Фото: Станислав Красильников/ТАСС
Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Кризис рукотворный: власти не спешат реагировать на оживление спроса на бензин

262
Андрей Жуков
26 июня 2020, 11:33

Уже 2 недели оптовые цены на бензин марки АИ–95 бьют рекорды на торгах Санкт–Петербургской международной товарно–сырьевой биржи. Предыдущие пики наблюдались летом 2018 года, когда мировые цены на нефть приближались к $80 за баррель. Но вчера нефть в мире стоила меньше $40, а бензин на бирже в России был даже дороже, чем 2 года назад.

Впрочем, прямой корреляции между мировыми ценами на нефть и стоимостью бензина внутри страны давно нет. Цены на заправках, в которые помимо себестоимости заложены значительные налоговые начисления, регулируются многочисленными законами, постановлениями и подзаконными актами.

Но плохи те документы, формулы и инструкции, которые нельзя поправить. Когда с введением в стране режима самоизоляции спрос на бензин резко упал, Федеральная антимонопольная служба разрешила нефтяным компаниям вдвое уменьшить долю продаваемого на бирже бензина. Как следствие, объемы, не попавшие на торги, отправились на экспорт. Практически одновременно правительство РФ запретило импорт бензина в страну.

То есть чиновники двумя решениями резко сократили объем предложения топлива на рынке. На фоне падения спроса эти действия оказались не слишком заметными для внутреннего рынка, но, скорее всего, позволили нефтяникам не только сэкономить на уплате налогов, но и заработать на экспорте.

Между тем в июне режим самоизоляции резко отменили. Причем первыми его сняли Москва и Московская область — регионы, где высока доля людей, имеющих автомобиль. Однако нового предложения на рынке топлива не появилось, а спрос резко возрос, возник дефицит, что спровоцировало очереди на заправках в Подмосковье и сопредельных областях.

Очевидно, что биржевые цены сразу поползли вверх. На рознице рост цены оптового рынка не отразился, но некоторые из АЗС уже стали говорить, что работают на грани рентабельности.

Высокопоставленный представитель ФАС Армен Ханян вчера в интервью заявил, что действие послабления, разрешающего продавать на бирже меньше топлива, чем предусмотрено нормативом, заканчивается 30 июня. А мораторий на импорт действует до 1 октября.

Вопрос возникает один: почему власти очень быстро среагировали в апреле и улучшили условия работы нефтяной отрасли, но так неспешно принимают решения в июне, когда спрос значительно вырос?