Фото: vostock-рhoto
Фото: vostock-рhoto

Банкротство параллельно. Сбербанк банкротит владельца предприятий "МВС–агро" и "Кладовая солнца" Вадима Шварца

8104
Дмитрий Маракулин
21 мая 2019, 06:58

Сбербанк банкротит владельца сельхозпредприятий "МВС–агро" и "Кладовая солнца" Вадима Шварца, требуя с него 170 млн рублей. Одновременно он привлечен к субсидиарной ответственности по долгам "МВС–агро" на 700 млн рублей.

Предприниматель из Ленинградской области Вадим Шварц оказался одновременно фигурантом двух процессов. Как отмечает адвокат адвокатского бюро "S&K Вертикаль" Сергей Высоцких, закон не предусматривает единой процедуры банкротства ни нескольких компаний, входящих в одну группу, ни компании совместно с ее бенефициарами. Поэтому параллельные банкротства компании и контролировавших ее лиц — не редкость.

В первом деле Российский сельскохозяйственный банк, обратившийся в арбитражный суд еще в 2017 году, банкротит созданного в 2010 году производителя овощей "МВС–агро" (Тосненский район Ленобласти). Поводом к взысканию банком 108 млн рублей стал кредитный договор, заключенный в 2015 году с компанией "МВС–агро": компания нарушила его условия. К банкротству подключились и другие кредиторы сельхозпроизводителя, в том числе банки Сбербанк, СИАБ и "Открытие", а также ФНС. Размер заявленных претензий составил около 700 млн рублей. В феврале 2018 года Арбитражный суд СПб и ЛО признал "МВС–агро" несостоятельной.

В рамках этого процесса в январе нынешнего года конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении Вадима Шварца к субсидиарной ответственности, но без указания размера задолженности. 14 мая арбитраж признал требование обоснованным и удовлетворил его. Однако дальнейшее рассмотрение заявления управляющего приостановлено до окончательного расчета с кредиторами, после завершения этой процедуры можно будет определить размер недостающей суммы.

Параллельно в Арбитражном суде СПб и ЛО Сбербанк добивается признания Вадима Шварца несостоятельным как физическое лицо, в этом случае размер взыскания составляет 169,6 млн рублей. В материалах арбитражного дела нет данных о том, каким образом появилась задолженность перед банком. Однако не исключено, что повод к требованию дали два кредитных договора, заключенных Сбербанком с "Кладовой солнца" в 2015 и 2016 годах. Тогда банк открыл компании две кредитные линии для пополнения оборотных средств с общим лимитом 150 млн рублей. Задолженность по этим кредитам была просужена банком в третейском суде, на основании этого решения Тосненский горсуд Ленобласти выдал исполнительный лист на принудительное исполнение судебного акта.

Арбитражный суд Санкт–Петербурга и Ленобласти признал финансовые претензии Сбербанка к Вадиму Шварцу обоснованными, ввел реструктуризацию задолженности ответчика и назначил ему финансового управляющего. С самим бизнесменом "ДП" связаться не удалось.

По закону о банкротстве в деле о несостоятельности, например, бывшего директора все его кредиторы вынуждены ждать результатов разрешения вопроса о его субсидиарной ответственности перед компанией, которой он руководил, в деле о банкротстве самой компании. "Даже уже вырученные на торгах средства распределить между кредиторами директора не получится, закон обязывает дождаться решения вопроса о том, сколько директор должен компании, пострадавшей от его руководства. Происходит это после реализации всех активов компании. Поэтому сначала в таких случаях решают, есть ли основания для ответственности, а только в конце процедуры банкротства определяют ее размер", — поясняет Высоцких.

Подобный механизм, обращает внимание юрист, призван защитить кредиторов компании, бенефициар которой вывел ее активы и решил форсировать их продажу дружественным кредиторам уже в своем банкротстве. Однако такие правила, конечно, не придают скорости процедурам несостоятельности.

Бывают и вовсе курьезные случаи, отмечают в адвокатском бюро "S&K Вертикаль". Так, дела о банкротстве ООО "Антонио–Пицца" (Набережные Челны) и ее директора Антоняна Аршалуйса фактически приостановили друг друга. В первом случае было неясно, сколько директор должен компании, потому что за счет его имущества планировали погасить часть ее долгов. А в деле о банкротстве самого директора не могли начать распределять средства из–за неясности того, сколько же он должен компании. Этот парадокс пришлось разрешать суду кассационной инстанции: директора обязали вернуть все долги компании вне зависимости от того, сколько будет выручено от продажи его имущества.