Фото: Сергей Коньков
Фото: Сергей Коньков

Семья вывезет. Владелец крупнейшего в России грузового перевозчика теряет активы

10193
Алексей Стрельников, Алексей Клепиков
16 января 2020, 00:17

Петербургский миллиардер Александр Богатиков (131–е место в Рейтинге миллиардеров "ДП" — 2019) стремительно теряет богатство. Он сократил долю в ООО "0578 Холдинг" (группа компаний "Деловые линии") с 43 до 4,3%, передав руль управления своим родственникам. Это происходит на фоне судебных тяжб в Лондоне и на Кипре, инициированных экс–компаньоном Богатикова по "Деловым линиям" Михаилом Хабаровым.

В 2020 год "Деловые линии" въехали с новым составом владельцев. Доли раздробили 30 декабря в одной из компаний–учредителей — ООО "АБ Групп" (владеет 43% "Деловых линий"). По 30% "АБ Групп" получили родственники Александра Богатикова — Андрей Богатиков (брат), Эльвира Богатикова (мать), Александр Николаевич Богатиков (отец). Остальные 10% сохранил за собой Александр Александрович Богатиков, следует из данных системы "СПАРК".

Этот маневр по созданию "семейного подряда" может быть связан с конфликтом Александра Богатикова с бывшим компаньоном Михаилом Хабаровым.

Дороги предпринимателей разошлись в 2017 году. Тогда претензии к "Деловым линиям" предъявляли Следственный комитет и налоговая служба. Погасив 1,6 млрд рублей задолженности, грузоперевозчик сменил материнскую компанию с кипрской Doglemor Trade Limited на ООО "0578 Холдинг" с пропиской в Московской области и новым составом учредителей, где Хабарова уже не оказалось.

В прошлом году структура Хабарова инициировала спор в Лондонском международном третейском суде (LCIA). Эхо разбирательства в декабре долетело до Петербурга, где "Деловым линиям" на время парализовали юридические действия по изменению состава бенефициаров.

Эксперты отмечают, что дробление пакета "АБ Групп" вызвано, скорее всего, стремлением Богатикова обезопасить себя от потери контроля над "Деловыми линиями".

Размер иска в Лондонском суде — $25 млн. Как утверждают юристы Михаила Хабарова, который на данный момент занимает пост главного исполнительного директора банка "Траст", такую сумму они требуют со структур Александра Богатикова.

Предприниматели ударили по рукам в 2015 году: Solarstones Limited (зарегистрирована на Сейшельских островах, на 75% принадлежит Михаилу Хабарову, на 25% — входящей в "Альфа–Групп" компании "А1") договорилась оказывать ряд консультационных услуг по управлению и развитию принадлежащей Александру Богатикову группы "Деловые линии", в том числе DL Management. Однако сотрудничество по непонятным причинам в 2017 году прекратилось, а Solarstones Limited заявила о многомиллионном уроне, обратившись в итоге в LCIA.

Запрет наложен и снят

В прошлом году фокус спора переместился из британской столицы в Приморский районный суд Петербурга. Там с октября 2019 года периодически встречаются обе стороны. В небольшом судебном зале, заставленном фикусами и коробками с кипами документов, 18 октября выпустили неожиданное и неприятное для ответчика (то есть Богатикова) определение. Как уже писал "ДП", документ заблокировал изменения в составе собственников "Деловых линий", а налоговым органам запретили регистрировать какие–либо сделки в отношении восьми дочерних компаний. Из иска Solarstones следовало, что сейшельцы опасаются невозможности исполнения в России английского решения в случае положительного для них исхода.

"В своем заявлении компания "Соларстонс Лимитед" ссылается на то, что Богатиков А. А. предпринимает действия, направленные на вывод принадлежащих ему активов, а именно долей в уставном капитале ряда обществ с ограниченной ответственностью, на которые и просит наложить арест", — говорилось в определении Приморского районного суда (есть в распоряжении "ДП").

Представители Александра Богатикова с такими выводами не согласились и обратились с жалобами в городской суд, который 25 декабря запрет снял.

"Первая инстанция ввела ограничения с нарушениями и в обход своих компетенций (вопрос относится к компетенции арбитража), что и признал городской суд", — говорится на официальном сайте "Деловых линий".

Аналогичное наступление Solarstones попыталась организовать в регионе регистрации "0578 Холдинг", обратившись в Арбитражный суд Московской области. Но там люди в мантиях отказали им в иске.

"Бесспорные доказательства того, что контролирующий участник предпринимает какие–либо меры для отчуждения имущества и (или) уменьшения своей имущественной массы, в материалах дела отсутствуют", — говорится в решении суда.

Примечательно, что в конце прошлого года Александр Богатиков не только существенно сократил свою долю в "Деловых линиях", но и расстался с бизнесом в калининградской компании "Инносети", передав фирму отцу. Гендиректор "АБ Групп" Анастасия Шакурина в разговоре с корреспондентом "ДП" отказалась от комментариев. Без ответов вопросы оставила и пресс–служба "Деловых линий".

Война компроматов

Параллельно активизировалась информационная борьба. Основные публикации сомнительных материалов про Александра Богатикова и Михаила Хабарова отгремели в 2018 году, а с декабря прошлого года начался новый этап — эстафету подхватили telegram–каналы. Они обрушились на Михаила Хабарова серией "компромата". Неподтвержденные данные должны были убедить читателя в попытках "рейдерского захвата". Всего мессенджеры выпустили больше десятка публикаций на эту тему.

В то же время анонимные авторы указывали на странность иска, поданного в Приморский районный суд, который не должен был касаться спора бизнесменов, тем более устанавливать обременения.

