Фото: vostock-photo
Фото: vostock-photo

Учиться всегда пригодится. Спор о необходимости высшего образования стар почти как мир

490
Вера Хейфец
15 июня 2019, 14:03

Сакральность университетского диплома и право носить ромб на лацкане несколько девальвировались на фоне историй успеха Стива Джобса, Билла Гейтса и Генри Форда. Бунтарская юность ставит на успех яркой индивидуальности, скучная опытная солидность — на верный кусок хлеба и требования работодателей. При этом тренд в обществе постепенно меняется, а угроза "стать дворником" отступает в тень. Не то чтобы все родители на это согласны, но многие уже осознают, что можно и по–другому. И в частности, зависший в компьютере человек может там не только играть, но и эффективно работать.

Выбирают профессию

По данным опроса ВЦИОМ, за предшествующие 10 лет заметно изменилось мнение общества. Доля согласных, что высшее образование обеспечивает человеку успешную карьеру и облегчает достижение жизненных целей, сократилась с 76% до 63%. Выросла доля согласных с тем, что значимость высшего образования часто преувеличивают — с 45% в 2008–м до 56% в 2018–м. Чаще так думают в 18–24 года (72%). 51% опровергает тезис о том, что без высшего образования человек обречен на низкооплачиваемую и непрестижную работу. Среди тех, кому от 18 до 34 лет, эта доля выше (по 66%). Старшее поколение думает, что без высшего образования на хорошую работу устроиться невозможно. Среди 45–59–летних и 60 лет+ наблюдается положительная динамика — рост с 42% (в 2008–м) до 50% (в 2018–м) и с 42% (2008–й) до 56% (2018–й).

"Высшее образование сейчас не так высоко ценится, как лет 10 назад, по нескольким причинам, — считает руководитель проектной работы "Сколково" Даниил Добрынченко. — Большинство вузов никакого высшего образования (универсального, дающего широту и полноту картины мира) не предоставляют, а занимаются профессиональной подготовкой. Зато начинает набирать обороты среднее профессиональное образование".

Ежегодно на 14% увеличивается число желающих получить среднее профессиональное образование и параллельно на 13% ежегодно сокращается число желающих поступить в вузы. Колледжи — не все, но многие — стали серьезным конкурентом тем вузам, которые за эти 10 лет не успели понять, в чем их предназначение, считает Даниил Добрынченко. Он отмечает, что "колледжи не так громоздки, как университеты, средняя численность учащихся в них — 1000 человек. Они могут позволить себе быстро менять профили подготовки, внедрять программы образования, а это напрямую отвечает запросу работодателей — готовить специалистов быстро и вовремя. Поэтому колледжи в гораздо более выгодной позиции, чем вузы, у которых перечень профессий–то меняется несколько лет, не говоря уже про программы и содержание".

Успех остальных

Популяризатор науки Александр Толмачев полагает разочарование в высшем образовании кажущимся. "Я вижу в цифрах ВЦИОМ возрастание осознанности и даже веры в самого себя по окончании вуза. Ведь в действительности далеко не только высшее образование обеспечивает и успех в карьере, и достижение жизненных целей. Здесь скорее ключевую роль играет важнейший навык учиться тогда, когда от тебя этого уже не требуют".

Эксперт прогнозирует, что через 10 лет вклад высшего образования в карьерный успех продолжит уменьшаться. "Но в этом нет беды. Это всего лишь означает, что на наш прогресс в век информации влияет все больше прочих причин, таких как наша открытость, скорость обучения, коммуникабельность, развитие эмоционального интеллекта", — подчеркивает он.

Даниил Добрынченко отмечает, что в вузах, которые продолжают пытаться дать высшее образование в полном смысле слова, развернуть недостающие исследовательские практики, — другая история. "Почему раньше нужно было идти в вуз и это обеспечивало будущий успех? Во вторую очередь, это действительно вопрос картины мира, качественного образования, твоей позиции в этом мире, установок, стремлений и ценностей. Но в первую очередь шли не за этим, а чтобы попасть в определенную когорту людей, с которыми дальше двигаешься по жизни", — поясняет он.

"Собственно, высшее образование есть там, где складывается социальная группа взаимной поддержки, стремящаяся к постоянному улучшению своего мастерства и профессионализма: если ты попал в вуз, где вокруг тебя сложился хороший коллектив, в котором вы съели не один пуд соли и прошли разные образовательные ситуации, то с гигантской долей вероятности успех каждого будет поддерживаться успехом остальных. Этим хороший университет отличается от не очень хорошего", — отмечает Даниил Добрынченко.

По мнению эксперта, большинство российских вузов сильно озаботились качеством образования, проверками и т. д. и совсем перестали обращать внимание на становление этих социальных общностей, что отразилось и на востребованности образования: люди могут не понимать этого прямо, но чувствуют, в каком вузе выпускники "дружат", то есть поддерживают карьеру друг друга. Около 20% вузов осознанно занимаются этим.

