Попробуй возрази. "Иисус. Опыт исторического расследования" Юлии Латыниной

1480
Дмитрий Губин
26 апреля 2019, 09:05

Когда Алексея Венедиктова, историка по образованию и начальника Латыниной по эфирам на "Эхе Москвы", спрашивают, что он думает о латынинском "Иисусе", тот возводит очи горе и говорит, что книга хороша тем, что провоцирует интерес к истории христианства. (О, мастера слова!) Когда же о книге Латыниной спрашивают митрополита Илариона (Алфеева) или отца Всеволода (Чаплина), те отвечают, что она спекулирует на теме христианства. (Впрочем, они бы и Новый Завет, не будь тот одобрен издательским советом РПЦ, объявили спекуляцией на вкусах толпы.)

Но, как бы то ни было, даже интеллектуалы насторожатся, если им скажут, что расследование Латыниной сводится к тому, что Иисус был вовсе не богом любви и смирения, подставляющим левую щеку после удара по правой. По ее версии, он был лидером секты религиозных фанатиков, ведущих джихад против неверных, возглавившим вооруженный переворот в Иерусалиме (известный как изгнание торговцев из храма) — и поплатившимся за то жизнью.

При этом любой человек, читавший Четвероевангелие просто как текст, непременно спотыкался о частые неувязки слов и дел Иисуса с той благостной идеей смирения и добра, к которой, в общем, пришло христианство — по крайней мере западное. Иисус не только устроил погром в храме (Pussy Riot на его фоне просто девочки), он публично заявлял, что не мир принес на землю, но меч и что пришел разделить "человека с отцом и дочь с матерью", ибо "враги человека — домашние его" (Мф.10.35–36). При этом, как иронично заметил Бернард Шоу в эссе "Почему я не христианин", там, где Сократ доброжелательно выслушивал оппонента, Иисус немедленно грозил несогласным всеми муками ада.

Попыток сгладить противоречия адептами Христа было предпринято немало, но и попыток смотреть на Библию как на документ, не избежавший вымарываний, импликаций и искажений, было не меньше. Некоторых историков, пытавшихся реконструировать жизнь Иисуса из Назарета не как бога, а как человека, Латынина упоминает уже в предисловии. Реймарус, Швейцер, Эйслер, Брендон, Вреде… В свое время их труды вызывали скандалы, сейчас это классика. Но, поскольку такой отстраненный подход в современной России почти не практикуется, латынинское сравнение сотоварищей Христа с большевиками и представителями одной запрещенной непроизносимой организации (из чего следует, что Христос был эдаким Бен Ладеном или Лениным) должно у многих вызывать мелкую хвойную дрожь.

Однако возразить Латыниной крайне непросто, что знает любой, кто хоть раз слушал ее на "Эхе", причем по любой теме: что по истории войны чеченской, что по истории войны иудейской. Она притирает друг к другу имена, даты, не забывая ссылаться на источники, — чтобы возражать, нужно знать материал не хуже ее. Она, несомненно, энциклопедистка: выросла в СССР, где этот талант считался необходимым для интеллигента.

Однако СССР рухнул, дар утрачен, и какой специалист–библеист в полемику с Латыниной вступит? Понятие "современная российская библеистика" — само по себе практически оксюморон. Потому что для развития любой науки (и библеистики тоже) требуется научная мысль и научный спор. Как вы себе представляете этот спор, если на каждый тезис в публичном пространстве немедленно следует антитезис в виде статьи за "оскорбление чувств"? Это примерно так, как если бы вести марксистские дискуссии в СССР.

Так что мой совет — "Иисуса" Латыниной непременно читать. Читать нелегко — примерно так же непросто, как, скажем, "Историю Бога" знаменитой Карен Армстронг. Но полезно. Узнаете, по крайней мере, что Израиль и Иудея не одно и то же. Или что пресловутый храм, куда явился наводить христианские порядки Иисус, был размером не с храм Христа Спасителя, а с 20 футбольных полей…

Ну, в общем, очень точно все Венедиктов про эту книгу сказал. Присоединяюсь.

Топ–3

Самая продаваемая деловая литература в Петербурге

«Самый богатый человек в Вавилоне», Д.С. Клейсон

«Монах, который продал свой «феррари», Р.С. Шарма

«Думай медленно… решай быстро», Д. Канеман

По данным сети магазинов «Буквоед