Все более реальная угроза. Архитектурные итоги года выглядят как случай с полупустым стаканом

529
Алексей Лепорк
26 декабря 2019, 10:30

Архитектурные итоги этого года выглядят как подзатертый случай с полупустым стаканом. Все зависит от точки зрения.

Если быть оптимистами, то налицо заметный прогресс: Судебный квартал от Стрелки Васильевского острова увели. Это, бесспорно, замечательно и здорово, в известном смысле посильнее перевода "Газпрома" от Смольного в Лахту. Наша главная гордость и наш уникальный вклад в мировую архитектуру сохранены, водное пространство на развилке Невы останется прежним. И на мгновение забудем, что над ним теперь маячит (буквально!!!) "Лахта Центр".

Впрочем, каким будет этот судебный квартал на месте несостоявшегося музея блокады (очевидная потеря), непонятно, собираются ли проводить новый конкурс, отнесутся ли внимательно к силуэту Смольного собора — все это в тумане. Добавим, что Смольному угрожает теперь еще и новое газпромовское наваждение — преступно задуманный новодел quasi–Растрелли — колокольня. Видно, оси с одной стороны мало, хотят город буквально закольцевать. Понятно, что со стрелкой ничего не сравнится, но можно ли так попустительски относиться ко всем остальным набережным, даже не пытаясь хоть как–то их улучшить и развить.

Собственно, с градостроительной точки зрения это самое важное. С урбанистической, с точки зрения реального функционирования мегаполиса, все заметно смурнее. Весь год шли разговоры о строительстве метро, о способах связать аэропорт с городом, о возможностях и насущных потребностях новых веток подземки, соединяющих как дальние, так и ближние части города (большая часть Калининского района как раз за Невой и Смольным) с центром, но воз и ныне там. На этот воз отгрузили, видимо, изрядное количество средств. Но так как разговоры о проектных документациях шли постоянно, даже не хочется знать, сколько на все эти проекты и сметы ушло денег. А перспективы как были неясны, так и остались. Пятимиллионный город в аэропорт ездит на такси или автобусе, и при этом вводятся электронные визы для иностранцев. Видно, ждут самых неприхотливых и стойких. Ну а нас к этой стойкости и так постоянно приучают.

Надо заметить, что никаких градостроительных инициатив в отдалении от центра нет, там все застраивается, как карману девелопера угодно, а потом расхлебывают. Ладно, посмотрим на центр. Казалось, с главным пустующим и на глазах ветшающим объектом что–то все же должно случиться. Речь, естественно, о Конюшенном ведомстве, даже конкурс инвестиционных проектов провели. А результат нулевой. Правда, обещают до конца года что–то объявить, ждем.

Как всем стало ясно, город у нас и вправду богатый. С СКК, похоже, все в общем и целом уже решено. Зачем реконструировать и экономить, лучше дать грант 10 млрд рублей и помочь прекраснейшим девелоперам построить его заново — за 20 млрд. Видно, в перспективе именно на эти 20 город у них новый хоккейный дворец и выкупит, а дальше займется его приспособлением под новые нужды. Схема настолько знакомая, что продолжать не стоит. А каким этот нео–СКК предстанет, никто не ведает.

Ну хорошо, а есть ли новые прекрасные дома, скажем, в том же центре. И тут парадоксально есть положительный ответ. А как же, на впадении Крюкова канала в Мойку появился вполне себе добротный дом. Ругают архитектора Герасимова, а он иногда вполне убедительные дома выдает. Первый был в Ковенском, это второй. Дом настолько съедобный, что пройдет лет пять, он подпылится, и его вполне можно будет за неоклассику 1910–х выдавать. Он умело выдает себя за продолжение музучилища 1914 года в Матвеевом переулке. Но тут уж сами решайте, комплимент это нашему времени или как. И тогда его наверняка должны поставить под охрану государства и признать частью культурного наследия.

Вот тут одна закавыка и кроется. Его–то поставить можно, но как же тогда объяснят, почему сталинскую неоклассику нельзя. А именно над ней нависала весь год все более реальная угроза. И Троицкий рынок, и дом на 2–м Муринском — ласточки последней волны, дальше могут пасть стаи. Им отказали по причине вторичности их классицизма.

Этого обвинения, впрочем, и Кваренги не избежать, и он палладианство второй волны. Но, к примеру, проспект Стачек защитить будет трудно. Сталинская архитектура настолько добротна и художественно качественна, что именно ее надлежит ставить под охрану в срочном порядке, причем целиком. Иначе ее будут либо вырубать, причем нещадно, либо сохранять комичными кусочками в виде кинодекорации, как в новом главном стадионе. И именно в этом главный вопрос — есть ли у города спокойствие, на взгляд оптимиста. Он ведь тому, что дано, радуется, значит, ценит, а потому лучезарно вперед и смотрит.