Фото: Михаил Тихонов
Фото: Михаил Тихонов

Канал в будущее. Исторической судьбой Петербургу предназначено быть столицей российских инноваций

1949
Дмитрий Прокофьев
27 мая 2019, 06:15

Петербург чаще всего называют культурной столицей, подразумевая в первую очередь Мариинский театр и Эрмитаж. Или имперской, имея в виду дворцы и царские памятники. Знатоки говорят о Петербурге как о родине конструктивизма. Реже всего его называют инновационной, научно–технологической столицей страны.

Смузи слободы и Сколково

Нас подводят стереотипы. Слово "инновация" вызывает образ небоскребов, взмывающих ввысь, или полей Кремниевой долины с офисами ай–ти–миллиардеров. С поправкой на российскую специфику — инновации — это комбинаты и конвейеры. По строительству жилья и перекладыванию плитки. Бешеные скорости и темп жизни. Супермагнит, притягивающий человеческий ресурс. Короче, Москва.

Как вариант: инновации — это креативный городок вдали от административных башен. Этакий смузи из Немецкой слободы времен государя Алексея Михайловича и Академгородка 1960–х, взбитый в современном духе блендером правительственных программ из бюджетных нефтедолларов. То есть Сколково.

Нечто совсем непохожее на неторопливую, как течение Невы, Северную столицу.

Родина технологий

На самом деле именно Петербург — историческая российская столица супертехнологий. Этот город таким и создавался. Можно иронизировать над попытками Петра I воспроизвести в дельте Невы завороживший его Амстердам с его сетью каналов, служивших голландцам проспектами. Но для ХVIII века они (и технологии их строительства) были самый что ни на есть хай–тек, единственный надежный инструмент доставки больших объемов навалочных грузов. "Промышленная революция" в Англии произошла не раньше, чем была создана их сеть, позволившая обеспечить транспортировку угля к доменным печам.

Каналы — а не дороги, которые научились как следует строить только на рубеже ХХ века, — были кровеносной системой рождающейся экономики Нового времени. Для Петербурга, созданного в удалении от российских сельскохозяйственных центров, вопрос логистики был ключевым. Необходимость решения этого вопроса стала драйвером строительства Вышневолоцкой, Тихвинской и Мариинской водных систем, соединивших бассейны Балтийского моря и Волги, главной российской транспортной артерии. Для экономики России XVIII–XIX веков этот комплекс гидротехнических сооружений имел значение не меньшее, чем Транссиб в веке ХХ. Канал символизировал надежность коммуникаций и гарантированную доставку больших объемов товаров с минимальными издержками. Запомним эту фразу, она нам пригодится.

От гения — гению

И фундамент другого великого инновационного прорыва был заложен в Петрограде 100 лет назад, когда Абрам Иоффе создавал Физико–технический институт. Это было время, когда гении учились у гениев — Иоффе стажировался у Вильгельма Рентгена, а Петр Капица, ученик самого Иоффе, работал с Эрнстом Резерфордом. Стремительное развитие ядерной физики стало производной от эффективной коммуникации нескольких десятков мыслителей, решивших задачи, об уровне которых тогдашнее человечество даже не фантазировало. Но Физтех — это не только атомный проект, здесь родились решения, на основе которых возникла мобильная связь. Коммуникация, взаимодействие и обмен "неявным знанием", о котором много рассуждал философ Майкл Поланьи, позволили ускорить время поиска ответов на сложнейшие вопросы.

Проводник технологий

Именно об этом говорит гуру деловой футурологии Кьелл Нордстрем, рассуждая об урбанизации как главном тренде и важнейшей пружине мирового экономического развития в XXI веке.

Город — это высокая концентрация населения и особенности поведения людей, возникающие в связи с этим. Современная жизнь — это серия транзакций, объясняет Нордстрем. Большой город — сам по себе институт по снижению их издержек.

В сущности, на идее снижения транзакционных издержек коммуникации и взаимодействия выстроено то, что называем цифровой экономикой. 300 лет назад Петербург стал проводником технологий создания новейших товарно–транспортных каналов. Сейчас город становится проводником технологий создания каналов информационных. Крупнейшая российская поисковая система и крупнейшая российская социальная сеть родились именно здесь.

На прошлой неделе в Петербурге практически одновременно состоялись инвестиционные сессии двух бизнес–акселераторов — Future Technologies ITMO, работающего в технопарке Университета ИТМО, и MyWay2Grow, созданного в НИУ ВШЭ — Петербург в сотрудничестве с Лабораторией инвестиционного проектного инжиниринга на базе цифровой платформы BusinessChain.

Future Technologies концентрируется на развитии хай–тек–проектов ИТМО и помогает развивать стартап–экосистему в городе, говорит руководитель акселератора Андрей Мясков. На прошедшей сессии стартапы искали инвестиции на сумму более $4 млн.

Платформа BusinessChain, на базе которой создан акселератор MyWay2Grow, — инструмент, позволяющий всем участникам инвестиционного рынка формировать собственные бизнес–акселераторы с минимальными издержками, привлекать ведущих экспертов и инвесторов и зарабатывать, получая комиссию от инвестиционных сделок, объясняет Роман Ишутинов, директор акселератора ИПИ–ЛАБ.

Проекты, представленные в рамках пилотной инвестсессии MyWay2Grow, ориентированы на привлечение $8–9 млн инвестиций, добавляет руководитель проекта BusinessChain Артем Овчинников.

Опыт венчурного рынка показывает, что капитализация успешных проектов может перекрыть объемы первоначальных инвестиций в десятки и сотни раз, если проект ориентирован на международный рынок.

Опыт — не гарантия успеха

Суть и смысл бизнес–акселерации — возможность предпринимателям за короткое время приобрести объемы знаний, которыми иначе приходится овладевать методом проб и ошибок, объясняет директор Инновационного центра НИУ ВШЭ — Петербург Сергей Мельченко.

Успешный опыт бизнеса в прошлом — не гарантия успеха в будущем. Разрыв между новой информацией и нашими знаниями постоянно увеличивается, и нужны инструменты, институты, сервисы и технологии, которые смогут этот разрыв закрывать.

Тут можно увидеть стратегический вектор развития для нашего города в цифровую эпоху. 300 лет назад Петербург "закрыл разрыв" между экономическими системами России и Европы. Сегодня город может сделать это в очень многих направлениях интеллектуального и информационного развития, ставшего в наше время синонимом развития экономического.

Петербург с его университетскими традициями и опытом может стать новым "плавильным котлом", соединяющим технологии, маркетинг, инновации и способным трансформировать это в новые ценности.

Дмитрий Прокофьев, экономист