Фото: Верещагина Лидия Сафаровна
Фото: Верещагина Лидия Сафаровна

Когда, как не сейчас. О решениях и числе депутатов

186
Алексей Клепиков
20 мая 2020, 08:58

Во вторник Владимир Жириновский выступил с предложением вдвое сократить число российских чиновников и даже ликвидировать Совет федерации, потому что "это калька с британского парламента". Нижнюю палату, где Жириновский заседает уже и не вспомнишь с какого года, он тоже предложил секвестировать. "Сейчас — 450 депутатов. Но они ж не могут активно выступать, они не могут активно работать в Думе. Вот, представляете, футбольная команда — 11 человек. А давайте запустим 50. Что они будут делать? Они же мяч не смогут забить. Поэтому, на мой взгляд, достаточно 200 депутатов [в Думе]", — сказал лидер ЛДПР.

Ну и, как обычно, разгорячился и пошел дальше: "Вот Мосгордума. Зачем [там депутатов] 45? Пятнадцать — больше не надо. И во всех местных парламентах — 10–15 депутатов".

Когда Жириновский говорит о сомнительной целесообразности двухпалатного парламента в крайне унитарной стране, возможно, он и прав. Но подумалось почему–то о другом. Особенно в тот момент, когда речь зашла о 50 футболистах на поле. Ведь именно столько народных избранников заседает в парламенте Петербурга. И именно сегодня им предстоит принять в первом чтении очень тяжелый для города закон.

Речь о поправках в бюджет–2020. Смольный предлагает снизить прогноз поступающих доходов на 101,8 млрд рублей, или на 15%, на треть (на 33,2 млрд рублей) срезать адресную инвестиционную программу, в том числе заморозить строительство метро и некоторых социальных объектов, вдвое (с 52,8 млрд до 104 млрд рублей) увеличить дефицит казны, законсервировать в резервном фонде городского правительства 31 млрд, чтобы Смольный мог оперативно распоряжаться этими средствами в зависимости от эпидемиологической обстановки и ситуации в экономике.

Это самый крупный разовый секвестр бюджета в новейшей истории города. И когда, как не сегодня, депутатам — и всем вместе, и каждому по отдельности — показать, что они готовы к содержательной дискуссии, что они не запасные на этом политическом поле, а серьезные игроки? Тем более что Мариинский дворец остался едва ли не единственным местом в Петербурге, где диспут еще возможен в очной форме.