Деньги есть. Год для петербургских промышленников удался, но настроения тревожные

7559
Георгий Богданов
30 декабря 2019, 07:48

На первый взгляд, год для петербургских промышленников удался. Рост производства может составить порядка 4,5%. Однако настроения среди предприятий тревожные: оказалось, что свободные средства — это далеко не всё.

Петербургские промышленные предприятия по итогам 2019–го сработали вдвое лучше, чем в целом по стране, где зафиксирован рост на 2,7%. И уж точно намного лучше, чем Европа, где в некоторых странах промышленники, наоборот, сокращают выпуск продукции (например, в Германии он упал на 4%).

Городские власти объясняют ситуацию просто: работает эффект концентрации мощностей. В городе сосредоточено такое количество разнотипной и разноотраслевой промышленности, что это дает мощный кумулятивный эффект.

"Возможно, в азиатских городах есть что–то похожее, но точно не с такой древней и высококачественной школой, как у нас. Рост 5% естествен для такой массы концентрированного интеллекта и промышленных мощностей. Здесь не надо обольщаться, мы с вами можем сделать больше. Нужно осознать этот потенциал и правильно его использовать", — подвел итоги работы для "ДП" глава комитета по промышленности, инновациям и торговле Юрий Калабин.

Автопром притормозил

В начале года темпы роста петербургской промышленности были даже выше, что во многом было обеспечено хорошими результатами автокластера. Еще в I квартале объем производства легкового транспорта, согласно Петростату, демонстрировал рост на 9,2%. К октябрю эта цифра упала до +2,2%.

И теперь уже понятно, что крупнейшие автоконцерны могут закрыть год "в ноль". Причины — падение спроса на автомобили в стране (–6,5% за 10 месяцев) и неудачи с модельным рядом.

"Причины сокращения спроса на петербургские модели разные. Например, Nissan и Toyota за последние 2 года обновили модели, выпускаемые на своих заводах, а Hyundai — не совсем. Иногда перед стартом производства обновленной модели происходит определенное сокращение ее продаж. Так вышло недавно с RAV4, чьи продажи просели в сентябре–октябре", — объясняет Михаил Чаплыгин, генеральный директор "Auto–Dealer–СПб". По его оценкам, спрос на автомобили завода Hyundai и Nissan сократился на 4%, у Toyota цифра чуть лучше — покупать стали на 2% меньше автомобилей. "Объем экспорта способен пока компенсировать это падение, поэтому автопром балансирует на грани нуля", — констатирует эксперт.

Но настоящей головной болью для городских властей становится оборонка. По оценке профессора кафедры экономики и управления предприятиями СПбГЭУ Елены Ткаченко, сейчас это одна из самых проблемных отраслей экономики Петербурга. Совместно с экспертами она проводила опросы представителей судостроительного кластера, кластера радиоэлектроники и отраслей, работающих с "Роскосмосом", а также их субподрядчиков. Проблема у всех одна и та же: переход на затратную модель работы в рамках ФЗ–44.

"Модель, может быть, и неплохая, но она порождает закредитованность, которая нарастает как волна. Особенно тяжело тем, у кого длительные циклы изготовления продукции. Это же как снежный ком. Судостроители получили аванс, поставили судно на воду, испытывают, а денег у них еще нет по расчету. Соответственно, они сами в кредитах, и все, кто с ними работает, тоже в кредитах. У нас закредитованность за 3 года по оборонке выросла с 1 трлн до 2,5 трлн рублей. Одновременно снижается оборонзаказ, от них требуют диверсифицировать производство, переходить на принципиально новые рыночные позиции, но они никогда так не работали, это не рыночные компании", — рассказывает Ткаченко.

При этом самый большой рост зафиксирован в производстве электрического оборудования и одежды: эти отрасли выросли почти на 30% к прошлому году. Традиционно хороший рост наблюдался в фармацевтическом кластере (+7,3%), также выросло производство напитков (+6,1%).

Вложиться, чтобы выжить

По сути, промышленность оказалась "взята в клещи". С одной стороны, нестабильный государственный заказ и задержка финансирования национальных проектов. С другой — слабый спрос населения (реальные зарплаты в Петербурге упали еще на 0,8%). "Из–за низкого потребительского спроса 2019 год был для нас непростым, но мы выводим на рынок новые продукты и будем производить их с помощью новых технологий. Инновации позволят нам как удовлетворить требования потребителя, так и повысить эффективность производства, сделать это взаимовыгодным как для наших конечных потребителей, так и для компании", — рассказал "ДП" директор фабрики холодильников "БСХ Бытовые Приборы" Илья Кашин.

Такой подход сейчас выбирают многие крупные компании Петербурга, констатирует Елена Ткаченко. Бизнес всерьез опасается мирового кризиса и делает все, чтобы повысить эффективность сейчас, пока есть деньги. А они действительно есть: большинство опрошенных аналитиками СПбГЭУ компаний говорят об увеличении выручки. "В 2019 году мы наблюдали усиление тенденции, начавшейся еще в 2018–м: затишье на промышленном рынке в плане новых проектов по модернизации и техническому перевооружению, — возражает Александр Сирченко, первый заместитель генерального директора АО "ЭлТех СПб". — Если говорить в целом о компаниях, запускающих проекты по модернизации, это, как правило, предприятия в составе госкорпораций. Частный бизнес еще не оправился от последствий кризиса, не в последнюю очередь психологически, и не готов к масштабным инвестпроектам".

Предприятия предпочитают экономить на аудите, подготовке кадров, переобучении персонала, работе над корпоративной культурой, и в итоге, как правило, все ограничивается заменой оборудования и ремонтными работами, констатирует Сирченко. И призывает государство помогать: льготами, софинансированием, дотациями, поддержкой в подготовке кадров. Причем желательно — спросив сперва самих промышленников, что им нужно. А то часто бизнес сам не знает, что делать потом с любезно оказываемой ему господдержкой.