Фото: Коньков Сергей
Фото: Коньков Сергей

Гуманитарии всех сфер. Не меньше 120 тыс. человек к 2024 году получат высшее образование в сфере IT

13059
Маргарита Фещенко
16 июня 2019, 08:54

По крайней мере, именно на эти цифры надеются составители национальной программы по развитию цифровой экономики. В вузах предупреждают: без участия гуманитариев результатов можно даже не ждать. Значит, не технарями едиными? В каком направлении двигаться, чтобы прийти к успеху в той самой "цифровой экономике", что уже не за горами? Государство советует: идите учиться и переобучаться в сферу информационных технологий. Советы эти подкреплены миллиардными вложениями. Но действительно ли будущее страны в руках технарей? В вузах с такой позицией не вполне согласны: поговаривают, что без синтеза наук и навыков — хоть на луну вой, хоть на диплом о высшем техническом образовании.

Симбиоз специальностей

"Тенденция ближайшего времени — симбиоз знаний. Во всем мире не меньше 50% людей работают не по специальности. Сегодня вы социолог, а завтра — биолог: этому способствует многоступенчатая система образования с бакалавриатом и магистратурой. Тема физиков и лириков — это разговор родом из 60–х годов", — говорит Елена Кудрявцева, доцент департамента менеджмента НИУ ВШЭ — Санкт–Петербург.

Согласны с неизбежностью синтеза специальностей и в Университете ИТМО. Со следующего года здесь запускается международная магистерская программа "Анализ культурных данных и визуализация", где над общим проектом будут работать и технари, и гуманитарии. Руководитель программы Антонина Пучковская уверена: "Сегодня во всем мире возрастает спрос на переосмысление гуманитарного образования. Цифровизация позволяет получить доступ к ранее недосягаемым культурным артефактам. Это позволяет развивать интердисциплинарные исследования, в которых компетенции гуманитариев нужны как никогда. В эпоху больших данных важны не только алгоритмы, но и их грамотная интерпретация".

И даже в профильных вузах, например в СПбГЭТУ "ЛЭТИ", признаются, что гуманитарное образование превосходит техническое по популярности.

"По данным нашего отдела маркетинга, интерес к гуманитарным специальностям превышает спрос на традиционно востребованные направления в информационных технологиях — например, на прикладную математику и информатику, программную инженерию", — отмечает декан гуманитарного факультета Нина Гигаури.

На практике подтверждает тенденцию "огуманитаривания" и рынок труда.

По информации HeadHunter по Северо–Западу, 14% вакансий компаний из отрасли информационных технологий ориентированы на IT–специалистов, но и "рекламщиков" ищут немногим реже — таких предложений с января по май было зафиксировано 13%.

Тренд на симбиоз, похоже, не прогноз на будущее, а реальность настоящего. "Тенденцию хорошо иллюстрирует "Атлас новых профессий". Так, редактору агрегаторов контента потребуется настраивать программы–поисковики и обработчики информации. А продюсер смыслового поля должен будет управлять селекторами контента и медиароботами", — приводит пример Евгения Куликова, руководитель службы академических программ "Яндекса".

"Мягкие" навыки

И все же ассимилироваться в новой реальности приходится не только гуманитариям, но и технарям. Для построения карьеры мера эта вынужденная.

"У нас чудовищное понимание того, что такое образование. Для нас это исключительно знания, причем узконаправленные. Но почему–то все забывают, что человек попросту должен быть вменяемым, готовым решать задачи и строить отношения с коллективом. Soft skills — а это непосредственная часть гуманитарного образования — сейчас требуют чуть ли не все работодатели", — говорит Елена Кудрявцева.

"Вообще разграничение на технарей и гуманитариев довольно грубое и не отражает распределения ролей. Для успешной реализации проекта, особенно при работе с командой, очень важны soft skills, а они могут быть присущи любому", — подтверждает Иван Русанов, менеджер проектов образовательного портала GeekBrains.

Иногда "гуманитарные" soft skills у сотрудников крупных IT–компаний приходится развивать отдельно. Так, например, поступили в Nexign — создали центр обучения NX Academy: "Здесь мы проводим в том числе курсы по развитию навыков коммуникации, менеджмента. Чтобы из инженера стать полноценным руководителем, только экспертизы в сфере IT недостаточно, поэтому помогаем коллегам освоиться в новой роли. Разумеется, тренеры soft skills в NX Academy также гуманитарии", — делится опытом Ксения Черепенина, руководитель группы подбора персонала Nexign, где работают больше 1800 сотрудников.

