Фото: РИА
Фото: РИА

Долги на дрожжах. Сити Инвест Банк выиграл первый раунд в борьбе за возврат 9,2 млрд рублей от производителя кваса "Дека"

14098
Евгений Петров
16 мая 2019, 00:12

Петербургский Сити Инвест Банк выиграл первый раунд в борьбе за банкротство крупного производителя кваса — АО "Дека". В дочернем обществе последнего, ООО "Дека СПб", новгородский арбитражный суд ввел процедуру наблюдения до 19 августа из–за долга 483 млн рублей. Совокупная сумма требований банка и связанных с его акционерами компаний к АО "Дека" и аффилированным с ним лицам превысила 9,2 млрд рублей.

Новгородское АО "Дека", по оценке АС Nielsen, по итогам 2017 года занимало 35% российского рынка кваса с учетом производства частных марок для торговых сетей "Лента", "О’Кей", "Магнит" и др. Собственные марки кваса АО "Дека" — "Никола", "Степан Тимофеевич". На квас приходится 76% общего объема производства, говорится в отчетности "Деки". В совет директоров компании в 2015 году вошел шоумен Николай Фоменко (на фото). "Дека" производит пиво под брендами "Жигулевское", Cesky lezak, выпускает бутилированную воду "Серебряный родник", вышла в 2017 году на рынок энергетических напитков с торговой маркой S.O.V.A.

Первый иск о взыскании 1,25 млрд рублей Сити Инвест Банк подал в феврале текущего года в петербургский арбитраж сразу к девяти компаниям. Ответчиками помимо "Деки" стали четыре ее дочерние компании: "Дека СПб", "Новгородские напитки", "Степан Тимофеевич", "УК Дека", два ее совладельца — "Дженерал инвест" и "Секьюрити мейджор", принадлежащие офшору с Британских Виргинских островов, а также "МД Консалт" и "Аквитания". В марте последовали уже банкротные иски в новгородский и московский арбитражные суды к четырем компаниям. Параллельно банк инициировал личное банкротство гендиректора "Деки" Николая Левицкого, который считается конечным бенефициаром группы компаний. Примечательно, что компании, связанные с акционерами Сити Инвест Банка, подали иски к тем же должникам на 7,5 млрд рублей.

Истцами на 7,5 млрд рублей стали ООО "Геликон" (два иска на 3,2 млрд рублей поданы ко всем девяти компаниям, связанным с АО "Дека") и ООО "Нева–Лизинг" (иск на 4,3 млрд рублей к тем же ответчикам). Первые слушания состоятся в конце мая.

Семейный банк

Как следует из структуры акционеров Сити Инвест Банка, опубликованной ЦБ, 9,97% акций банка напрямую принадлежат "Нева–Лизинг". Через сложную цепочку юрлиц компания имеет влияние еще на 16% банка. Владельцем "Нева–Лизинг" является офшор с Британских Виргинских островов Unitrade Advance Ltd. ООО "Нева–Лизинг" принадлежит 17% ООО "Аспект" и 15% ООО "Веста плюс". "Аспект" через 90% доли в ООО "Форум" владеет 7,9% банка, оставшиеся 10% в "Форуме" принадлежат Марине Березовец, которая является тещей Леонида Шоршера, напрямую владеющего 21,98% банка. Ей же принадлежит и 19% в "Веста плюс", еще 11% которой владеет Юлия Дядичкина, жена председателя правления банка Павла Дядичкина, который напрямую владеет 14,2% акций банка.

ООО "Геликон", требующее с АО "Дека" и его компаний 3,2 млрд рублей, в свою очередь, связано с членом совета директоров банка Сергеем Камзиным, которому принадлежит 19,5% банка. Учредителем компании является ООО "Адэкс", генеральным директором которого до 30 апреля работала мать Камзина Людмила. "Адэкс" выступил учредителем ООО "Балтком Санкт–Петербург", которое напрямую владеет 6,71% банка. Таким образом, Сергей Камзин и его родственники формируют группу, контролирующую 26,2% банка. Примечательно, что "Адэкс" 30 апреля сменил генерального директора, что, вероятно, связано с выходом спора за не возвращенные АО "Дека" кредиты в публичную плоскость.

