Генеральный директор "Хеликс" Юрий Андрейчук: курс на цифру

2441
Алексей Буцайло
20 июня 2019, 12:14

Электронные технологии изменили мир до неузнаваемости. Не остается в стороне и медицина — недаром уже и на правительственном уровне звучат заявления о жизненной необходимости развития цифрового здравоохранения, что, по мнению чиновников, позволит значительно увеличить среднюю продолжительности жизни россиян. Насколько новые технологии востребованы в медицине и в лабораторных исследованиях, "Деловому Петербургу" рассказал Юрий Андрейчук, генеральный директор Лабораторной службы "Хеликс".

Медицинскую сферу порой называют консервативной. А тут целое "цифровое здравоохранение" насколько это направление может стать перспективным?

— Это уже даже не завтрашний, это сегодняшний день. Медицина не может отставать от трендов, она обязательно должна быть очень современной. И слово "цифровое" к здравоохранению использовать очень и очень уместно. А стандарт обмена медицинской информацией FHIR (Fast Healthcare Interoperability Resources, ресурсы быстрого взаимодействия в сфере здравоохранения) — одно из главных слов в современной медицине, этот стандарт захватывает весь мир.

Еще одно очень часто употребляемое сейчас слово — "телемедицина", то есть возможность взаимодействия между участниками процессов заботы о здоровье дистанционно. Как таковая данная технология не революция в здравоохранении. Но она дает возможность коммуникации на расстоянии, что позволяет здравоохранению быть более гибким и более оперативным, учитывать при лечении и профилактике целый ряд факторов. Хотя все вопросы, связанные с принятием решений врачами, как были, так и остаются, и никто не отменял важность очного взаимодействия между врачом и пациентом.

Сам процесс принятия клинических решений тоже становится цифровым. Уже появляются цифровые сервисы, значительно помогающие врачу в постановке диагноза, сопровождающие его при реализации клинических рекомендаций.

То есть осмотры у врачей будут требоваться всегда?

— Да, осмотры потребуются. Но сейчас рождается очень много новых гаджетов, которые возникают в периметре самого человека и способны собирать много информации. Это не только какие-то трекеры, уже есть довольно умные приборы. Те же часы — они в какой-то момент времени превратятся в медицинские девайсы, потому что смогут не только измерять пульс, но и ЭКГ, и еще ряд показателей. И это будет очень логично с точки зрения экосистемы — есть возможность агрегировать не только информацию после любого похода к врачу либо электронной коммуникации с ним, но и информацию, собираемую в периметре самого пациента. Таким образом можно накапливать большие данные, чтобы в дальнейшем анализировать их с помощью различных систем поддержки принятия решений, различных сервисов, которые зачастую называют "искусственным интеллектом".

И для таких целей требуются не просто медицинские информационные системы, а целые цифровые платформы. Функциональность таких систем будет определять"цифровой каркас" любого медицинского провайдера, давать ему возможность стандартизировать любые бизнес-процессы, выстраивать маршрутизацию не только своих пациентов, но и сотрудников. В это хорошо вписывается тема с интернетом вещей, потому что эти гаджеты тоже находят довольно широкое применение сейчас в разных клиниках, госпиталях. На Западе, по крайней мере. Хотя и у нас говорят об этом. И все будет меняться даже быстрее, чем мы можем это представить.

Все понимают, что значимость информации в медицине будет только нарастать. Когда возможно персонализированное прогнозирование, это очень дорого стоит. Это, например, в корне меняет модель страховой медицины.

Заранее можно будет более точно просчитывать риски для конкретного клиента?

— Естественно, и просчитать риски, и понять, где их можно снижать. В результате весь этот хайп про долгожительство — он начинает облекаться во что-то конкретное.

На телефонах уже доступны симптом-чекеры, очень умные. Сам создаешь аккаунт, а если есть какие-то симптомы или фобии, начинаешь идти по опроснику. Он немного нудный, но программа удивительно точно скажет, что тебе лучше сделать, на что обратить внимание и куда пойти. То есть человек в будущем получит все больше возможностей контактировать напрямую с каким-то сервисом, услугой и получать гораздо больше объективной информации о чем-то. Соответственно, и роль врачей меняется, потому что им придется оперировать все большими объемами информации, их решения "подсвечиваются", они оказываются на виду.

