Фото: EPA/Vostock-photo
Фото: EPA/Vostock-photo

Сериал "Британия". Brexit может оказаться провозвестником второй молодости объединенной Европы

1135
Владислав Иноземцев
3 февраля 2020, 08:00

В пятницу, 31 января 2020 года, закончились 47 с небольшим лет, на протяжении которых Великобритания состояла в ЕС. Все эти годы Королевство было своевольным и непослушным участником Сообщества, а потом и Союза. Первый референдум о пребывании в объединенной Европе состоялся уже через два с небольшим года после вступления, в 1975–м; потом были "особая политика" в отношении взносов в европейский бюджет 1984 года, сожаления о подписании Единого европейского акта 1986–го, выход из европейской валютной "змейки" в 1992–м, отказ от евро в 2003–м, бойкот Хартии ЕС по правам человека в 2009–м и много чего еще. Три британских премьера (все — консерваторы) — Маргарет Тэтчер, Дэвид Кэмерон и Тереза Мэй — пали жертвами "разборок" по вопросу отношений с континентом. Наконец все позади. Суверенитет восстановлен, раздаются синие паспорта, посольства вместо visa штампуют entry clearance, фунт в безопасности.

Конечно, Великобритания далеко от Европы не уйдет. Торговля с ЕС составляет по итогам 2018 года около 47% товарооборота (с США — всего 13%); основой благополучия Сити являются операции с европейскими капиталами; рынок недвижимости десятилетиями поддерживался покупателями с континента. Около 560 тысяч британцев имеют жилье в Европе, более 3,6 млн граждан стран ЕС живут и работают на острове. И эта близость Соединенного Королевства и Соединенной Европы, на мой взгляд, является основанием для самой интересной интриги, которая наверняка развернется к западу от российских границ на протяжении ближайших десятилетий.

Многие злопыхатели считали, что выход Великобритании из ЕС станет концом европейского проекта. Ничего подобного не случилось — напротив, противостояние Лондону в шедших с 2017 года переговорах очевидно сплотило континентальных членов Союза. Сейчас же начнется осмысление новой ситуации, а оно может привести к интересным последствиям.

Считается, что ЕС — это чуть ли не вся Европа и можно быть членом Союза или оставаться вне его. Это не так. В 1960 году Лондон (отчасти в противовес Европейскому сообществу) создал Европейскую ассоциацию свободной торговли в составе семи (а позже девяти) государств. После 1973–го большинство членов ассоциации в разное время присоединились к ЕС — кроме Швейцарии, Норвегии и Исландии. Эти страны, как и Великобритания, зависят от Европы экономически, но не хотят утрачивать самостоятельность во многих вопросах. С начала 2000–х годов они вносят плату в бюджет ЕС как взнос за участие в едином рынке и при этом даже состоят в Шенгенской зоне, а также разрешают гражданам стран Союза жить и работать на своей территории. Скорее всего, Великобритания по итогам переходного периода пополнит ряд этих стран, взаимодействуя с ЕС на похожих принципах. С другой стороны (в географическом смысле) — существуют страны Восточного партнерства, перспективы которых вступить в Европейский союз после проблем с Болгарией и Румынией выглядят призрачными. Однако мне кажется, что с выходом Великобритании складывается ситуация, когда Запад способен дать Востоку очень хороший пример.

Та же Украина не имеет шансов вступить в ЕС в ближайшие годы. Если и через 10, и через 15 лет страна не станет частью Европы, вероятно очень серьезное разочарование — пример того, что происходит после долгого "толкания в предбаннике", являет собой Турция, которая вела переговоры с ЕС больше полувека. Однако опыт Швейцарии, Норвегии и теперь Великобритании указывает на другой выход. На наших глазах создается Европа разных скоростей. Страны ЕС принимают свои законы, консолидируют рынок, устанавливают свои социальные и экологические стандарты. Страны, которые не хотят (на западе) или не могут (на востоке) войти в ЕС, должны выстроить с Брюсселем взаимовыгодные коммерческие отношения. Согласиться имплементировать европейскую acquis communautaire, признать верховенство European Court of Justice, не требовать помощи от ЕС, а самим ему платить за участие в единой европейской экономике. В обмен же получить гарантии для иностранных инвесторов, которые поймут, что находятся под защитой европейских законов и судов, беспрепятственную торговлю внутри самой крупной экономики мира, свободу передвижения и занятости и много не менее важных преимуществ. Привлечение инвесторов оживляет экономику: государство облагает новые предприятия налогами — часть их отдается в ЕС как взнос в общеевропейский бюджет. В плюсе оказываются все участники проекта (как и Швейцария, и Норвегия, и ЕС).

К сожалению, сейчас в Киеве не готовы это понять. На прошлой неделе в Давосе премьер–министр Алексей Гончарук снова рассказал собравшимся, как Украина стремится в ЕС.

Между тем задачей для стран Восточного партнерства должно стать создание новой ЕАСТ, "обнимающей" ЕС с запада и востока и сотрудничающей с ней. Если бы это случилось, Брекзит стал бы не столько началом кризиса объединенной Европы, сколько провозвестником ее второй молодости.