Давление на активы

Сити Инвест Банк имеет один головной и один дополнительный офисы в Петербурге. В рейтинге Интерфакса банк занимает 251–е место по размеру активов в банковской системе страны (15–е место среди 24 петербургских банков).

По итогам I квартала активы банка составили 6,8 млрд рублей, уровень просроченной задолженности — 10%. При сложении сумм всех исков получается, что банк и связанные с его акционерами компании требуют с производителя кваса 9,2 млрд рублей, что больше активов банка в 1,35 раза.

По нормам ЦБ максимальный кредитный лимит на группу заемщиков не может превышать 25% капитала, который на 1 апреля текущего года у банка составлял 1,6 млрд рублей. Между тем напрямую с компаний группы "Дека" Сити Инвест Банк требует 1,25 млрд рублей, что равно 78% его капитала.

В материалах иска указано, что это задолженность АО "Дека" по кредиту $6,66 млн плюс пени в размере $12,5 млн, начисленные с декабря 2017 года. Остальные компании группы привлечены в качестве поручителей, им начислены штрафные проценты за неисполнение договора поручительства.

Вероятно, "Геликон" и "Нева–Лизинг" стали кредиторами "Деки" как раз для того, чтобы соблюсти требования по нормативам ЦБ. В Сити Инвест Банке отказались уточнить сумму требований.

Иски множатся

Арбитраж уже ввел наблюдение в дочерней компании АО "Дека" — "Дека СПб" — по банкротному иску Сити Инвест Банка.

Как следует из материалов дела, долг в сумме 483 млн рублей образовался из кредита в размере 250 млн рублей, выданного Сити Инвест Банком АО "Дека" в 2010 году, дочерняя компания выступала по кредиту поручителем. Остальная часть долга — накопленные проценты и штрафные пени. В банкротное дело пытается войти и Юникредит Банк, следует из картотеки арбитражных судов. Сумма долга перед банком пока не раскрыта. Разбираться со сложными схемами долгов будут суды Великого Новгорода, Петербурга и Москвы (иски поданы по месту нахождения ответчиков).

Древние проблемы

В "Деке" запрос "ДП" по перспективам дальнейшей деятельности компании проигнорировали.

В компании сложилась весьма непростая ситуация. С начала года работники подают иски в суды о взыскании задолженности по зарплате, прокуратура выписала штраф за несоблюдение трудового законодательства. В апреле возбуждено уголовное дело из–за уклонения АО "Дека" от уплаты НДС на 26 млн рублей. Из отчетности АО "Дека" следует, что по итогам 2017 года выручка сократилась на треть, до 2,9 млрд рублей, прибыль упала в 14 раз, до 15 млн рублей, по сравнению с предыдущим периодом. Стоимость чистых активов на тот период составляла 762 млн рублей. "Дека" связала снижение показателей с холодным летним сезоном и сокращением потребления кваса. Отчетность за 2018 год еще не опубликована.

Взаимоотношения Сити Инвест Банка с АО "Дека" начались в 2010 году. Тогда банк фигурировал в качестве наблюдателя за корпоративным спором двух совладельцев компании (Андрея Манского и Константина Баринова) из–за долгов по смежному бизнесу — солодовни "Невский берег". Впоследствии солодовня отошла за долги Промсвязьбанку, Баринов признан банкротом, а Манский продал свою долю в "Деке" Николаю Левицкому, который к 2014 году стал полноправным владельцем компании. На тот момент он занимал должность президента "ГЕОТЕК Холдинга", ранее был президентом компании "Еврохим" и вице–губернатором Республики Коми в период правления там Вячеслава Гайзера, ныне ожидающего приговора по обвинению в руководстве преступным сообществом.

"Даже после победы в суде деньги еще надо взыскать, а с этим могут возникнуть сложности", — полагает Алексей Литовченко, эксперт департамента проблемных активов ГК "Рыков групп". В случае если Сити Инвест Банку не удастся получить с производителя кваса 1,25 млрд рублей, потери для его капитала будут драматичными.

