Фото: Vostock-Photo
Фото: Vostock-Photo

Застрелился бы Растрелли? Архитекторы Петербурга оценили новые жилые здания

5897
Дмитрий Ратников
25 декабря 2019, 08:43

Специально для "ДП" архитекторы Петербурга под конец года оценили новые жилые здания.

Что такое петербургский стиль в архитектуре? И есть ли он? Эти вопросы вызывают большую дискуссию — специалисты порой занимают противоположные позиции. "ДП" накануне Нового года решил узнать, есть ли в городе новые дома, олицетворяющие современный Петербург.

Традиционно популярные материалы в СМИ, связанные с архитектурой, — это критика новостроек. "Трезини бы повесился", "Растрелли б застрелился" — частые комментарии читателей таких сюжетов. Однако сами проектировщики не устают повторять, что нужна и обратная коммуникация: между ними и горожанами нужно наладить мостик, чтобы творцы объясняли свои шедевры.

Однако ни Петербургский союз архитекторов, ни Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга, ни Объединение архитектурных мастерских — а это самые известные и авторитетные профессиональные собрания города — уже много лет не могут создать пригодную для общения площадку. В итоге тем авторам, работы которых песочат в газетах и с телеэкранов, остается либо оправдываться, либо огрызаться. Ну либо молчать, надеясь, что все забудется.

Пробовать предвосхитить ситуацию — можно. Ведь архитектура и сегодня интересует огромное количество людей. Увы, иными категориями, кроме как "стекло и бетон" или "опять этот обрыдлый керамогранит", народу оценить творения сложно. А как самим архитекторам?

Все время говорю: зачастую чем менее дом заметен, тем он лучше. Одно из таких зданий, которые не подражают чему–то старому (а подражать не надо, если не умеешь на этом языке разговаривать), находится на Старо–Невском (Невский пр., 137. — Ред.). Его построил Евгений Герасимов. Это тот случай, когда дом не оказал токсичного воздействия на окружение. Он спокойно там стоит и не вызывает раздражения. Есть еще один такой случай — на Малом проспекте Васильевского острова (дом №9. — Ред.), его Земцов спроектировал. Еще один пример приведу — дом, который Григорьев спроектировал на Охте (Пискаревский пр., 1. — Ред.). Мне он очень нравится. Это хорошая уместная архитектура, где понятно, что автор хотел сказать. Охта — это ведь царство промышленной краснокирпичной архитектуры. И в этом доме есть деликатные отсылки к этой заводской архитектуре, притом что это качественно и хорошо сделано.
Максим Атаянц
Максим Атаянц
гендиректор ООО «Архитектурная мастерская М. Атаянца»
Я бы назвал дом на Свердловской набережной (Пискаревский пр., 1. — Ред.). Пожалуй, из жилых домов последних лет сорока это наиболее профессиональное решение с точки зрения работы с городским контекстом и городской традицией. Дом имеет сильный, запоминающийся, самобытный образ, который связан в первую очередь с промышленной архитектурой. Силуэт здания, с одной стороны, не монотонный (это не прямой карниз), с другой — имеет очень правильный с точки зрения невской панорамы ритм, масштаб. И в этом смысле находящееся рядом жилое здание (Свердловская наб., 58. — Ред.) — серое, жуткое — своей неуместностью просто подчеркивает адекватность григорьевского здания.
Степан Липгарт
Степан Липгарт
гендиректор ООО «Липгарт архитектс»
Самые главные принципы петербургской архитектуры — ансамблевость, трехчастность, диалог с окружающей средой. Каждый архитектор ведет диалог с городом. Когда главный участник этого разговора — город, тогда это петербургская архитектура. Сегодня ситуация стала лучше, потому что мы, слава богу, ушли от точечной высотной застройки, то есть от вертикалей, и перешли в более привычный формат горизонталей. Благодаря этому восстановилась петербургская ментальность. Что касается фасадных тенденций, то нынешний этап знаменателен тем, что в целом архитекторы больше рисуют имитации классицистической тектоники, традиционной для города, и это можно только приветствовать.
Михаил Мамошин
Михаил Мамошин
гендиректор ООО «Архитектурная мастерская Мамошина»
Для меня один из удачных примеров — торговый центр Vanity на Казанской улице (дом №3. — Ред.), рядом с Казанским собором. Он очень современный, не подстраивается под старину, не маскируется, при этом достаточно деликатно вписывается за старинной изгородью (имеется в виду ограда Воронихинского сквера. — Ред.). Но я знаю, что для многих петербуржцев такая радикальная современная архитектура трудно воспринимается в центре. В то же время если посмотреть, как живет Европа, то там старая, даже древняя архитектура где–нибудь в Риме часто соседствует с современной — и одно другое только подчеркивает.
Михаил Кондиайн
Михаил Кондиайн
замгендиректора ЗАО «Архитектурное бюро «Земцов, Кондиайн и партнеры»
Cчитаю, что нет такого понятия, как современная петербургская архитектура. Я бы говорил "современная архитектура Петербурга". Отличительная черта именно петербургской архитектуры — ансамблевость, но в современной архитектуре она утрачена. Утрачена по объективным причинам, не в силу того, что архитекторы бездарные, а в силу экономических и социальных условий. Из удачных примеров я бы назвал нереализованный Музей блокады (на Смольной набережной на месте Сада на Неве. — Ред.), который сделала "Студия 44" Явейна. Хороший пример современной архитектуры — по стилистике, по подходу, по методу работы. Если из реализованных объектов, то мне лично нравится жилой дом Герасимова на Старо–Невском проспекте, который с шайбой наверху (Невский пр., 152. — Ред.). Он очень хорошо сел именно в исторической застройке.
Александр Кицула
Александр Кицула
гендиректор ООО «Архитектурное бюро «Я. К.»
Петербургской архитектуре характерны масштаб и соразмерность с окружающей застройкой. Это за исключением соборов. А современную архитектуру делают те, кто работает сейчас. Например, я. Рядом с Казанским собором у меня стоит дом (Казанская ул., 3. — Ред.), стеклянный, в котором собор и отражается. Но при этом дом в масштабе Петербурга.
Марк Рейнберг
Марк Рейнберг
совладелец ООО «Архитектурная мастерская Рейнберга и Шарова»
Я бы отдельные здания не выделял. В общем картина по жилым домам складывается хорошая. Если, конечно, это не просто колоссальные жилые стены, как у "ЛенСпецСМУ". А хорошую современную архитектуру можно посмотреть на Васильевском (причем как в исторической застройке, так и в западной части) или у Черной речки. Современная петербургская архитектура более сдержанная, строгая, без особенных выкрутасов.
Борис Богданович
Борис Богданович
гендиректор ООО «Слои аркитектс»