на конкретной территории, то закон надо соблюдать. Да, свобода, но внутри правил.

Что будет с торговыми павильонами, которые выходят за согласованные параметры, срок их аренды не определен — им давали разрешение "достоять" до конца 2019 года. Срок будет продлен?

— Мы сейчас отменили комиссионное продление договоров под НТО. Всем владельцам временных торговых объектов готовы продлить договоры, но при условии соблюдения трех правил: нет долгов по оплате, параметры соответствуют нормам, нет грубых нарушений условий договора (например, не ведется торговля алкоголем).

Что касается "неформатных" НТО, построенных до 2007 года, то для начала нам необходимо провести инвентаризацию этих объектов.

По автолавкам, напомню, конкурсная процедура распределения мест была введена по инициативе самих предпринимателей. Но грядущими поправками в закон о торговле для автолавок вообще предусматривается особая процедура — вне договора, поэтому будем анализировать вопрос после внесения поправок.