Фото: Александр Палаев
Фото: Александр Палаев

Банкротное наследие. Долги "Мостостроя №6" ищут в проектах бывших владельцев компании

4179
Антон Тарануха
19 декабря 2019, 09:03

Правоохранительные органы активизируют поиск активов, в которые могли вывести заемные средства банкиров.

В деле о банкротстве некогда крупнейшего подрядчика региона ОАО "Мостостроительный трест №6" появились новые подробности. Как стало известно "ДП", двоих бывших руководителей компании привлекли в качестве обвиняемых по уголовному делу о мошенничестве с заемными средствами банка. Ущерб потерпевшей стороне оценивается в сумму почти 2,8 млрд рублей.

В региональном главке официально подтвердили данные сведения. Постановления ГСУ ГУ МВД России по Петербургу и Ленобласти (копии документов есть в распоряжении редакции) были подписаны в середине октября в отношении Дмитрия Тюрина и Валерия Жорова, которые незадолго до этого скрылись от следствия, сообщили источники, знакомые с ситуацией. В настоящее время их местонахождение неизвестно. В материалах расследования также фигурирует имя Игоря Минакова, умершего в конце 2018 года. В Рейтинге миллиардеров "ДП" он занимал 53-е место с состоянием 19,3 млрд рублей. Помимо ритуального бизнеса он занимался девелоперскими проектами NordEst Group. Площадь земель, принадлежащих организации, оценивается в 400 га.

Представители кредиторов предполагают, что активы Игоря Минакова в аффилированных структурах, перешедших родственникам и третьим лицам, могут быть арестованы для возмещения ущерба. Подробности — в материале dp.ru.

Фатальные ошибки

Причины и обстоятельства банкротства ОАО "Мостострой №6" детально разбирались на страницах "Делового Петербурга". Компания в лучшие годы имела портфель заказов на 15 млрд рублей. Финансовые проблемы, по одной из версий, возникли из-за экономического кризиса: стоимость работ резко подорожала, а делать их приходилось по ценам, заложенным на период, когда нефть и рубль ценились гораздо выше. По другой версии, заказчик задерживал выплаты и менял условия контрактов, но в Смольном это категорически отрицали и подтверждали документами, что оплата всегда была своевременной.

Источники рассказывали еще одну версию, согласно которой причинами проблем стали ошибки менеджмента молодого директора компании Дмитрия Тюрина. Первые признаки проблем, как сообщал ранее "ДП", обнаружились еще весной 2014 года, когда "Мостострой №6" начал масштабную реструктуризацию активов. Сначала началась ликвидация дочерних структур. Вместо них создавались филиалы, на баланс которых переводили людей, технику и недвижимость. Кредиторы восстанавливали удаленные юрлица в ЕГРЮЛ по суду и уже тогда пытались инициировать уголовные дела о мошенничестве. В самом тресте наличие проблем отрицали и говорили, что после реструктуризации обновленная компания станет гораздо эффективнее.

Когда выяснилось, что "Мостострой №6" безнадежно отстает от графиков работ по большинству объектов, реструктуризация продолжилась в акционерном капитале. Вместо Игоря Минакова и его партнеров основным акционером стал Дмитрий Тюрин.

В этот период действия руководства, по словам контрагентов "Мостостроя №6", могли быть направлены на преднамеренное игнорирование финансовых затруднений. На этом фоне дополнительно увеличивалась долговая нагрузка: за 2014 год кредиторская задолженность в пользу банков возросла с 3,3 млрд до 6,2 млрд рублей, что еще больше ухудшило финансовое состояние компании. Кроме того, были выявлены случаи нецелевого использования кредитных средств, выданных ОАО "Мостострой №6" на ведение хозяйственной деятельности. В итоге, вопреки условиям кредитного договора, средства были направлены на погашение кредита в пользу другого банка.

