Мастерские эвфемизмы. Финская писательница Мари Маннинен о самой обсуждаемой нации

250
Анастасия Жигач
13 марта 2020, 15:54

Финская писательница Мари Маннинен недавно издала в России книгу "33 мифа о Китае" и встретилась с журналистом "ДП", чтобы разбить стереотипы о китайцах — самой обсуждаемой сегодня нации.

Не могу не спросить: как давно вы вернулись из Китая?

— С 2013 по 2016–й я жила там и работала для крупнейшей финской газеты Helsingin Sanomat, этой осенью вернусь обратно, если Китай меня примет. Визы у меня пока еще нет.

Считаете, что коронавирус к тому времени уже отступит?

— Сложно предсказать, думаю, никто в мире не ответит на этот вопрос.

Как вы полагаете, кого сейчас в Европе не любят больше: китайцев или арабов?

— Честно говоря, я не знаю, что ответить. Мои китайские друзья говорят, что никакого негатива в Европе к себе они не видели, наоборот, подчеркивают дружелюбное отношение. Оно, конечно, изменилось в связи с коронавирусом. СМИ публикуют много историй, когда китайцы почувствовали на себе в той или иной стране, что им не очень рады. Но ситуация эта потихоньку меняется, ведь стало ясно, что не только китайцы могут быть разносчиками вируса.

Давайте поговорим про политику одного ребенка. Это правда, что девочка в семье — несчастье?

— Эта политика проводилась в Китае с 1980 по 2015 год, с 2016 года Китай перешел к политике двух детей. Но все зависело от конкретного региона: если ваш первенец женского пола, а вы житель деревни, вам и до 2015 года разрешалось завести второго ребенка. Базовое правило было такое: разрешение на ребенка нужно было получить до зачатия. Не только на второго, но и на первого. То есть деревня подавала заявку местным властям: в следующем году мы хотим 15 детей. Дальше власти удовлетворяли эту просьбу, выдавали разрешение, и потом они распределялись по семьям. В общем и целом сейчас в Китае так: два — и все. Третьего разрешено иметь, если у одного из двух детей нашли какие–то проблемы со здоровьем или семья принадлежит к какому–то национальному меньшинству. Все интервьюируемые уверяли меня, что для них неважно, кто родился: мальчик или девочка. Но если мы посмотрим на статистику, увидим, что мальчиков рождается намного больше. Это наводит на мысль: видя на УЗИ девочку, женщины делают аборт. Это парадокс, который я до сих пор для себя не могу объяснить.

Со стороны кажется, что и у вас, и в Китае очень сильны гуаньси — связи, которые помогают найти работу, познакомиться с правильным человеком.

— Да, весь мир знает, что в Китае без гуаньси никак. А вот сами финны, мне кажется, закрывают глаза на то, что у нас они тоже очень нужны. Но мы не хотим это видеть. Возможно, у нас, да и в России, не так это сильно выражено, как в Китае, но подумайте: первую работу обычно находишь по знакомству, квартиру в аренду мы ищем тоже так, бойфренда нередко находим через друзей. Хотя есть разница. В Финляндии нам не нужны связи в налоговой или в школе, а в Китае — обязательно, чтобы не возникало проблем.

В глазах европейца китайцы зачастую не придерживаются самых простых норм поведения в общественном месте. Могут запросто подстригать ногти на ногах в зале ожидания в аэропорту. У них на родине это абсолютная норма поведения?

— Понимаете, какая штука. Еще 30 лет назад 750 млн китайцев жили за чертой бедности. У них не было представлений о воспитании и образовании. Сейчас ситуация, конечно, меняется и люди становятся богаче, но у них не появляется этого городского лоска. Все, что вы перечислили, мы видим не потому, что в Китае так принято делать, или потому, что китайцы не уважают нас.

Я слышала, что в Китае есть черный список невоспитанных туристов: кто в нем оказался, тому не разрешат больше выехать. И туроператоры постоянно следят за обновлениями в этом списке. Это правда?

— Да, он существует. В него попадают туристы, которые позволили себе нарушить правила поведения, такие как, например, запрет на курение в самолете или поезде. Речь не про нарушение этикета, а про совершение административного правонарушения. Совсем уж экстравагантное поведение тоже может привести к включению в такой список. Но вы же понимаете, это Китай. Тут сложно предугадать точно, почему твоя фамилия может там появиться. Допустим, китайский турист приехал в Петербург и справил малую нужду в общественном месте. Что с ним будет? Зависит от туристической компании, как они к этому отнесутся, был ли турист проинформирован, что так делать нельзя.