И для лабораторных компаний современные технологии очень важны — меняется как таковая модель диагностики. Раньше она была такой, что если есть некий образец, который надо исследовать, и есть какое-то статическое задание, что надо сделать, то сейчас все идет в сторону поисковой диагностики. Это когда есть некая совокупность образцов и есть цель, что нужно выяснить. И достижение этой цели алгоритмизировано. Соответственно, сначала делается один тест, получается результат, этот результат сравнивается клинически — для этого очень важен обмен информацией, лаборатория должна иметь доступ к гораздо большей информации о пациенте, чем фамилия и год рождения, для того чтобы правильно оценить его. Дальше этот алгоритм может назначать другое исследование, опять повторяется этот цикл.

То есть идет переход от того, что надо, к примеру, определить концентрацию глюкозы в крови, к тому, чтобы выяснить, есть ли риск развития сахарного диабета. Идет тренд к поисковой диагностике. А все это возможно, только если реализован обмен информацией, то есть все учреждения интероперабельны друг к другу. Такие алгоритмы, по сути, — система поддержки принятия решений. Все это может работать, только если за этим реализована соответствующая механика.

То есть мы получаем не только "точечную" информацию о текущем состоянии больного, но и информацию "линейную", с учетом предыдущих данных?

— Да, можно проводить целую серию последовательных инструментальных наблюдений, руководствуясь определенной стратегией, и на выходе получать максимально полезную информацию как для врача, так и для пациента.Привычный путь — вы сдали один анализ, получили результаты, пошли к врачу, он посмотрел, назначил еще что-то, вы еще что-то сдали. И так вот и ходишь туда-сюда. А здесь совершенно другой подход, который позволяет выстраивать эти же цепочки исследований, но гораздо более цельно, правильно, в гораздо более короткие сроки, и приходить к важным результатам. Соответственно, это и возможность очень здорово контролировать назначения.

Если говорить о лабораторной диагностике, это очень правильный путь алгоритмизировать назначения, алгоритмизировать принятие решений о том, какие анализы назначаются в зависимости от того, какая клиническая картина.

Вы следите за современными тенденциями, но каким образом отслеживаете, чтобы конкретно ваши клиники шли в ногу со временем? Мало видеть тренды, надо, чтобы они начали работать.

— Лабораторная диагностика вообще очень близка к процессам IT и автоматизации. Это совершенно логично, потому что наш продукт, по сути, это информация. Много решений нам пришлось разрабатывать самим, потому что их невозможно приобрести в коробочном виде — они касаются и бэк-энда, и фронт-энда, и решений для взаимодействия с клиниками, нашими b2b-клиентами. Мы первые в лабораторной отрасли, кто поддержал стандарт FHIR. То есть можно сказать, что мы абсолютно интероперабельная компания, потому что можем выдавать результаты в машиночитаемом виде.

Кроме того, мы, наверное, первые из лабораторных компаний, кто начал использовать сервисы интеллектуального анализа данных. Те же лабораторные заключения, которые получают наши клиенты, когда сдают определенные анализы, — вся эта технология построена как раз на методах автоматизированной инженерии знаний. Но мы в эту сторону смотрим давно.

У нас более 350 диагностических центров по всей России и три крупных лабораторных комплекса, и все это очень технологизировано. Нужно иметь правильные облачные решения, нужно смотреть, как это реализовано в лучших кейсах из мировой практики. Можно сказать, что у "Хеликс" одна из самых сильных автоматизаций, какие только есть в России, и она на очень крутом мировом уровне.

Но все эти технологии, наверное, распространены только в больших городах? Периферия зачастую не вся и интернетом охвачена, не то что современными технологиями.

— Если она не охвачена интернетом, то надо охватить, ничего другого не остается делать. Медицина всегда не симметрична, в том числе и по географическому принципу. Но это все будет очень быстро развиваться. Мы в "Хеликсе" даем абсолютно однородный сервис на всей зоне нашего покрытия — не важно, ходишь ты в диагностические центры "Хеликс" или в клиники, где мы выступаем партнером-аутсорсером. Бизнес-процессы абсолютно одинаковые, одинаковое качество.

Когда благодаря цифровому здравоохранению мы начнем жить дольше и без болезней?

— Я думаю, что возможности жить дольше есть уже сейчас. Они будут увеличиваться, и их доступность для более широких слоев населения, надеюсь, тоже будет расти. Говорить о каких-то совсем больших революциях в перспективе 5-10 лет вряд ли стоит. Но это эволюционирует, и быстрыми темпами.