Фото: Vostock-Photo
Фото: Vostock-Photo

Завербовать и отшить. Рынок производства одежды меняется вместе с динамикой зарплат швей

308
Маргарита Фещенко
10 декабря 2019, 10:49

Рынок производства одежды меняется вместе с динамикой зарплат российских и китайских работников. Крупные российские производители пока могут надавить на китайских партнеров, чтобы сделать их лояльнее. Зато те дизайнеры, кто работает с иностранными или российскими поставщиками по схеме b2b, сетуют: хочешь сделать хорошо — сделай сам.

Спрос наперед

Уже который год город пытается стать модной столицей. По крайней мере именно этого добивается Смольный своим проектом "Санкт–Петербург — центр индустрии моды и легкой промышленности". До 2020 года власти анонсировали увеличение количественных показателей швейных производств и отраслевой кластер. Но, даже если допустить, что с "цифрами" и инфраструктурой дела наладятся, никуда не уходит важный вопрос: а хватит ли на "модную столицу" кадров?

По данным агрегатора вакансий Jobrum, спрос превышает предложение в Петербурге. Швей дожидаются 726 рабочих мест, а дизайнеров — 154. При этом самым крупным петербургским брендам нужны скорее не производственники, а те, кто способен продвинуть продукцию к потребителю. По словам генерального директора Melon Fashion GroupМихаила Уржумцева, профессионалов в fashion–индустрии найти непросто: на рынке мало, например, байеров и мерчандайзеров.

Со швейными производствами в стране тоже непросто, хотя крупные ретейлеры в таковых заинтересованы: со своими фабриками затраты на логистику и пошлины сокращаются, а в придачу приходит независимость от валютного курса. Но сейчас предприятий, готовых справляться с крупными тиражами и удовлетворять требования заказчика по сложности моделей, совсем немного.

"На Россию у нас приходится всего 1% производства. Хотя мы в постоянном поиске фабрик. Основные партнеры — это Китай, Бангладеш и Индия. Многие говорят: сотрудничество с Китаем дорожает. Но на деле, как только находишь новых поставщиков с более выгодными условиями, прежние тоже становятся лояльнее. Это вечный двигатель", — объясняет Михаил Уржумцев.

С учетом почти полного отсутствия производств–гигантов, кадров все равно не хватает: даже малый бизнес жалуется на то, что новые рабочие руки отыскать почти невозможно. При этом молодость (хотя бы относительная), опыт и знание современных технологий практически не сочетаются в одном человеке. "Шьют многие, но мало кто делает это качественно и аккуратно. Молодых специалистов практически нет, а большинство швей вовсе не знакомы с современными технологиями и актуальной обработкой изделий", — делится опытом основательница бренда KEEONE Анна Чернявская.

Не вкривь, а в миллиметр

Особенно в затруднительном положении те дизайнеры, которые ищут на свои мини–производства тех, у кого "нетипичные" навыки. Например, небольшие бренды, занимающиеся пошивом шляп, жалуются: модисток в Петербурге нет — приходится учить начинающих мастеров и мастериц самостоятельно. Та же история с созданием сумок: даже долгожданные "хорошие руки" приходится доводить до идеала внутренним обучением.

"Много тех, кто чуть ли не "кладет кирпич" на педаль швейной машины и смотрит в сторону. Нам нужны те, кто шьет в миллиметр, — таких мало. Приходится перетягивать профессионалов с других производств по советам знакомых и швей из штата. Это огромная "социальная сеть". Мы даже дарим подарки или даем премии тем, кто "завербует" специалиста, который подойдет нам", — рассказывает дизайнер Кристина Урусова, основательница бренда по созданию сумок Christina Urusova.

Казалось бы, возможно, от швей требуют слишком многого, а платят мало? По личному признанию предпринимателей, отличной швее они готовы платить до 100–120 тыс. рублей в месяц. И это с учетом того, что, по статистике Jobrum, труд швей на производствах в среднем оценивается в 30–35 тыс.