Кроме того, в течение 2014 года руководство компании перевело взаимосвязанным организациям, которые являлись недействующими или ликвидированными по решению самого ОАО "Мостострой №6", более 882 млн рублей, при этом займы и другая дебиторская задолженность не были обеспечены, компания не предпринимала попыток к их возврату, рассказали кредиторы. Так, более 562 млн рублей было перечислено ООО "СтройРесурс", которое, как оказалось, не имело трудовых и материальных ресурсов для выполнения строительно-монтажных работ, находилось по адресу массовой регистрации, предоставляло искаженную налоговую отчетность, а впоследствии было исключено из ЕГРЮЛ как недействующее. Сделки проводились по решению генеральных директоров с одобрения членов совета директоров компании.

Из арбитража в полицию

Решением Арбитражного суда Московской области от 24 марта 2016 года ОАО "Мостострой №6" признали банкротом, в отношении должника было открыто конкурсное производство по упрощенной процедуре.

Кредиторы обязали конкурсного управляющего Дмитрия Филатова обратиться с заявлением в суд для привлечения к субсидиарной ответственности бывших членов совета директоров и генеральных директоров ОАО "Мостострой №6". Сумма требований, включенных в реестр банкрота, составила около 7 млрд рублей.

В январе 2019 года на основании представленных доказательств, в том числе анализа финансового состояния компании за 2014–2015 годы, арбитраж постановил удовлетворить заявление и привлечь Валерия Жорова, Дмитрия Тюрина, Николая Кириллова, Игоря Кобзарева, Антона Новикова, Елену Кочергину, Игоря Осипова и Константина Огородникова к субсидиарной ответственности по долгам компании. Игорь Минаков из-за смерти был исключен из этого списка.

В материалах суда сказано, что существенный финансовый вред компании возник из-за сделки по заключению кредитного договора с ПАО "Сбербанк России", одобренного советом директоров в апреле 2014 года. Адвокаты, представляющие интересы ответчика, заявляли, что на момент заключения сделки у компании отсутствовали признаки неплатежеспособности и недостаточности имущества, а сама сделка по получению кредита не выходила за рамки обычного делового риска. С учетом этих доводов дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Примечательно, что 9 декабря экономическая коллегия Верховного суда Российской Федерации приняла позицию, согласно которой судами может рассматриваться вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам предприятия также и наследников умершего, в связи с чем вопрос об исключении Игоря Минакова в лице его наследников, вероятно, может быть пересмотрен арбитражным судом в деле о банкротстве ОАО "Мостострой №6", полагают участники процесса.

Ранее суды прекращали производство по таким делам и указывали, что субсидиарная ответственность наследодателя неразрывно связана с его личностью и не подразумевает правопреемства, отмечают эксперты портала "Право.ру".

"Было бы не только несправедливо, но и абсурдно предоставить наследникам умершего право на похищенное имущество и не обременить его обязанностью возмещения вреда", — подчеркнул партнер MGP Lawyers Денис Быканов.

По словам старшего юриста Nasonov, Pirogov&Partners Максима Волокова, привлечение к субсидиарной ответственности, как и возмещение имущественного вреда, преследует в первую очередь цель компенсации понесенных убытков, а не карательную цель. "Наследники должны являться ответчиками в таких спорах не потому, что они ответственны за банкротство, а потому, что они приняли обязанность наследодателя вместе с имуществом, которым должен был расплатиться наследодатель, если бы остался жив", — резюмирует эксперт.

Скрытые активы

Параллельно банкротному делу крупнейшие кредиторы обратились с заявлением в полицию. В августе 2019 года "Фонтанка" сообщала, что правоохранители возбудили уголовное дело в отношении неустановленных лиц из состава совета директоров ОАО "Мостострой №6". В ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти подтвердили данные сведения. Также в региональном главке сообщили "ДП", что следствие установило двоих подозреваемых, которым недавно были предъявлены обвинения. Речь идет о бывшем руководителе компании Дмитрии Тюрине и члене совета директоров обанкротившейся компании Валерии Жорове.

