Фото: Кадр из х/ф "Семнадцать мгновений весны"
Фото: Кадр из х/ф "Семнадцать мгновений весны"

Немецкий порядок и русский шпион: куда смотрит наша разведка в период карантина

2822
Дмитрий Губин
22 июня 2020, 13:01

Знаете ли вы, что такое немецкий порядок? В коронавирусные, например, времена? Угу. И очень жаль. А также жаль, что в России неизвестен финский, австрийский, датский и любой другой европейский порядок жизни при пандемии — по крайней мере в тех странах, где не было ни переполненных больниц, ни массового заражения врачей, ни прочих ужасов. Есть же у России в каждой из этих стран посольства, верно? При каждом — разведчик, и, поди, не один. Главный смысл разведки, как я понимаю, не вредить другой стране, воруя ее секреты, а помогать России узнавать чужую жизнь. И перенимать лучший опыт, кстати. Иначе зачем нам такая разведка?

Возможно, в Германии, где я сейчас, русских разведчиков нет. Жаль. Тогда придется вместо них объяснить, как здесь происходит выход из пандемии.

Первое, что определяет возможность выхода, — это цифры. Долго главной из них был репродукционный коэффициент: сколько человек заражает один больной. Но непонятно было, насколько угрожающа картина в целом. Сейчас перешли к другому: числу новых инфицированных на 100 000 населения за неделю. Их не должно быть больше 50, у Института Коха есть онлайн–карта по районам. Этот коэффициент легко просчитать в любой точке мира. В Петербурге сейчас, насколько я владею цифрами, он составляет около 35 человек: следовательно, по немецким нормам, ограничения можно осторожно снимать. Правда, в том месте, где я в Германии живу, он сегодня 5,5. Что тревожит. На прошлой неделе был 2,7.

Вся борьба с эпидемией в Германии строится на двух вещах: на соблюдении социальной дистанции (приемлемой считается 1,5–2 метра, а вот для оперных певцов — уже 6 метров, отчего все музыкальные театры закрыты) и на ограничении массовых мероприятий. Полосатыми лентами перетянуты что соседние скамьи в церквях, что соседние беговые дорожки в спортзалах (и еще там закрыты душевые), что соседние писсуары в туалетах. При входе на рынок, в бар, магазин — любое общественное место! — нужно надевать маску. Если сидишь за столом в ресторане, можно без нее. Чуть поднимаешься из–за стола — снова надевать. Кроме того, во всех местах, где риск инфицирования велик (в парикмахерских, клубах, ресторанах), ты вписываешь в анкету имя, телефон, время посещения. Это такой немецкий "бумажный интернет", заменяющий сканирование QR–кода в аналогичных ситуациях в Китае. Как ни странно, Германия в цифровых технологиях — крайне отсталая страна, и первая программа для смартфона, обещающая автоматически предупреждать о риске инфекции, заработала лишь с этой недели. А на моих онлайн–уроках немецкого, над интерфейсом для которых три месяца бились лучшие умы страны, преподаватель на первом же занятии в отчаянии предложила перейти на Zoom. Тут русским учиться нечему.

Правда, "бумажный интернет" работает. В знакомый биргартен недавно приехала полиция и, проверив всех по записям в анкетах, выписала тьму штрафов, потому что за одним столом можно было сидеть представителям не больше чем из двух семей, а молодежь на это правило плевать хотела…

И так, поверьте, во всем. Немецкий порядок вовсе не означает, что немцы педантично и неукоснительно соблюдают правила. Немцы невероятно свободолюбивы и даже упрямы и правила игнорируют частенько. Но немецкий порядок означает четкую логику, понятный алгоритм, простые цифры, неунизительный контроль. И из–за этой немецкой логики я никому в Германии не могу объяснить ситуацию в России. Как это так: то вводил мэр Москвы "цифровой концлагерь", не давал ходить от дома больше чем на 100 метров, требовал и в жару носить перчатки, нарушителей задерживал и нещадно штрафовал и уверял, что так будет и дальше, пока не изобретут вакцину, — а потом вдруг в секунду переменился, заявив, что все, ограничений больше нет, опасности тоже, гуляй не хочу?

Этот русский порядок для немцев никакой не порядок, а абсолютный и очень опасный бардак.