Сторона Михаила Хабарова объясняла свой выбор тем, что в Приморском районе находился последний известный адрес прописки Александра Богатикова. Хотя, по данным "ДП", соучредитель "Деловых линий" никогда не владел там собственностью.

Представитель Solarstones Андрей Козлов подчеркнул, что "суд не дал никакой оценки вопросу обоснованности или необоснованности обеспечительных мер".

"Александр Богатиков попробовал размыть свою долю еще в период действия судебного ареста, но ФНС отказала ему тогда в силу наличия ареста, — высказывает свое мнение Андрей Козлов. — Получается, что публично через своих юристов Богатиков заявлял, что арест незаконен, а параллельно с этим без привлечения внимания он пытался размыть свою долю в компании, что явно свидетельствует о лукавости его заявлений".

Долгая дорога

При этом часть сохранившихся активов "Деловых линий" на Кипре заморожена — на них наложен арест по заявлению структур Михаила Хабарова. Решение принимал местный суд в 2018 году, а общая сумма замороженного имущества оценивалась в $153 млн. В перечень этого имущества попали, по данным "ДП", компании "Автоделлин", "Оптима Логистик" и "Прокатофф". Материнской структурой для этих юрлиц остается Doglemor Trade Limited.

По итогам 2018 года общий актив офшора оценивался, по данным СПАРК, в 19 млн рублей. Причем компании за тот же отчетный период недосчитались прибыли: "Оптима логистик" снизила показатель за год с 96 млн до 750 тыс. рублей.

На официальном сайте "Деловых линий" говорится, что спор никакого влияния на деятельность группы компаний не оказывает.

Ассортимент юридических инструментов для исполнения решения международных судов обширен, говорит партнeр Enforce Law Company Антон Марткочаков. Специалист привел в пример успешный кейс британской Silverburn Shipping в LCIA против московского ООО "Судоходная компания "Арк". Взыскатель требовал расторгнуть договор чартера и вернуть судно. Российская компания пыталась опротестовать решение на родине, но и там потерпела поражение.

В контексте

История с "Деловыми линиями" уникальна тем, что деофшоризация группы произошла не только и даже не столько под влиянием государства и его фискальных интересов, сколько благодаря корпоративному конфликту.

Оказалось, что разрубить гордиев узел противоречий проще, если компанией управляет российское юридическое лицо. Но, чтобы полностью "очиститься" от офшорного прошлого, требуется время. А значит, без международного суда (в случае с "Деловыми линиями" — Лондонского) не обойтись.

В советское время отечественные предприятия в споре с зарубежными контрагентами из всех мировых судебных инстанций выбирали, как правило, Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма. В СССР считалось, что Швеция — во–первых, нейтральная, а во–вторых, почти социалистическая страна, и потому только там можно добиться правды в споре с "проклятыми буржуинами".

Но времена меняются, и начиная с 1990–х годов российский бизнес предпочитает искать судебную защиту в Англии. При этом Лондонский международный третейский суд (LCIA) невероятно дорогой с точки зрения юридических издержек и во всех смыслах слова безапелляционный — его решения обжалованию не подлежат. Среди других преимуществ LCIA — исполнимость арбитражного решения в подавляющем большинстве государств, возможность выбора арбитра или эксперта и, что тоже важно, гарантия конфиденциальности.

Любопытно, что решать корпоративные споры можно и в российских коммерческих арбитражах. Их в стране семь, и этого вполне достаточно. Делами они вовсе не завалены — предприниматели предпочитают идти в государственные арбитражные суды. Почему? Дело не только в относительно символическом размере судебной пошлины и не в том, что у государственного суда целых четыре инстанции (а значит, снижается вероятность судебной ошибки).

Дело в том, что в силу своей перегруженности государственные арбитражные суды не готовы изучать документы, факты и обстоятельства вне пакета, представленного сторонами. Их подход довольно формален. А это вполне устраивает среднестатистического российского бизнесмена средней руки. Его менталитет прост — не добиться правосудия, а, вложив массу денег в юристов, доказать, что он сильнее оппонента. В Лондонском или Стокгольмском судах это невозможно. А в государственном российском — запросто. Именно поэтому становление института коммерческих третейских судов идет в России с таким скрипом.

Решение LCIA — признанного и, пожалуй, самого популярного у сторон, связанных с Россией, арбитражного института — будет исполнено в нашей стране с большей вероятностью, нежели решение государственного суда Великобритании. Поскольку Россия и Соединeнное Королевство — участники Нью–Йоркской конвенции 1958 года о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Оснований к отказу в признании немного, но они активно используются отечественными судами. К ним относится, в частности, противоречие решения публичному порядку нашей страны. В целом приводится в исполнение около 90% решений. Если стороны не придут к мировому соглашению, спор в LCIA может продлиться несколько лет и стоить его участникам несколько миллионов долларов одних лишь судебных издержек.
Роман Макаров
Роман Макаров
Партнeр Nektorov, Saveliev & Partners
Любой конфликт притормаживает развитие бизнеса. Несколько лет назад у "Деловых линий" были проблемы с налоговой. Это, безусловно, создало негативный фон, но существенно не повлияло на деятельность компании или репутацию. Другое дело — корпоративный конфликт и угроза ограничения движения средств по счетам. Хотя у "Деловых линий" есть подушка безопасности — они занимают сегмент сборных грузов с высокой маржинальностью. Сумма претензий в $25 млн довольно высокая, но не критичная. Тем более нет гарантии, что английский трибунал удовлетворит требования заявителя.
Владимир Матягин
Владимир Матягин
президент ассоциации "Грузавтотранс"