Фото: Коньков Сергей
Фото: Коньков Сергей

Экономика Петербурга пережила "нерабочий" апрель без глубокого провала

6518
Георгий Вермишев, Ефим Дубинкин
15 мая 2020, 09:42

Если судить по опережающим индикаторам, "нерабочий" апрель экономика Петербурга пережила без глубокого провала. Но потребители только начинают затягивать пояса.

Пока экономика Европы и США лишь начинает приходить в себя от введенных ранее ограничений, Китай уже здорово разогнался. В апреле экспорт из страны вырос на 3,5% по сравнению с прошлым годом. Правда, обеспечен рост в основном силами потребителей из Юго–Восточной Азии. Поставки в Европу упали на 6,6%, а в США — и вовсе на 15,9%. Так что эксперты не уверены, что Китай долго будет заряжать оптимизмом мировые биржи. Вполне возможно, восстановление затянется надолго. И это еще при условии, что не будет второй волны эпидемии.

Безработные мешают быстро восстановиться

Уточненный прогноз Oxford Economics указывает на то, что восстановление в мире будет идти достаточно долго. По мнению экспертов, в этом году спад составит 6,6%, и отыграть его получится только к середине 2022–го: в 2021 году экономику ждет рост на 4,9%, а в 2022–м — еще на 3,8%, считают аналитики.

Одна из причин для более медленного восстановления — высокие уровни безработицы в развитых странах. В США безработица в апреле взлетела до 14,7%, это максимум за 80 лет. Для сравнения: в 2008–2009 годах безработица росла менее резко, в развитых странах она поднялась c 5,8 до 8,1%, что позволило быстрее оправиться от кризиса и восстановить потребление. Индексы деловых настроений пока тоже не сулят ничего хорошего. В США по итогам апреля PMI composite рухнул до 27,4 пункта (в марте было 40,9). В Европе он упал до 13,7 пункта (в марте было 29,7). Все, что ниже 50 единиц, согласно методологии, свидетельствует о спаде в экономике. Каким был этот спад, мы уже видим по цифрам промпроизводства. В Италии в марте оно провалилось на 30%, во Франции — на 16,2%, в Испании — на 11,9%, а в Германии — на 9,2%.

Постепенно уровень заболевших растет в развивающихся странах, вынуждая к введению разрушительных для экономики ограничений. В Индии, например, из–за ограничений опасаются падения ВВП в апреле на 40%. Может показаться, что это далеко от Петербурга, но на эту страну приходится 2,3% всего товарооборота за 2019 год.

Деньги стоят на месте

В России тот же опережающий индикатор PMI в сфере услуг в апреле рухнул с 37,1 до 12,2 пункта. В обрабатывающих отраслях снижение меньше — с 47,5 до 31,3, но и это минимальное значение с 1997 года.

PMI — субъективная оценка менеджеров. Точных цифр статистики пока нет, но о глубине провала можно судить по мониторингу финансовых потоков, который еженедельно публикует Центробанк. Из него следует, что общий объем входящих платежей по стране в последнюю неделю апреля отклонился от докризисного уровня примерно на 20,8%. Это еще много, но значительно меньше, чем в первую нерабочую неделю, 30 марта — 3 апреля, когда падение составляло 28%. То есть экономика постепенно адаптируется.

Список самых пострадавших отраслей вряд ли удивит, хотя масштабы поражают воображение. В туристическом бизнесе объем входящих денежных средств упал на 91,7%, в музеях — на 79,2%, в гостиничном бизнесе — на 54,5%, в сфере спорта и развлечений — на 48,6%. Падают даже те сферы, которые считались менее уязвимыми к кризису. Например, сфера IT (–28%) и производство пищевых продуктов (в последнюю неделю сокращение составило 26,4%).

Единственной отраслью производства, где в течение всего нерабочего периода наблюдается устойчивое превышение объема входящих платежей над "нормальным" уровнем, является фармацевтика.

Это значит, что и объемы экономики в апреле вполне могут сжаться на сопоставимые величины, предполагает Анна Федюнина, директор Аналитического центра НИУ ВШЭ в Петербурге. "Спад входящих денежных средств в целом может соответствовать и падению выпуска продукции и услуг, особенно в потребительских отраслях, где от заказа до выполнения мало времени, — говорит она. — В целом сейчас происходит накопление запасов. В обрабатывающих отраслях, по разным оценкам, от 50 до 70% производств имеют непрерывный цикл, поэтому как раз оценки по динамике спроса сейчас намного важнее, чем по динамике производства".