Вероятно, Сити Инвест Банку следовало позаботиться о своих кредитах пару лет назад, до ухудшения финансового положения "Деки". В конце прошлого года Промсвязьбанк отсудил у этого же должника 99 млн рублей, но денег пока тоже не получил: АО "Дека" подало апелляцию на решение о взыскании, но 30 апреля 2019 года суд ее отклонил.

В контексте

За последние 5 лет более 400 банков лишились своих лицензий. Единицы из них сдали ее добровольно, и единицы — пытались спорить и бороться за ее возврат. Принцип отечественной банковской системы, когда банк работает исключительно на благо бизнеса своего акционера, сходит на нет.

Действительно, ни для кого не секрет, что банки в попытках соблюсти ежедневно ужесточающиеся требования регулятора начинают придумывать, рисовать и реализовывать различные схемы. Снизить нагрузку на капитал, спрятав просроченные кредиты или перекредитовав дружественного клиента, существенно превысив все мыслимые и немыслимые лимиты кредитных рисков, — почти цель для сохранения бизнеса.

Чем больше по масштабам банк, тем темнее в нем воды: регулятор вряд ли сумеет быстро добраться до конкретной сомнительной схемки, и банковский планктон это знает. Авось, пока доберется, не станет или клиента, или ответственного сотрудника банка. Десятки тысяч клиентов, сотни тысяч сделок. Спешат в крупные банки радостные клиенты, желая распылить свои проблемы на масштабы банка. И спешка ускоряется, если клиенты знают, что именно в этом банке работает пресловутый принцип индивидуального подхода: ради удовольствия клиента можно и глаза закрыть на тот или иной факт, идущий поперек требований риск–моделей.

К сожалению, в малых региональных банках данный принцип не срабатывает: масштабов бизнеса как раз и не хватает. То преимущество, которым малые банкиры гордятся (собственник сидит в соседнем кабинете, ему можно пожать руку и при случае даже вместе сходить в баню), и есть их ахиллесова пята.

Не желая отказывать клиенту, банкиры ради сохранения собственного бизнеса идут на ухищрения, которые обязательно рано или поздно превращаются в дефолт, потом в огромную дыру в балансе и приводят к потере лицензии. С недавних пор еще и риски уголовного преследования добавились.

Кредитуя сомнительно устойчивый бизнес, завтра при его первом финансовом колебании банк вряд ли наберет достаточно широкой клиентской массы для того, чтобы размыть потерю новыми и новыми кредитами: крупные банки давно забрали клиентов, оставив иссякающий ручеек малого бизнеса.

Усугубляется ситуация и в том случае, если банк еще с момента своего основания, желательно в 1990–е, предпочитал кредитовать бизнес собственных акционеров или близких друзей. В Петербурге есть вполне себе свежий пример, когда внешне устойчивый и достаточно крупный банк лишился лицензии после внеплановой проверки, которая обнаружила дыру в балансе. И все потому, что проблемы клиента банк пытался заретушировать какими–то схемами.

Конечно, нормативы относительно максимального размера кредитного риска на связанные стороны и на аффилированных с банком лиц обязательны к выполнению. Их нарушение влечет за собой меры регуляторного реагирования, вплоть до отзыва лицензии. Однако на практике (и это не является секретом или открытием) как небольшие частные, так и очень крупные банки данные ограничения обходят. Создается ряд компаний, которые по формальным признакам не попадают под критерии связанности. На них и выдаются кредиты. В тот момент, когда в банке начинает работать проверка регулятора, подобные схемы вскрываются, и банк получает предписание. Как вариант: подача исков как раз и может быть связана с реакцией кредитной организации на меры надзорного реагирования.
Карина Артемьева
Одновременно подавать несколько исков по одному делу в разные суды невозможно. Такие иски подлежат оставлению без рассмотрения во избежание вынесения противоречащих друг другу решений. В данном случае на основании одного кредитного договора Сити Инвест Банк делает два действия: подает иск в суд для реализации попыток принятия по нему обеспечительных мер, а также подает заявление в суд о признании должника банкротом. Это необходимо для перехвата контроля над управлением неплатежеспособным предприятием. Поэтому это не конкурентные, а сателлитные действия.
Осип Румянцев
управляющий партнер адвокатского бюро "Румянцев Лигал"