Фото: Петр Ковалев
Фото: Петр Ковалев

Микроюбилей: 5 лет предновогодней девальвации

530
Дмитрий Прокофьев
16 декабря 2019, 06:36

Ровно 5 лет назад курс рубля стремительно повалился вниз, национальная валюта обесценилась вдвое, а граждане вместо рождественских распродаж устроили рождественскую скупку, опустошив полки магазинов электроники. 15 декабря 2014 года Центробанк выступил с прогнозом цены на нефть. Предсказание финансового регулятора выглядело пессимистичным — до конца 2017 года цене барреля предстояло колебаться вокруг отметки $60. После такой публикации рубль за один день потерял 8% стоимости. Во избежание дальнейшего обвала национальной валюты ЦБ РФ на экстренном совещании поднял ключевую ставку сразу до 17%.

Однако дефицита рублей на рынке в одну минуту создать не удалось, и наступивший день 16 декабря вошел в историю как "черный вторник": курс провалился до отметки 80 рублей за $1 и 100 рублей за 1 евро. Кто не успел купить валюту, на всякий случай снял рубли со счетов или отправился по магазинам. Правда, уже через 2 недели рубль снова подорожал, закончив год на отметке 56,2 рубля за $1. Осведомленные люди рассказывали, что история с краткосрочной девальвацией была нужна одной государственной компании и одному государственному банку, которые решили расплатиться по своим долгам очень–очень дешевыми рублями. Само собой, и банк, и компания это отрицали. Другие же эксперты, тоже осведомленные, говорили, что даже если государственные олигархи и не выиграли на девальвации, одно лишь подозрение рынка, что Центральный банк не свободен в своих решениях и действует в интересах отдельных уважаемых людей, способно спровоцировать самый серьезный кризис, а так мы еще легко отделались.

Было это так или иначе, мы не скажем, потому что в истории этого микроюбилея нам интересно другое. Почему–то каждый раз, когда рубль находится накануне стремительного падения, начальники по финансам уверяют население, что отечественная валюта стабильна как никогда. В августе 1998 года руководители Центрального банка и правительства отрицали вероятность девальвации рубля, 10 лет спустя спикеры ЦБ и Минфина рассказывали, что мировой финансовый кризис — еще не повод для снижения курса российской валюты. Да, собственно, и в ноябре 2014 года глава финансового регулятора убеждала телезрителей, что даже на фоне стремительно дешевеющей нефти рубль "недооценен" и имеет "большой потенциал укрепления".

Но упрекать чиновников в неискренности дело довольно бессмысленное. Ну как вы, в самом деле, представляете себе заявление председателя Центробанка? В стиле "все плохо, скупайте доллары"? Никак не представляете — и правильно делаете. У финансовых начальников работа такая — уверять держателей рублей в стабильности и надежности российской валюты. Впрочем, получается, что в этом случае обращать внимание на слова не имеет никакого смысла: правды вам не скажут. Но тогда зачем вообще слушать начальника? Может быть, именно в снижении курса рубля хозяева российских финансов и видят золотой ключик, поворот которого откроет таинственную дверь в волшебную страну, где золотые монеты висят на деревьях?

И ведь для такого предположения есть основания. Мы не раз слышали намеки, что именно ослабление рубля создает условия для роста экспорта (а это настоящий фетиш начальства) и для замещения импорта внутренним производством (а это другой фетиш начальства). Конечно, местным покупателям придется нелегко. Денег у них станет меньше, а цены на отечественные товары в отсутствие конкуренции вырастут.

Зато, рассуждает начальник, предприниматели, заработавшие на девальвации и импортозамещении, должны будут инвестировать свою дополнительную прибыль. И тут–то мы и заживем.

С чего это вы взяли, скажет экономист. Макроэкономические процессы устроены сложнее, чем кажется начальнику. Да, девальвация национальной валюты означает снижение доли зарплат и рост доли валовой прибыли в добавленной стоимости производимого продукта. Формально это означает повышение конкурентоспособности производства. Но такое повышение само по себе не означает автоматического роста инвестиций! Именно потому, что обнищание покупателей и падение потребительского спроса внутри страны заставляет местных получателей дополнительной прибыли искать объекты для инвестиций за рубежом. И именно поэтому рост прибыли крупных предприятий и рост доходов их владельцев никак не трансформируются в рост российской экономики.