Требуется новый пласт. Как власти используют запреты для борьбы с коронавирусом

208
Алексей Клепиков
17 марта 2020, 08:27

Нет ничего более неблагодарного, чем писать сейчас о коронавирусе. Особенно если заметка попадет к читателю лишь утром. Уж слишком стремительно меняется ситуация. Ну да бог с нами, с журналистами. Важнее то, как реагируют на происходящее российские власти.

А реакция эта видится пока довольно бессистемной. Для начала было задействовано самое простое и привычное оружие — запреты. Нельзя ходить на футбол, в школу, вуз и в определенных ситуациях даже на работу. Губернаторы словно устроили соревнование, кто сильнее закрутит гайки. Кто–нибудь, скажем, может объяснить, почему в Москве полностью запрещены уличные массовые мероприятия, а в Подмосковье численностью до 5 тыс. человек собираться по–прежнему можно?

Власти большинства регионов рекомендовали нам (а в Москве — обязали) после возвращения из Китая, США, Италии и ряда других стран обеспечить двухнедельную самоизоляцию, вызвав доктора. Столица пошла еще дальше. «Для получения больничного следует позвонить по телефону 8–495–870–45–09, и он будет доставлен курьером по месту проживания. Больничный лист будет выдан и в случае отсутствия симптомов респираторных заболеваний», — поясняет мэр Москвы Сергей Собянин в своем блоге. И создает огромное пространство для злоупотреблений. Потому что не станет курьер проверять, был я вчера в Италии или нет.

И наоборот: давайте исходить из того, что все мы добропорядочные граждане. Скажем, я вернулся из Италии, а завтра нужно выходить на работу. Согласно рекомендациям властей, сижу дома, вызвав доктора. Тот констатирует полную работоспособность и температуру 36,6. Какие у терапевта основания для открытия больничного? Он может сказать, что живет не по указам главы региона, а по своим давним инструкциям. И в общем–то будет прав.

На работу после этого уже тоже можно не ехать. Там работодатель заметит, что положения Трудового кодекса о наказании за прогул никто не отменял. И тоже окажется по–своему прав.

Одним словом, самый верхний пласт методов борьбы с вирусом — запретный — наши власти освоили с блеском. А копнуть более глубинный законодательный пласт не спешат. Только вот одно без другого работать не будет.