Секьюрити для скрипки с оркестром. Вадим Финкельштейн о звездных райдерах, вентиляции, звуке и Альберт–холле

16946
Кристина Важенина
18 января 2020, 09:05

Выступления звезд — дело хлопотное. Публика готова идти на жертвы ради встречи с прекрасным. Иногда это стремление бывает опасным. О том, как охраняют звезд на концертах и выступлениях, корреспонденту "ДП" рассказал президент КСК "Тинькофф Арена" Вадим Финкельштейн.

Сколько выступлений звезд у вас бывает за год?

— Сложно сказать, концертный график весьма пластичный. Бывает так, что исполнитель отыграет концерт, а через 2–3 месяца снова хочет выступить у нас. Нравится звук, площадка, атмосфера.

Артисты и коллективы приезжают со своей личной охраной или ваша компания предоставляет секьюрити дополнительно?

— У большинства звезд всегда есть при себе личный телохранитель. Если его недостаточно, то мы предоставляем столько охраны, сколько нужно. Обычно это прописывается в райдере. Разумеется, запросы у звезд бывают разные. Валерия, например, ездит со своим личным охранником. А Лепс не привозил с собой никого. Количество охраны зависит от необходимости и тщеславия звезды.

Сколько охранных агентств работает с вашей компанией?

— Вот уже длительное время сотрудничаем с одной и той же фирмой SDS и, если артист просит, привлекаем дополнительные силы.

Как обеспечивается порядок на концертах?

— На больших мероприятиях у нас всегда присутствует полиция. А так — все зависит от публики. Если выступает симфонический оркестр, это одна публика, если бои без правил — совершенно другая. Тут, понятно, надо больше присмотра. На молодежные концерты мы привлекаем и охрану, и полицию, и волонтеров. Следим, чтобы не портили мебель и обстановку. В каждом случае своя специфика. В классическом варианте у нас работают 14 охранников, в сложном — 58 человек плюс привлеченные силы полиции.

Есть ли дополнительные сложности в связи с возможной угрозой терактов?

— Как таковых нет. Есть больше работы. Площадка новая, все требования к проведению мероприятий с большим присутствием людей мы соблюдаем. Заранее подаем заявку полиции, приезжает кинолог с собакой, обследует все помещения. На погрузке–разгрузке декораций и инструментов у нас действует соответствующий режим допуска, и занести что–либо в зал невозможно. Досматривают как в аэропорту.

Услуги по обеспечению безопасности стали с учетом новых реалий дороже?

— Охрана такого уровня всегда была недешева. Да, дорого, но это необходимость. Иногда за нее платит арендатор, а бывает, что и сам музыкант привозит собственную охрану, лицензированную.

Часто приходится сталкиваться с неординарными ситуациями?

— Бывает всякое. Вот Светлана Лобода, например, выставила райдер, чтобы ее сопровождали везде 10 человек охраны постоянно. На концерте, у гримерок, до отеля. До нее таких условий не выдвигал никто. Но это право артиста. Каждый исполнитель присылает свой райдер. Если концерт проводит арендатор, то мы в общем и не в курсе, с какими сложностями ему приходится сталкиваться. Очень многое зависит от фанатов. Состоялась у нас тут встреча с Хабибом Нурмагомедовым. Это было нечто. Его представители привезли свою охрану, мы выставили несколько десятков человек, присутствовала полиция. Фанатов было 3 тысячи человек. Они не просто пришли послушать знаменитого спортсмена, а, как говорится, хотели потрогать, "оторвать кусочек на память". Творилось что–то страшное. Выводили из зала в плотном кольце охраны, фанаты окружили машины, еле совладали. Полиция четко сработала, хочу отметить, очень помогли.

К вам не только приезжают уникальные люди, но и привозят уникальные инструменты. Например, известно, что Эдвин Мартон гастролировал со своей скрипкой Страдивари. Как обеспечивалась ее безопасность?

— С Мартоном приехал личный телохранитель. Он охранял скрипку. Днем и ночью. Инструмент находился в специальном железном контейнере, пароль от которого был лишь у самого артиста. Тот открывал его в полном одиночестве, оставаясь наедине со скрипкой. Сам контейнер был похож на ядерный чемоданчик. Всем очень хотелось его потрогать. Неудивительно, ведь стоимость этой скрипки — 7 млн евро.

Были какие–то еще истории, подобные этой?

— Питер Бенсе, пианист–виртуоз, запросил определенный рояль. Он играет только на таком. Роялей этих в стране всего четыре штуки, но в Питере такого не оказалось. Инструмент стоимостью $1,5 млн везли из Москвы специальным автотранспортом в сопровождении охраны. Выгружали тоже, как понимаете, с особыми предосторожностями.

У вас, как известно, есть и VIP–обслуживание. Оно подразумевает какой–то специальный режим охраны?

— У нас 23 VIP–ложи. Не все готовы смотреть выступление, когда вокруг тысяча людей, некоторые хотят приватности. Есть формат со столиками. Площадка позволяет. Можем выставить 130–140 столиков. Это другой уровень услуг и иной уровень охраны. Сейчас зрители стали отходить от экономпрограммы праздников и начали требовать очень дорогого обслуживания и соответствующей безопасности. Площадка позволяет быстро поменять форму зала для симфонического оркестра на клубный вариант. Вход в VIP–ложи охраняется отдельно. На мероприятиях в клубном формате присутствуют до 10 человек секьюрити в форменной одежде в стиле мероприятия.

Ваш концертный зал прозвали питерским Альберт–холлом.

— Это случилось с легкой руки директора Анны Нетребко. Лондонский Альберт–холл имеет такую же округлую форму, как и "Тинькофф Арена". Но у нас купол ниже и акустика лучше. В театрах много ковролина и мягких покрытий, они "съедают" звук. У нас этого нет. Кроме того, я предпочел переплатить и убрать вентиляцию под сиденья. Во всех дворцах спорта потолок буквально увешан трубами, и выступления всегда требуют подзвучки. У нас Анна Нетребко выступала без микрофона. Она просто свободно ходила и пела. Уникальная форма купола это позволяет. Потом Горан Брегович выбрал нашу площадку для своих гастролей. Ему требовалось подобное звучание — такое, чтобы было слышно в каждом углу зала.

Персона: Финкельштейн Вадим Григорьевич

— Родился 14 августа 1964 года.

— Президент международной компании M–1 Global.

Проект: «Тинькофф Арена»

— Построена в 2018 году. Стоимость вложений — 1 млрд 500 млн рублей.

— Вмещает от 1,5 до 3 тысяч зрителей.