Как указано в материалах следствия, Тюрин и Жоров обвиняются в мошенничестве с заемными средствами АО "АБ "РОССИЯ" в особо крупном размере. Вместе с ними фигурирует имя Игоря Минакова. По версии правоохранителей, фигуранты дела предоставили банку заведомо ложные и недостоверные сведения, чтобы похитить кредитные деньги. Ущерб оценивается в 2,8 млрд рублей. Органы предварительного следствия приступили к допросам многочисленных свидетелей и экспертизам по уголовному делу.

Представители потерпевшей стороны полагают, что в рамках расследования органам предварительного следствия предстоит произвести розыск, установление и наложение ареста на имущество, принадлежащее фигурантам уголовного дела, их родственникам, а также третьим лицам, получившим материальную выгоду от действий Тюрина, Жорова и Минакова, в том числе недвижимость и денежные средства, с дальнейшей его реализацией для компенсации причиненного материального вреда.

Среди прочего в зоне особого внимания рискуют оказаться активы ГК NordEst, основанной Игорем Минаковым. Всплеск активности компании на рынке жилой недвижимости пришелся на 2014–2015 годы и совпал по времени с получением кредитных средств для "Мостостроя №6". На данный момент, по сведениям из СПАРК, основные подразделения NordEst принадлежат Анне Персияновой, которую в СМИ неоднократно называли родственницей Игоря Минакова.

Запрос "ДП" с просьбой о комментарии в NordEst оставили без ответа. На сайте ГК сообщается, что компания владеет земельным банком площадью более 400 га, управляет и сдает в аренду 16 коммерческих объектов, а общая площадь коммерческой недвижимости в управлении достигает 167,8 тыс. м2. Среди партнеров организации представлены ведущие застройщики Петербурга, такие как Setl Group, "Группа ЛСР", "Дальпитерстрой" и ЦДС.

Новое направление деятельности компании — продажа квартир физлицам за счет соинвестирования проектов крупнейших девелоперов Петербурга — стало возможным за счет долгосрочного сотрудничества с компаниями-застройщиками. В этих программах ГК NordEst выступает партнером, собственником территорий, на которых ведется строительство, при этом разделяет гарантии застройщиков по вводу в эксплуатацию домов, решению проблем строительства и устранению рисков дольщиков. Так, передав права ГК NordEst на часть помещений в ЖК "Шуваловский", ЛСР зачла их за участок, на котором возводит новостройку. Таким же образом ГК NordEst получила квартиры и в комплексе другого крупного застройщика — в проекте Setl Group "Чистое небо", писали "Ведомости".

В отличие от кредиторов и юристов, представители строительной отрасли не видят возможных проблем с участками, приобретенными у ГК NordEst.

"Все участки, которые когда-либо приобретались у NordEst, уже перешли в собственность нашей компании, сделки по ним завершены. В связи с этим претензий к данным участкам быть не может", — прокомментировал исполнительный директор компании Setl City Игорь Влащенко.

Другие девелоперы, сотрудничавшие с ГК NordEst, придерживаются схожей позиции. В ЛСР уточнили, что компания на данный момент уже ничего не арендует у ГК NordEst. От оценки точки зрения кредиторов в ЛСР воздержались.

"Проекты жилых комплексов, реализованные с участием ГК NordEst, с юридической точки зрения были абсолютно чистыми и прозрачными. Опасений и каких-либо предпосылок для ареста нет, все активы надежно защищены. Сомневаемся, что правоохранительные органы сосредоточат свое внимание именно на объектах, связанных с жилищным строительством, тем самым создавая источник социальной напряженности", — подчеркнул один из собеседников dp.ru в строительной отрасли Петербурга.

В целом, как указано в отчетном сообщении NordEst, по итогам 2018 года в компании увеличили продажи жилой недвижимости в денежном выражении на 15% по сравнению с 2017-м. Объем проданной недвижимости был на 8% больше показателя прошлого года. Значительно выросли прямые продажи, осуществляемые отделом продаж жилой недвижимости компании, — в 2,5 раза во втором полугодии по сравнению с первым.