Демократия на марше. Почему Узбекистан стал страной года

246
Вера Хейфец
20 декабря 2019, 08:12

Британский журнал The Economist выбрал страну года. Ею стал Узбекистан, обошедший на тернистом пути к демократии Северную Македонию, Новую Зеландию и Судан. По оценке редакции журнала, в 2019–м положение дел в этой стране стало «заметно менее деспотичным».

В 2018–м в отборе побеждала Армения — с формулировкой «имеет шансы на демократию и обновление». А в 2017–м — «революционная» Франция, где молодой Макрон поборол старую гвардию.

И этот выбор много говорит о тех, кто его делает. Конечно, отмена рабского труда, реформы и свободные выборы — прекрасные, правильные, достойные элементы деятельности государства, и можно только порадоваться за жителей Узбекистана. Однако считать победителем в соревновании демократий страну, где диктатура закончилась исключительно в связи со смертью диктатора, а реформы начались не сразу, а заметное время спустя, — решение довольно эпатажное. То есть приз не достижений, а надежды. Которая, кстати, вполне может не оправдаться. Лидер 2015 года (Мьянма) как раз сейчас в Гааге отрицает обвинения в геноциде. Да и во Франции все не так чтобы прекрасно.

И все же демократические общества «со стажем» считают важным хвалить перспективных кандидатов. Это поддерживает их стремление к новым наградам — а их тьмы и тьмы. Можно стать Человеком года, возглавить какой–нибудь рейтинг или получить призы взаимозачетами.

Поддерживает ли это демократию в мире? Поможет ли остановить массовые убийства, удержать революции, предотвратить социальные взрывы? Едва ли. Зато есть праздничная упаковка: слова о принципах либерализма, развитии, движении вперед.

Грустнее всего, что эта красота никак не сказывается на реальности, хотя нивелирует саму идею ранжирования. Один из столпов американской демократии — процедура импичмента, через которую сейчас проходит Дональд Трамп, что очень радует оппозиционную ему партию. Но это, во–первых, ничем не закончится, а во–вторых, никак не помешает (или даже поможет) Трампу выиграть выборы.

Бессилие демократических институтов и терминов — и причина, и признак того, что мир все равно никак не достигнет идеала. И чтобы победить в рейтинге лучших стран, достаточно просто следовать заветам Томаса Гоббса.

Вера Хейфец, шеф–редактор