Вышли из касты

Даниил Добрынченко убежден: "Вузы, реализующие две стратегии — онтологическое университетское образование и формирование сообществ взаимной поддержки профессиональной карьеры, — по–прежнему очень конкурентоспособны, в них так же стремятся попасть. Их становится мало, и требования к поступлению в них все выше, посему возможностей у людей не так много. Поэтому ВЦИОМ в целом отражает настроения: университет действительно дает возможности реализации и успеха в карьере — если, конечно, это нужный университет".

Нет однозначного мнения о необходимости высшего образования, все зависит от человека, считает семейный психолог Катерина Мурашова. "Есть те, кому оно нужно, и те, кому нет. То есть если человек хочет стать энтомологом, нет никакого способа в современном мире изучать бабочек и писать о них в нужные журналы, кроме как высшее образование. Если же человек с детства любит дорогу и автомобили и хочет быть дальнобойщиком, высшее образование нужно ему только для его самообразования. Общего алгоритма нет, нельзя сказать, что без высшего образования нельзя состояться в современном мире или что высшее образование в его нынешнем виде изжило себя", — считает она.

Катерина Мурашова отмечает: "Все надо подбирать индивидуально, и в этом удача и красота современного мира, восторг и вдохновение: можно выстраивать свою судьбу, счастливое время выбора будущего можно продлить. А 50 лет назад такое нельзя было даже представить: если ты родился в касте мусорщиков, будешь мусорщиком, а если в цехе сапожников, то на 90% будешь сапожником. Кроме того, полвека назад желающий в 35 лет получить высшее образование вызывал в лучшем случае добродушную насмешку, а сейчас это вполне нормально".

Особо хочется отметить реализуемую в вузе практику раннего выявления когнитивных особенностей молодых людей и разработки для них персонализированной траектории обучения. Наша задача — не только наполнить студента знаниями, но и зажечь факел творческого процесса и инноваций. В ЛЭТИ профилирование (профессиональная адаптация) под отрасль или конкретное предприятие осуществляется несколькими путями: работа в лабораториях, практика на рабочих местах предприятий, участие в «точках кипения», проведение хакатонов по кейсам от компаний. Большую роль играют сотрудники компаний, которые участвуют в учебном процессе через базовые кафедры или совместные центры или лаборатории. Особенно важен для научной сферы обмен магистрами и аспирантами, открытие совместных проектов и стажировки в других странах. Нам кажется естественным, что наши выпускники возвращаются в родные регионы. Это важно для формирования нового технологического уклада в России на основе программы цифровой экономики. И этот рывок мы можем сделать только при наличии кадров в регионах.
Виктор Шелудько
Виктор Шелудько
ректор ЛЭТИ
Сам по себе факт окончания более или менее известного заведения ничего не гарантирует, поэтому у нас в компании какого–то антирейтинга вузов нет. Но, говоря откровенно, если у кандидата в резюме указано какое–то неизвестное учебное заведение, то я бы рекомендовал усиливать пресловутое «первое впечатление» какими–то дополнительными навыками, знаниями или опытом. Базовое образование, безусловно, играет значительную роль. Во–первых, на стадии первичной оценки резюме. И здесь специалисты нашей компании, конечно, ориентируются на вузы с репутацией: СПбГУ, Финансовый университет, Политехнический. Высокие требования, предъявляемые к студентам, заставляют последних много учиться, заниматься дополнительно, иными словами — работать. А для любой компании трудолюбивый, усердный сотрудник — это находка. Кроме того, как правило, выпускников этих университетов отличает хорошая подготовка в смежных, непрофильных областях (например, иностранные языки или менеджмент).
Эльчин Ахмедов
Эльчин Ахмедов
миллиардер (оценка стоимости бизнеса — 3,4 млрд рублей)
Все чаще от наших клиентов звучит требование — искать кандидатов с «гладкой» карьерной историей. То есть они хотят, чтобы профессиональная специализация соискателя соответствовала профилю образования. По их мнению, это свидетельствует о том, что человек осознанно идет по жизни и понимает, чего хочет добиться в профессии. При формировании ТЗ рекрутерам профиль вуза указывается все чаще. Раньше это требование обычно во всех случаях применялось лишь к юристам, строителям и инженерам. Более того, целеустремленные сотрудники должны иметь диплом вузов не только профильных, но и престижных — тех, которые присутствуют в российских и мировых рейтингах. Как показывает практика, в общей массе кандидаты — выпускники малоизвестных частных вузов (которые расплодились в последние 15– 20 лет) в среднем менее успешны, чем их коллеги из авторитетных высших учебных заведений.
Алексей Дворник
Алексей Дворник
старший партнер HR Solutions