Фото: ТАСС
Фото: ТАСС

Топтание на линии прорыва. Коротко о дискуссиях на ПМЭФ-2019: оптимизм отсутствует

8063
Александр Пирожков
10 июня 2019, 00:23

Российская экономика сильно отстает по темпам роста от мировой. Собравшиеся на Петербургском международном экономическом форуме эксперты надавали рецептов, в основном давно известных, как ее разогнать.

Власти, правда, пока уделяют больше внимания сохранению стабильности, чем ускорению роста. Они верят, что к экономическому прорыву приведет реализация национальных проектов, на которые собираются пустить триллионы рублей (в том числе из бюджета).

Однако будут ли государственные инвестиции эффективными — большой вопрос. А еще больший вопрос — присоединится ли к этой кампании бизнес.

Официальный прогноз Минэкономразвития по росту ВВП на 2019 год составляет 1,3%, тогда как президент России Владимир Путин несколько раз ставил правительству задачу вывести экономику на темпы роста выше мировых (то есть больше 3%). В последний раз такая задача была поставлена в 2018 году, а дедлайн назначен на 2024–й.

На прежних попытках правительство свою миссию проваливало, каждый раз находя убедительные оправдания: то мировой кризис, то усиление санкций. Есть ли поводы к изменению этого алгоритма? Большой вопрос.

Но чиновники настаивают, что теперь прорыв состоится. Правда, в I квартале 2019 года рост снизился до малозаметных 0,5%, но в правительстве связывают это с повышением НДС и верят, что эффект от него будет краткосрочным.

Глава Счетной палаты России Алексей Кудрин на Петербургском экономическом форуме напомнил свой прогноз и даже уточнил его. "К сожалению, в ближайшие годы наш потенциал роста — около 2% или ниже. Я полагаю, что мы не достигнем планки 3% и выше, чтобы выйти выше среднемирового роста", — заявил он.

Инвестиции не растут

И Алексей Кудрин, и присоединившиеся к нему скептики главной проблемой называют нежелание бизнеса наращивать инвестиции. Председатель бюджетного комитета Госдумы России Андрей Макаров в пятницу на деловом завтраке Сбербанка в рамках ПМЭФ напомнил, что в I квартале 2019 года сальдированная прибыль российских компаний выросла по отношению к аналогичному периоду прошлого года на 49%. А инвестиции, по его сведениям, снизились при этом на 1,3% (правда, по данным Росстата, инвестиции в основной капитал в I квартале все–таки выросли на 0,5%. — Ред.).

Андрей Макаров также отметил, что на счетах компаний на 1 января 2019 года находилось 28 трлн рублей. Вместе с депозитами граждан, где находится аналогичная сумма, это три федеральных бюджета. Но в экономику эти деньги не идут.

Ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Владимир Мау констатировал, что превращение сбережений в инвестиции тормозится отсутствием доверия. Причем, как показывают опросы, снижается доверие не только бизнеса к власти, но и людей друг к другу. Более того, главным тормозом выглядит обратная история: отношение власти к бизнесу.

"Мы живем в условиях, когда ошибка трактуется как преступление. Я не представляю, как можно заниматься венчурным бизнесом, в том числе поддерживаемым государством, если вас потом спросят, почему из 100 вложений только одно привело к результату. Хотя для венчурного бизнеса это успех", — удивился глава РАНХиГС.

Распечатать кубышку

Подтолкнуть экономику к росту могли бы инвестиции государства в инфраструктурные проекты и стимулирование отдельных отраслей, хотя эффективность таких вложений всегда вызывает сомнения у экономистов.

Алексей Кудрин в очередной раз порекомендовал смягчить бюджетное правило — повысить цену отсечения нефти для складирования сверхдоходов от экспорта в Резервный фонд с $40 до $45 за баррель. Кроме того, он заметил, что не стоило повышать НДС в начале 2019 года с 18 до 20% в условиях, когда бюджет исполняется с рекордным профицитом. "Вот это была бы более серьезная забота об экономическом росте. Это в полномочиях правительства", — сказал он.

Первый вице–премьер и министр финансов России Антон Силуанов возражал, что бюджетное правило ослаблять нельзя. А то вдруг цены на нефть упадут до $40 за баррель. "Чем тогда будем финансировать нацпроекты? — вопрошал он. — Источника нет".

Общая стоимость реализации 12 национальных проектов, направленных на ускорение экономики и борьбу с бедностью, составляет 25,7 трлн рублей. Их планируется потратить до 2024 года. Из них 13,2 трлн рублей выделит федеральный бюджет и 4,9 трлн — бюджеты регионов. Еще 7,5 трлн рублей должны быть найдены во внебюджетных источниках.

Впрочем, по оценке Альфа–Банка, влияние выполнения нацпроектов на экономический рост будет невелико — в районе 1%. А ускорить рост нужно гораздо сильнее.

Антон Силуанов подтвердил на форуме, что государство готово тратить средства и из Фонда национального благосостояния, когда они достигнут уровня 7% ВВП РФ, но "очень аккуратно", чтобы "иметь безопасность для изменения конъюнктуры цен на нефть". При этом он восклицал: "Мы перераспределили огромный ресурс. Вы не верите, что это даст результат? Я удивляюсь".

Между тем глава Сбербанка Герман Греф привел данные исследований, согласно которым 88% бизнесменов считают, что вести бизнес в России сложно. Причем на первое место среди сложностей они ставят чрезмерное налогообложение. А на второе — административное давление. По мнению бизнесменов, опрошенных РСПП, власти относятся к бизнесу прежде всего как к кошельку. Причем доля уверенных в этом за 2018 год увеличилась с 40 до 51%. А процент считающих, что власть относится к бизнесу как к равноправному партнеру, напротив, сократился с 20 до 13%.

По результатам опроса на деловом завтраке Сбербанка оказалось, что 78% его участников не видят, как нацпроекты могут вывести российскую экономику на темпы роста выше мировых. Положительно ответили лишь 22%. При учете голосов только госслужащих (отдельно от остальных) результаты были обратными: 61% чиновников верят в этот тезис.

Слова не мальчика

Глава РСПП Александр Шохин отметил, что бизнесменов беспокоит неопределенность в отношениях с правоохранительными органами и отсутствие уверенности в независимости судебной системы. О недоверии бизнеса к судам и правоохранителям говорили и многие другие участники форума. Алексей Кудрин назвал задержание основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви, обвиненного в мошенничестве на 2,5 млрд рублей, шоком для российской экономики. Он связал этот кейс с огромным оттоком капитала из России — около $40 млрд с начала 2019 года.

Бизнес–омбудсмен Борис Титов заявил, что нельзя говорить о росте инвестиций, пока в стране проблемы с защитой собственности, а также жизни и здоровья предпринимателей, не говоря уж об обычных гражданах. "Страшно далеки от народа", — прокомментировал он слова чиновников, удивленных нежеланием бизнеса инвестировать.

Из бизнесменов лишь Олег Тиньков поддержал членов правительства, заявляющих, что в экономике созданы условия, благоприятные для бизнеса, а стало быть, инвестиции в скором будущем не заставят себя ждать. "Не понимаю, откуда пессимизм", — удивился он.

Антон Силуанов пообещал: правительство подумает над проблемами доверия предпринимателей к судебной и правоохранительной системе. "Конечно, многие предприниматели говорят о защите их прав и собственности. В этом направлении нам нужно будет еще поработать", — заявил он в первый день форума, 6 июня.

Обнадеживающие слова из уст человека, который работает в правительстве больше 30 лет, еще с советских времен, а на руководящих должностях в Минфине — больше 20 лет.