Решения по налогам принимаются по принципу «будь проще — и люди потянутся». Вот они и тянутся — подальше, в тень
Фото: Vostock-Photo
Решения по налогам принимаются по принципу «будь проще — и люди потянутся». Вот они и тянутся — подальше, в тень
Фото: Vostock-Photo

Рабочее место в тени: экономике России мешает развиваться неформальный сектор

495
Иван Воронцов
14 июня 2019, 06:18

Эксперты Всемирного банка считают, что экономике России мешает развиваться неформальный сектор.

Всемирный банк опубликовал очередной доклад об экономике России. В заголовке документа два тезиса: умеренные темпы роста и особое внимание к неформальному сектору. С первым все довольно очевидно. Здесь оценки международных экспертов в кои–то веки почти совпадают с мнением Минэкономразвития РФ. Всемирный банк обещает в 2019 году рост ВВП на 1,2%, министерство — на 1,3%. Правда, в докладе указывается, что ожидать динамики больше 1,8% не стоит вплоть до 2021 года. МЭР же пытается держать хорошую мину, обещая 2% уже в следующем году и 3,1% — в 2021–м (в консервативном варианте прогноза — 1,5 и 2,4% соответственно). В любом случае лавры главного пессимиста остаются у главы Счетной палатыАлексея Кудрина: он не верит в то, что валовый продукт страны сможет вырасти к концу текущего года больше чем на процент.

Риски, обозначенные в докладе, тоже традиционны: новые санкции, падение цен на нефть, слабость банковского сектора и чрезмерная закредитованность населения. При всем этом международные эксперты достаточно позитивно оценивают роль национальных проектов (хотя замечают, что они могут опустошить похорошевший за счет бюджетного правила Фонд национального благосостояния) и даже сулят дальнейшее снижение бедности.

При этом больше трети доклада (25 страниц из 63) посвящено проблеме неформальной занятости, уровень которой в России Всемирный банк оценивает в 15,1–21,2%, то есть от 10,9 млн до 15 млн человек. Это значение нельзя назвать высоким — в сравнении с другими странами со средним уровнем доходов. Однако эксперты отмечают, что с 2000 года количество неформально занятых в России неуклонно растет. Соответственно увеличивается негибкость рынка труда и общая разбалансированность экономики. Люди работают, но не платят налоги. Пользуются социальной сферой, но не перечисляют на нее взносы. Предприниматели нанимают людей по серым схемам. Бухгалтеры предприятий по вечерам в барах хвастаются друг другу, кто каких высот достиг в деле ведения двойной бухгалтерии.

Судя по выводам Всемирного банка, речь больше именно о работодателях, а не о работниках. Серую рабочую силу нанимать выгоднее, так как за нее не нужно платить налоги и социальные взносы. Косвенно это подтверждается систематической нехваткой официальных рабочих мест. В 2017 году, например, в России их было создано 2,18 млн. А закрыто — 2,21 млн. В 2018–м картинка чуть более оптимистичная: 2,22 млн создали, 1,93 млн закрыли. Проблема в том, что в плюс рабочие места вышли первый раз аж с 2008 года. И случилось это после того, как Росстат поменял методику подсчета (да, он начал так делать далеко не вчера).

Одним из опробованных в других странах рецептов сокращения неформальной занятости является балансировка налогов. Ставка взносов социального страхования сокращается, а выпадающие доходы бюджета компенсируются — к примеру, за счет повышения НДС. Предприятия получают возможность повышать зарплаты и не боятся показывать подлинное количество работников в отчетности.

Однако, как выясняется, и здесь у России свой особый путь. В 2017 году Минфин РФ предлагал проект под названием "налоговый маневр 22/22". Идея была в том, чтобы сократить социальные взносы с 30 до 22%, синхронно подняв НДС с 18 до 22%. Эксперты Всемирного банка построили имитационную модель, чтобы посмотреть, какие последствия это могло принести. Увы, согласно этим расчетам, из тени вышли бы лишь около 600 тыс. человек. Тогда как за положительный результат можно было бы засчитать не менее 5 млн.

Проблема в том, что сокращение социальных взносов для работодателя означает их частичное перекладывание на плечи работника. А это требует высокого уровня осознанности от обоих. Первый должен справедливо повышать зарплаты пропорционально сэкономленным средствам. Второй — засыпать спокойно только после того, как уплачены все налоги и сборы. Проблемы по обоим пунктам вполне очевидны и ожидаемы.

Ситуацию могло бы частично спасти повышение общего уровня социальной обеспеченности и "тонкая настройка" взаимных обязательств между гражданами и государством. Но чем закончилась эта история на самом деле, вы знаете — НДС просто повысили на 2% без всяких дополнительных маневров. Видимо, решили действовать по принципу "будь проще — и люди потянутся". Вот и тянутся. Подальше, в тень.