Хороших не хватает даже на совсем молодые бренды — те, которые занимаются пошивом женской одежды не без помощи компаний, ориентированных на b2b.

"В ситуации с нехваткой кадров швеи без проблем могут найти работу: переходят с места на место, находят более выгодные предложения от работодателей. И в таких условиях стабильно поддерживать высокое качество выпускаемой продукции непросто. Ситуация из личного опыта: однажды новое производство хорошо заявило о себе — быстро отшило большую партию юбок. Но потом стало ясно, что все швы — кривые. На возражения нам сказали лишь то, что это изнанка, на которой швов вовсе не видно. В итоге мы не приняли заказ, распарывали всю партию и шили заново", — рассказывает Анна Пекун, создательница одноименного бренда.

Зато с простыми заказами b2b справляется на ура. Тем брендам, которым для своего дизайна нужна лишь основа — футболка, рубашка или свитшот, — живется явно приятнее.

"Мы размещаем заказы на сторонних производствах — благо выбор у нас есть. Они предлагают адекватные цены, и нам нет смысла держать свое производство, швей и оборудование для пошива футболок. Тем более сейчас предприятия уменьшили свои требования: можно отшивать 30 изделий за раз, а не 100–200", — рассказывают в бренде 8sorelle, который специализируется на изделиях с ручной вышивкой.

Не только дефицит

Получается, что не все в сфере пошива и декора одежды и аксессуаров страдают от тотальной нехватки кадров. Кому еще, кроме отдельных b2b–производств, жить скорее хорошо?

"Сейчас мы не замечаем проблем с вышивальщицами. Может быть, мастериц с профессиональным образованием немного — сегодня это, пожалуй, не слишком модно. Зато есть другие девушки — те, которых вышиванию научила мама или бабушка. Они занимаются вышивкой как хобби. И делают это очень неплохо. Недавно мы размещали объявление о том, что ищем вышивальщиц, и откликов было много — в сумме порядка 20", — рассказывают в 8sorelle.

Нет трудностей с поиском швей и у тех дизайнеров, которые сами начинали со швейного дела и лишь затем решили создавать одежду небольшими партиями по собственным эскизам. Здесь как в расхожей фразе: хочешь сделать хорошо — сделай сам. Соответственно, сам придумал — сам сшил. "В какой–то момент я поняла, что не могу найти для себя одежду, соответствующую пожеланиям. А поскольку я из той категории людей, которые не любят ходить по магазинам, я решила отправиться в школу шитья. Параллельно занималась в школе иллюстрации для того, чтобы визуализировать дизайн изделия на листе бумаги", — рассказывает о своем пути дизайнер Светлана Суворова.

В том, что дизайнеру самому важно уметь шить, а не только создавать эскизы, уверена и Полина Андреева. Девушка училась в Санкт–Петербургском университете промышленных технологий и дизайна и уверена: двухгодичный курс шитья в рамках вузовской программы будущим дизайнерам просто необходим.

"Многое решается в процессе изготовления. Можно нарисовать эскиз, сделать технический рисунок, продумать все детали. Но в процессе создания вещи приходят фишки. Поэтому в идеале дизайнер хотя бы на стадии тестового образца должен непосредственно участвовать во всех этапах. Это позволяет удостовериться, что эскизы будут воплощены именно так, как и было задумано, а также подкорректировать вещь в процессе — на производстве это почти невозможно", — объясняет Полина Андреева.

И все же даже такая схема обучения не решает главной проблемы — нехватки кадров на большинстве производств вне зависимости от их размеров. Дизайнеры хотят работать на себя и не идут в крупные компании. В свою очередь одни швеи выходят на пенсию, а другие попросту не появляются: профессия явно не входит в ряд престижных и понемногу отмирает, несмотря на колоссальную востребованность.

Осторожно: на пути модно–столичного локомотива по–петербургски лежит проблемная коряга. И пока ее не уберешь, поехать дальше вряд ли удастся.