Бывает, что именно гуманитарии доводят продукт технарей до ума. "Мы обучаем digital–профессиям с нуля, и как раз тот факт, что у некоторых сотрудников нет знаний в программировании, позволяет нам видеть процесс обучения с практической точки зрения. В отделе качества смотрят уроки и разбирают сложные кейсы: что и как рассказывает преподаватель, понятно ли это студенту. Возможно, мы бы что–то упустили, не обладая глубокой экспертизой в этой области", — объясняет Екатерина Ковалевская, HR бизнес–партнер GeekBrains. К тому же продвижением даже самого технологичного бизнес–стартапа тоже традиционно занимаются гуманитарии. "Чтобы инновационный стартап заметил бизнес–партнер, необходимо о себе рассказывать. По оценке инвесторов, стоимость публично известной компании выше в 5 раз. Вот и в практике агентства был случай, когда статья в СМИ стала финальным триггером, который заставил инвестфонд сделать нашему проекту предложение", — делится статистикой и практикой Ольга Павликова, генеральный директор PR–агентства TrendFox.

Так куда же все–таки "бить", чтобы наконец добиться цифровой экономики? Видимо, точно не по одной–единственной образовательной стратегии.

Мы даем качественное образование, а будет ли оно выпускниками использоваться как основное или как сильная база для получения дальнейших профессиональных навыков — это вопрос к самим кадрам. Вообще медицинское образование — непрерывное, постоянное повышение квалификации, это естественная практика каждого врача. Конечно, нельзя исключить случаи несоответствия уровня подготовки выпускника установленной планке. Но в медицине, по моему мнению, такие ситуации не являются нормой. Вы можете претендовать и быть принятым на определенную позицию только в случае прохождения специальных модулей по этому определенному направлению. Доводка при таком раскладе может потребоваться только при недобросовестном подходе к обучению самого учащегося. Минимальный период обучения врача — врача первичного звена — 6 лет, 6 действительно трудных лет, тяжелой работы, которая, поверьте, отсеивает неподходящие кадры эффективнее администрации университета.
Сергей Сайганов
Сергей Сайганов
ректор Северо–Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова
Президент страны поставил задачу расти быстро, но проблема в том, что станкостроение основано на наукоемких технологиях, и программы учебных заведений должны быть существенно переориентированы именно на освоение учащимися новых, дополнительных компетенций. А в настоящее время, по сути, задачи освоения молодыми специалистами передовых профессиональных знаний переложены на плечи предприятий. Соответственно, мы также вовлечены в эти процессы, что, несомненно (хоть и с дополнительными издержками), позволит воспитать будущую «молодую гвардию» для отрасли. Если говорить об инженерных кадрах, то наша основная учебная площадка, откуда мы берем молодежь, — это традиционно Санкт–Петербургский политехнический университет Петра Великого. Также в кластере есть предприятия, для которых базовым вузом является ИТМО. Для формирования рабочего и среднетехнического персонала мы сотрудничаем с Петровским колледжем, который является участником нашего кластера.
Юлия Адашкевич
Юлия Адашкевич
генеральный директор кластера станкоинструментальной промышленности Санкт–Петербурга
Требования к образованию кандидата чаще зависят от позиции, на которой его ждут. Например, чтобы в Петербурге соискателя рассмотрели на позицию финдиректора, у него должно быть образование ФИНЭКа или как допобразование хорошая бизнес–школа, например ИМИСП. Что касается кандидатов на позиции «специалист» («ведущий специалист»), наши заказчики не высказывают явных предпочтений по наименованиям вузов, в которых мог бы получать образование успешный кандидат. Для работодателей важнее подтвержденные компетенции соискателей и уровень компаний, в которых они этот опыт приобрели. Помню, что лет 10–15 назад в серьезных компаниях ожидали кандидатов непременно с очным образованием, теперь на это почти не смотрят, ибо в приоритете профессионально значимые компетенции и релевантный опыт. К претендентам на ключевые позиции в компаниях западного типа предъявляют требования по наличию бизнес–образования и уровню бизнес–школы. В большей части российских компаний дополнительное бизнес–образование для потенциального управленца высшего и среднего звена может стать скорее минусом — в том числе потому, что есть риск, что он не вольется в установившийся уклад компании.
Александра Осьминина
Александра Осьминина
заместитель генерального директора кадрового агентства «Персонал Интеграция»