А что, в Китае так можно?

— Нет! Дело в том, что многие китайцы, впервые выезжающие за границу, родом из сельской местности с соответствующими правилами и обычаями. Они в принципе не знают, как вести себя в большом городе. Дело в том, что и в Пекине, и в Шанхае случаются такие скандалы, когда человека обнаруживают за справлением большой нужды прямо на платформе метро. Не могу говорить за все случаи, но обычно этот человек приехал из деревни. Многие китайцы сами стыдятся своих соотечественников из деревни, которые едут за границу и формируют такой негативный имидж народа. И в Финляндии есть такая проблема: нам тоже бывает стыдно за своих деревенщин. Я всегда вспоминаю, что во времена моего детства на финских вокзалах везде были таблички "Не плевать на платформу". Другое дело, что вежливость в Китае, России или Финляндии — это все немного разные вещи.

Можете привести конкретные примеры?

— Если куда–то идет или едет группа китайских туристов или, например, друзей, надо разговаривать громче, чем обычно, специально повышенным тоном: чтобы все видели, как вам хорошо. Когда китайцы приезжают в Европу или в Россию и вот так разговаривают, нам кажется это грубым. А когда европейцы едут в Китай группой, то у китайцев складывается впечатление, что это какая–то похоронная процессия. Или: в китайской традиции, например, хорошо воспитанный человек никогда не покажет зубы, когда смеется. Их надо прикрывать рукой. Остается грубой ошибкой этикета воткнуть палочки в еду в вертикальном положении.

Это очень интересно!

— Даже неглубокое декольте считается в Китае бесстыдством. Зона выше груди — это эротическая зона, поэтому глубокие вырезы не допускаются совсем, лучше, чтобы была одежда под горло. В то же время допускаются мини–юбки. И дальше сцена на автобусной остановке: европейцы смотрят на голые ноги китаянок в мини–юбках, а китайцы смотрят на декольте европеек. Картина маслом. Ну и конечно, обязательно надо все вещи, даже деньги или кредитку в магазине на кассе, передавать и принимать двумя руками.

Обычно китайцы снисходительно относятся к иностранцам, которые нарушают правила этикета, но есть одна грубая ошибка, которую вам никогда не простят.

Какая?

— Китайцы по своей натуре патриоты, они не любят, когда иностранцы критикуют Китай. И они, кстати, обычно подчеркнуто вежливы в разговорах про вашу страну. Сами китайцы могут и критиковать Китай, и возмущаться вслух.

Кстати, про критику. Как китайцы обходят "Великий китайский файрвол"?

— Они научились мастерски обходить запреты с помощью эвфемизмов. Например, заменяют один иероглиф на созвучный запретному, но совершенно другой по значению. Когда китайцы поняли, что Си Цзиньпин собирается задержаться подольше, чем положено, в интернете в конце концов запретили использовать слово "император". По–китайски оно несколько созвучно имени и фамилии политика. Был запрещен китайский глагол, обозначающий "сесть на трон", — и китайцы стали писать "сесть на самолет", что по–китайски звучит точно так же. Этот оборот, к удивлению туристов, тоже запретили. Один из самых нелепых запретов касается публикации имени и изображений Винни–Пуха: из–за сходства с медвежонком в сети так прозвали Си Цзиньпина.

Мой рост 172 сантиметра. В Японии я была великаншей. В Китае я так бы себя чувствовала?

— Это еще один миф: китайцы маленького роста и худые. Если пойти в университетский кампус в Пекине, вы удивитесь: там столько высоченных молодых людей, готовых хоть сейчас в кандидаты в баскетбольную сборную. Средний рост китайцев по сравнению с другими народами Восточной и Юго–Восточной Азии достаточно высокий — например, с японцами и тайцами. Выше них только жители Южной Кореи и Сингапура. Средний рост китайских мужчин — 1,72 м, женщин — 1,6 м. Между финнами и китайцами примерно 6–8 см разницы. И, кстати, в 2015 году Китай стал мировым лидером по числу детей с ожирением — их оказалось более 15 миллионов.