Фото: Наталья Тузова
Фото: Наталья Тузова

Дополненная реальность: июльская программа фестиваля "Точка доступа"

73
Ольга Комок
6 июля 2020, 16:38

Культурная жизнь — в отличие от стихийного "культурного отдыха" — не спешит возвращаться из виртуального в реальный мир. Оно и понятно: мертвый сезон вместе с пандемией никто не отменял. Для самых осторожных петербургский фестиваль "Точка доступа" станет чистым спасением: весь июль практически каждый день, не выходя из дома, можно смотреть новейший театр, созданный специально для интернет–среды. Самый многочисленный жанр — своего рода "дополненная реальность", проекты про сидение в четырех стенах перед окном (браузера), за которым открывается не привычный вид, а целый мир. Один спектакль осмысляет наступающую эпоху Zoom и Большого Брата, делая высокохудожественный шаг в недалекое будущее. А еще один ставит экзистенциальные вопросы о границах виртуальных объектов и субъектов и ни много ни мало сущности самосознания.

Пройдемся по жанрам в хронологическом порядке. Хит–парад виртуальных "окон в мир" возглавляет проект Rimini Protokoll "Calcutta At Home" (7–9, 11–12, 14, 16, 19, 22–24 июля). Это Zoom–конференция с реальным сотрудником индийского call–центра под управлением русскоязычного ведущего, во время которой вам предстоит не просто беседовать о том о сем, но и показывать друг другу свои квартиры, личные вещи, даже танцевать.

Милая прогулка по Венеции (в том числе по Венеции 1920–х в сравнении с Петроградом той же поры) с помощью сайта–эссе "Спектакль в коробочке" доступна всегда, но если вам не хватает интерактивности, то стоит запомнить даты специальных показов с участием авторов проекта из Театральной лаборатории "Вокруг да Около" — 11, 18, 24 июля.

14 и 15 июля в дело вступают режиссеры Дмитрий Крестьянкин (Петербург), Константин Почтенный (Москва) и Сергей Тейфель (Алматы, Казахстан). Во время их "Вавилонской прогулки" несколько участников из Таллина, Нарвы, Ивангорода и Петербурга выйдут из дома погулять и будут все рассказывать и показывать. Ну а мы, кажется, будем просто смотреть.

17 июля Калькутту потеснит Британия. Спектакль Тассоса Стивенса и театральной компании Coney HQ (Великобритания) "Делегация" — это двуязычная иммерсивная игра для команд из Англии и России на территории виртуального (но все равно недостроенного) отеля Zajec. Во время полуторачасового веселья участникам предлагается не только делать ставки, но и "размышлять о том, как два наших общества оказались перед лицом кризиса, об увядании постпандемического капитализма и идеальном содержимом гостиничного мини–бара". Сеансов много — 17–19 и 21–24 июля. Однако с билетами уже сейчас напряженка.

Наконец, лирикам и краеведам рекомендуются прогулки на четверых по несуществующей Нарве (19, 21–24 июля). Спектакль Элины Куликовой "Бумажный город" основан на истории Федора Шанцына, который в одиночку смог осуществить масштабную утопию и за 20 лет построить свой родной город, только довоенных времен.

Едва ли не все уже видевшие спектакль Семена Александровского по новой пьесе Аси Волошиной "Брак" сходятся во мнении, что это чуть ли не первое весомое художественное слово по поводу всего, что происходит с нами в последние 4 месяца. Камерная бытовая драма на двоих (Алена Старостина и Иван Николаев из театра post) разыгрывается в 2035–м, когда все физические контакты, даже в официальном браке, не просто неприличны, но прямо запрещены. В Zoom есть и невидимый соглядатай, от которого, в теории, может спасти "подписка от прослушки", — к нему–то, кажется, и обращены подчеркнуто литературные, политические, феминистические, идеологические и попросту панические речи героев. Финал постановки, говорят, открыт и напряжен, надо смотреть 10–11 и 22–24 июля.

Проект швейцарского медиахудожника Симона Сенна "Быть Ариэль Ф. Прямой эфир", который можно будет лишь раз увидеть на закрытии фестиваля "Точка доступа" 24 июля, казалось бы, не претендует на высокие художественные обобщения. Это подчеркнуто документальное, прямолинейное повествование о том, как художник решил "оживить" цифровое тело и что из этого вышло. Вышел, прямо скажем, целый букет проблем — от правоприменения в области использования 3D–изображений реальных людей до самоидентификации. Виртуальная Ариэль не равна реальной. Подсознание не имеет гендера. Пройдя длинный путь между тем и этим, между своим/ реальным и женским/ виртуальным телом, автор оказывается буквально нигде. Поразительный личный опыт побуждает к далеко, очень далеко ведущим умозаключениям и ассоциациям.