Фото: Интерпресс
Фото: Интерпресс

Для ругани повод. В России сегодня в правилах хорошего тона — шумно оскорбляться

1351
Дмитрий Губин
6 сентября 2019, 07:30

Меня на днях обматерила петербургская критикесса и писательница М. — автор многочисленных и довольно популярных морализаторских эссе. Назвала бездарью, дураком и прочим земляным червяком, несколько раз похабно ругнулась и, чтобы я не пискнул робкой мышью в ответ, забанила навечно в "Фейсбуке". В "Фейсбуке" все и происходило. Облаять и забанить — обычное на Руси дело, не стоило бы и поминать. Как говорится, видная критикесса сидела в цыганской шали, а бедные стихотворцы от страха едва дышали.

Любопытен, однако, для ругани повод. Критикесса страшно оскорбилась за Петербург. Ее оскорбила моя запись, сделанная на каникулах летом. Я рванул тогда из Софии в Пловдив (он в этом году назначен культурной столицей Европы) и написал, что этот город — болгарский Петербург, если Софию принять за Москву. Что там модная публика и мовида в ночи, дивный оперный фестиваль в античном театре под открытым небом, ресторанные улицы круче Рубинштейна, потому что не сидишь среди машин: в общем, надо ехать. А в ответ от критикессы получил, что Пловдив — зачуханный и задр… ну, в общем, что это ничтожнейший городишко, что сравнивать с ним Питер — это как зад с пальцем, что тьфу и пфу.

Несколько смущенный (непонятно было, считает критикесса Питер задом или пальцем), я ответил, что только что посмотрел в Пловдиве "Орфея и Эвридику" в постановке своего любимца Стефано Пода, что в Питере такое увидеть нереально и что… Ну я невысокого мнения о нынешнем петербургском музыкальном театре. Даже Мариинский сегодня — это, в общем, уровень крепкого немецкого театра категории B, но не выше. Увы. Мне есть что и с чем сравнивать, в конце концов.

И тогда пуще прежнего критикесса взбесилась. Узнал многое и про себя, и про питерский театр, которому не годится в подметки весь мир. Мне был шах и мат — мата было много.

Оскорбленность по любому поводу в нашей стране — рядовое, привычное дело вот уже 7 лет, когда оскорбившиеся православные засадили в тюрьму девушек из Pussy Riot. С тех пор оскорбляются целые пласты — от социальной группы "чиновники" до социальной группы "граждане России". Оскорбляются за родину, за веру, за царя, за Вторую мировую, за СССР, за Сталина и известно еще за кого. Долгое время думал, что да, оно понятно — в стране застой, падение доходов, просвета нет, сменить власть невозможно, остается вымещать злобу на том, кто не даст сдачи. Типичный рессентимент, униженные и оскорбленные. А теперь думаю, что, хотя это и так, за любой публичной оскорбленностью стоит и персональная деградация, состоящая в отказе от самокритики.

Ведь уже от доброй дюжины православных батюшек слыхал, что католики и протестанты — не христиане, а сектанты. А от сотен патриотов, что все прочие народы — это нечисть, либерасты и гейропейцы. И от критикессы М., по сути, услышал то же самое — что все города мира по сравнению с Питером есть убогие пальцы, которые легко накроет наш зад. Наш зад — это центр и ось, а все прочие — пфу–ты–ну–ты. И тем, кто думает иначе, — анафема, инквизиция, костер.

Все это страшно напоминает возвращение в XVI век, когда порядочный христианин должен был верить, что Земля — центр мироздания, вокруг которого вращается Солнце. А те, кто сомневался, обрекались на экзекуцию. Но именно с этого сомнения началась первая научная революция. А с признания того, что мы живем на окраине отнюдь не центральной галактики, начался весь технический прогресс. Самокритика и самоирония — важная движущая сила, побуждающая крутиться самому, раз уж мир не вертится вокруг тебя.

Оскорбленным неплохо бы открыть глаза. И увидеть, что Россия — безусловно, не последняя в мире страна, однако ж по качеству жизни и уровню свобод — страна третьего мира, близкая к Турции. Что православие — лишь одна из десятков христианских религий, но не самая популярная и влиятельная. Что Петербург уникален как декорация, но не как концепция. Концепция Петербурга — это старый город с музеями, с ночной жизнью, низкими ценами, обильными барами и т. д. Это здорово, но не уникально. Ровно таковы же концепции Будапешта или Пловдива…

Если кто–то из наших общих с видной критикессой друзей еще не забанен ею навечно — донесите, пожалуйста, эту нехитрую мысль до нее.