Фото: www.vzas.ru
Фото: www.vzas.ru

Слом алюминия. Миллиардная выручка не спасла завод от начала банкротного процесса

9871
Дмитрий Маракулин, Светлана Афонина
16 января 2020, 06:20

Как следует из картотеки арбитражных дел, в отношении ООО "Всеволожский завод алюминиевых сплавов" (ВЗАС), которое позиционирует себя как одного из крупнейших производителей вторичных алюминиевых сплавов в России, введено наблюдение. Эта процедура назначена судом в рамках банкротного дела ВЗАС, инициатором которого выступила компания "НПФ "Гранат–машстрой" с требованием в размере 1,2 млн рублей. Немного позже к этому процессу присоединилась ФНС, взыскивая 1,6 млрд рублей долга. Сейчас ВЗАС обжаловал в 13–м арбитражном апелляционном суде решение суда о банкротной процедуре.

ВЗАС изначально дислоцировался во Всеволожске, но впоследствии был перенесен в промзону Рыбацкое в Петербурге. На его сайте сообщается, что завод — единственный в России переработчик алюминиевых банок. В 2017 году СМИ писали, что компания получила в Петербурге разрешение на утилизацию автомобилей по госпрограмме, но вскоре завод прекратил работу с машинами.

По данным информационной системы "Контур.Фокус", 100%–ным владельцем завода является "Европеан Венчур Инвестменс ЛТД" (Великобритания). Выручка компании в 2017 году составила 4 млрд рублей. Однако в профильном комитете Смольного, курирующем промзону Рыбацкое, как и в ряде других госструктур и ведомств, о ВЗАС ничего сказать не могут: компания к ним ни разу не обращалась. Членом Алюминиевой ассоциации завод также не является.

Выручка от продаж, отмечают специалисты, не является основным показателем, характеризующим платежеспособность и финансовую устойчивость компании. О финансовой стабильности предприятия говорит его прибыль. Согласно открытым источникам, в данных бухгалтерского баланса ВЗАС последние 4 года фиксируется непокрытый убыток, а с 2017 года отражается и чистый убыток в отчете о финансовых результатах. Строка "запасы" уменьшилась за 2017 год в 58 раз — с 700 млн до 12 млн рублей. При этом не произошло наращения других активов компании, а уменьшилась кредиторская задолженность. То есть компания реализовала огромный запас продукции, но вырученные деньги были потрачены не на развитие бизнеса, а на экстренное погашение старых долгов. Этим и объясняется значительный показатель выручки от реализации.

"К сожалению, часто встречаются случаи, когда компании со значительной выручкой от реализации находятся на грани банкротства", — констатирует советник адвокатского бюро "S&K Вертикаль" Наталья Колерова. В качестве примера она приводит случай с Челябинским металлургическим комбинатом (группа "Мечел"). Компания задолжала крупные суммы своим контрагентам и расплачивалась с ними только тогда, когда в суды подавались иски либо непосредственно заявления о признании комбината банкротом. При этом выручка от реализации всегда оставалась на достойном уровне. С промышленными производственными компаниями вообще ситуация достаточно распространенная, добавляет Колерова.

История образования задолженности ВЗАС, отметим, достаточно распространенная. Так, в 2013–м завод заключил с "Гранат–машстроем" договор на поставку продукции, но не расплатился за нее. Контрагент взыскал долг в арбитражном суде, после чего у него появилось право предъявить должнику иск о несостоятельности. А в случае с ФНС основания дала проверка работы компании за 2013–2014 годы: фискальное ведомство пришло к выводу, что компания неправомерно уменьшила налогооблагаемую базу, что привело в итоге к доначислению налога на прибыль, НДС и штрафов за налоговое правонарушение и пеней.

При этом сам завод обжаловал решение фискалов в трех инстанциях арбитража. В конце 2019 года Арбитражный суд Северо–Западного округа, который ВЗАС просил отменить решение первой и апелляционной инстанций, отказал заводу в удовлетворении его требований. Кассация пришла к выводу, что нижестоящие суды полно и объективно исследовали все обстоятельства дела и правильно применили нормы права.

В деле о банкротстве ВЗАС Наталья Колерова обращает внимание на ряд деталей. Интересно, что претензий со стороны контрагентов, которые дошли до судов, не так много: за 2018 год около 20 млн против 1,6 млрд требований налоговой инспекции. При этом примечательно, что старт процедуре банкротства был дан кредитором, которому должны всего 1,2 млн рублей. ФНС присоединилась к процессу только спустя 4 месяца. Не исключено, что все это время шли переговоры об урегулировании ее претензий, предполагает советник "S&K Вертикаль". "Любопытно, что кредиторы, требования которых возникли ранее и на более крупные суммы (например, в одном из арбитражных споров завода с его контрагентом фигурирует размер требований 260 млн рублей), все это время не проявлялись и не высказывали намерения признать компанию банкротом", — отмечает Наталья Колерова.

Добавим, что список банкротчиков завода может пополнить ООО "Балтик алуминиум", которое взыскало в арбитраже с ВЗАС порядка $1,8 млн, в том числе проценты и неустойку. В период 2016–2018 годов взыскатель выдал заводу заем $2,2 млн на модернизацию и ремонт оборудования, средств производства и инструментов. Однако ВЗАС погасил кредит только частично. Это решение было оставлено в силе кассационной инстанцией.

Телефоны завода, указанные на его официальном сайте, не отвечают.