Фото: Ермохин Сергей
Фото: Ермохин Сергей

Топ кинопроектов последнего времени в жанре реалити-шоу

115
Максим Заговора
30 апреля 2020, 17:46

Говорят, прежде чем писать заметку на какую–либо тему, ее (тему) надо пробить в "Википедии".

Наша тема — реалити–шоу, и вот что о ней языком советской печати пишут в главном толковом словаре всея Сети: "Это разновидность развлекательной телевизионной передачи и онлайн–трансляции. Сюжетом является показ действий группы (или групп) людей в приближенной к жизненной обстановке". Допустим. Принято. Теперь вырезаем из этой формулировки "телевидение", как безусловный атавизм, и не без грусти соглашаемся, что сложившееся описание — это описание того положения, в котором мы оказались. Не убавить, не прибавить. Наша жизнь нынче — это и есть "приближенная к жизненной обстановка". Все, что мы собой представляем, — реалити–шоу. Мы — это наши посты в соцсетях, наше изображение на фото и видео, наш голос в телефонной трубке. Наша жизнь — это изображение жизни, ее имитация. И то же самое мы, конечно, хотим смотреть на экране. Экран, отдадим ему должное, отвечает взаимностью.

Жанр реалити–шоу обретает на наших глазах новую жизнь. Самый популярный сериал последнего времени — это Tiger King на Netflix — американская история ужасов и анекдотов о людях, которые держат у себя экзотических животных. Сериал (и сам по себе вполне реалити) прошел, но зритель требует продолжения. Авторы выходят на главных действующих лиц и завершают кино отчетом о том, что происходит в жизни героев прямо сейчас. Мы смотрим и, конечно, требуем продолжения. Так рождается новое шоу.

Не хуже обстоят дела и у канонических представителей жанра. Возьмем, например, международный хит Circle, реалити–шоу, в котором герои попадают в выдуманную социальную сеть и общаются друг с другом с помощью аватаров. Этот изначально американский проект на грани телевидения и диджитала уже пересняли французы — на очереди остальная Европа и Азия. Планетарный хит, ей–богу. И если вы не понимаете, о чем речь, поверьте — дело в вас.

Или еще один хайлайт Netflix — "Слишком горячи, чтобы привязаться" — это вообще загримированный под эротическое шоу анархистский проект. Условия: дюжина девушек и юношей модельной внешности попадает на райский остров с максимально простой задачей — провести месяц без секса, петтинга и мастурбации. На кону — $100 тыс., за каждое нарушение сумма сокращается.

И что же происходит на второй день шоу? Правильно: герои начинают целоваться, обниматься и совокупляться, предпочитая любовь десяткам тысяч долларов. Весь мир смотрит и поддерживает участников. К черту заработок — даешь свободные отношения.

В высоком искусстве тоже время суровой правды жизни. Самый обсуждаемый проект года — конечно же, "Дау". А что это, если не реалити–шоу? Оно и есть, только беспрецедентного масштаба и бюджета под $100 млн.

Галопом по остальным европам. Хроники коронавируса — реалити, российская экономика — реалити (то еще шоу), бизнес в поисках внимания уходит в интертейнмент — тоже реалити, переписка в "Фейсбуке" — это реалити–шоу от литературы. И так далее, и так далее.

Реалити — это мы все. В лучшем случае можем разделиться на производителей контента и потребителей. В худшем — нечего тут и делить. "Я царь — я раб — я червь — я бог!" — говорили наши глупые предки. "Я контент — я контент — я контент — я контент", — отвечаем им умные мы.