Петербург сжигает электричество

Об апрельской ситуации в Петербурге тоже приходится судить по опережающим индикаторам. Например, по уровню использования электричества. По данным филиала АО "СО ЕЭС" — Ленинградское РДУ, потребление в энергосистеме Санкт–Петербурга и Ленинградской области в апреле 2020 года составило 3680,1 млн кВт·ч, что на 3,5% меньше объема потребления за аналогичный период 2019 года. Выработка электроэнергии электростанциями энергосистемы Санкт–Петербурга и Ленобласти в апреле 2020 года составила 4864,7 млн кВт·ч — это на 8,2% меньше, чем в апреле 2019 года. Как пояснили в Ленинградском РДУ, снижение обусловлено уменьшением выработки электроэнергии Ленинградской АЭС на 14,2% и ТЭС на 5,1%. В пресс–службе филиала АО "Концерн “Росэнергоатом”" — "Ленинградская атомная станция" — рассказали, что снижение генерации в апреле связано с ремонтными работами на станции.

Потребление электроэнергии по всей стране упало в среднем за апрель на 3–5%, так что Санкт–Петербург и Ленобласть из общей картины не выбились, указывает Алексей Преснов, партнер Агентства энергетического анализа.

"Основные промышленные предприятия все–таки работали, а сфера услуг, которая оказалась на карантине, потребляет гораздо меньше, — говорит эксперт. — Вместе с тем население стало потреблять больше энергии, сидя дома. Кроме того, сыграл роль и температурный фактор. Что касается падения генерации, это тоже не проблема, так как Санкт–Петербург и Ленинградская область, а также весь СЗФО всегда были избыточны в этом плане. В целом по стране производство электроэнергии слабо зависит от спроса, прежде всего за счет низкой энергоэффективности. К примеру, освещение на улицах, на предприятиях как работало, так и работает. Поэтому у энергетиков все в порядке, если не считать неплатежей — снижение платежей за электроэнергию в апреле составило около 80%".

Подавляющая часть промышленности Санкт–Петербурга и Ленобласти — это производство непрерывного цикла, и оно не останавливалось, согласен Дмитрий Кумановский, начальник аналитического отдела ИК ЛМС. "Кроме того, в городе большое количество электротранспорта, который работал весь апрель, хотя количество выездов сократилось. Немаловажно и то, что, в отличие от Москвы, стройки и производство стройматериалов не останавливались. Все это позволило сформировать группу надежных и стабильных потребителей электроэнергии", — добавляет он.

Потребитель начал экономить

Правда, доля промышленности в ВРП Петербурга составляет лишь 20,5% (оценки Петростата). Еще 17,5% ВРП — это торговля, где все совсем не так хорошо. По словам генерального директора Infoline Ивана Федякова, после обвального падения на 90% в начале апреля произошло некоторое восстановление в непродовольственном ретейле. Тем не менее спрос все еще в 5 раз меньше, чем в "нормальные" дни. Одновременно фиксируется спад продаж продуктов питания. "Если в марте были закупки впрок, то в начале апреля уже были нулевые темпы, а во второй половине — даже отрицательные. Это связано с падением доходов, видно, что люди сокращают потребление", — говорит Федяков.

Еще 13,7% городского ВРП приходится на транспортировку и хранение товаров. Опережающим индикатором, указывающим на состояние всей экономики, часто служит погрузка на железной дороге. По данным ОЖД, погрузка в ее границах (включает в себя несколько регионов) в апреле сократилась всего на 1,6%, превысив 8,5 млн т. Тарифный грузооборот в апреле 2020 года составил 14,3 млрд тонно–километров (–6,9% к апрелю 2019 года).

При этом, согласно данным портала Cargo–report, число грузов на железной дороге с регионом назначения Санкт–Петербург сократилось на 25% (их оценка — 779,84 тыс. т в апреле 2020 года против 1049,47 тыс. т годом ранее).

Логисты, опрошенные "ДП", говорят, что в целом сегмент грузоперевозок не сильно пострадал от кризиса. Однако если данные Cargo–report верны, то провал в экономике может оказаться более значительным.