Фото: vostock-photo
Фото: vostock-photo

"Офис станет "дворцом культуры": программисты Петербурга уходят на удаленку

15753
А. Торговцева, Д. Дмитриева, П. Никифоров
15 июля 2020, 13:02

Программисты Петербурга планируют оставить насиженные офисы. Удаленный режим труда не стал помехой продуктивности IT–компаний. Это подтолкнуло фирмы начать переход на гибридную модель, при которой сотрудникам разрешат посещать рабочие места только по необходимости. Ряд компаний готовы отпустить на дистанционную работу до 80% ранее занятых в офисах сотрудников. Девелоперы опасаются недополучить прибыль от своих главных арендаторов.

В крупных IТ–компаниях смешанная модель труда зародилась не вчера. Игроки российского рынка отмечают, что пандемия лишь послужила драйвером для тех процессов, которые должны были растянуться еще на несколько лет. Такое мнение выразил председатель совета директоров "Яндекса" Джон Бойнтон. В компании за считаные дни 10 тыс. человек были переведены на удаленку, при этом 78% сотрудников продемонстрировали такую же или даже более высокую продуктивность.

В "Тинькофф" тоже считают такую модель работы жизнеспособной: компания стала выводить на рынок гораздо больше продуктов, чем раньше. "У нас офис станет “дворцом культуры” — местом, куда люди будут приходить, делиться идеями, информацией", — заявил предправления Тинькофф банка Оливер Хьюз.

Заместитель гендиректора EPAM Артак Оганесян рассказывает, что в его компании в прошлом году около полутора тысяч из более чем 35 тыс. специалистов выбрали работу из дома в рамках программы EPAM Anywhere.

"Сейчас мы готовимся к частичному возвращению в офисы по модели hoteling, или “гостиничная”. Она подразумевает, что сотрудники могут динамически бронировать в офисе для себя любые доступные рабочие места и переговорные комнаты через внутренний портал, — говорит он. — Если до пандемии удаленно в нашей компании работали около 4–5% сотрудников, то сейчас до 75–80% собираются продолжить работать полностью или частично в удаленном режиме".

В "КРОК Облачные сервисы" на удаленке позволят остаться тем сотрудникам, которым такая форма работы комфортна. Кроме того, компания начала предлагать клиентам софт, упрощающий работу по "гостиничной" модели. Это приложение для бронирования рабочих мест — сотрудники сами могут выбрать время посещения офиса и удобное рабочее место.

Директор по производству "ЛАНИТ–ТЕРКОМ" Вадим Сабашный отмечает, что до изоляции более 20% сотрудников работали вне офиса. В течение нескольких лет в компании планировали произвести перевод 50% штата на удаленку, пандемия этот процесс значительно ускорила.

В среднем, по его словам, затраты IT–компаний на аренду составляют от 3 до 8% от общих расходов. Если отпустить на удаленку половину штата, можно сократить арендуемые площади на 20–30%, в то время как затраты на переформатирование рабочих мест потребуют вложений, сравнимых с экономией за год или два. Сооснователь CardsMobile (разработчик приложения "Кошелек", входит в портфель стартапов ГК "ЛАНИТ") Филипп Шубин рассказал, что ежемесячно компания тратит на аренду и обслуживание офиса (включая уборку и продукты) порядка 2,5 млн рублей.

Критика практической реализации

Однако не все IT–компании хвалят удаленный режим работы. Лидеры крупнейших западных корпораций — Facebook, Google — не спешат заявлять о массовом исходе из офисов. Марк Цукерберг считает, что перевод хотя бы 50% персонала на удаленную работу возможен не раньше чем через 10 лет. При этом эффективность работы вне офиса Сундар Пичай, лидер Google, объясняет тем, что задачи сотрудникам были поставлены еще до пандемии, планы были заранее проработаны.

Некоторые петербургские компании также настроены скептически. "Мы без проблем перешли на удаленный формат, продуктивность осталась на прежнем уровне, но есть и минусы: сложнее стало работать руководителям проектов, им комфортнее личное общение. Замедлился процесс принятия решений, дольше согласуются проекты", — сообщил Всеволод Иванов, исполнительный директор компании по разработке мобильных приложений Touch Instinct. Другой сложностью, с которой столкнулись в Touch Instinct, стал вынужденный скорый переход на электронный документооборот. Однако в этом есть и плюсы: компания и далее планирует отказываться от макулатуры.

Дмитрий Шепелявый, директор практики IT–консалтинга PwC в России, отмечает ухудшение креативных процессов. Он связывает это с тем, что при творческой работе важна не только содержательная часть коммуникации, но и невербальные сигналы, которые трудно проследить онлайн. По его мнению, одним из важных инструментов, стимулирующих креативную работу на удаленке, является веб–доска, на которой все участники могут "набрасывать" и обсуждать идеи в режиме совместного доступа.

По мнению Дарьи Максимовой, руководителя группы цифровых технологий KPMG в России и СНГ, больше всего по поводу перехода на удаленный режим работы переживают менеджеры, для которых в "мирное" время главным инструментом контроля эффективности был факт нахождения сотрудника в офисе. Теперь же необходимо искать новые цифровые решения.

"За время режима самоизоляции значительно вырос спрос на различные системы коллаборации и удаленного контроля как в сфере IT–безопасности, так и в сфере управления персоналом. Компании используют различные DLP–системы для контроля сотрудника, подключенного по VPN к сети предприятия, а также автоматический анализ логов с корпоративного мобильного телефона и ноутбука, аккаунтов в соцсетях для выявления не занятых прямыми обязанностями сотрудников", — рассказала Максимова.

Генеральный директор "ABBYY Россия" Дмитрий Шушкин отмечает, что, пока не будут приняты соответствующие поправки в Трудовой кодекс, сложно говорить о переходе на смешанный режим работы. "Сейчас мы находимся в стадии адаптации имеющихся у нас режимов в соответствии с изменившейся практикой рынка. Однако для этого необходимо изменение законодательства", — подчеркивает Шушкин. Тем не менее в ABBYY обсуждают фиксированные гибридные режимы работы — например, 3 рабочих дня в неделю в офисе, 2 дня из дома.

Борьба лофтовых миров

Девелоперы не отрицают, что IT–компании начнут потихоньку переезжать из бизнес–центров, однако все и сразу покидать офисы не станут. "Возможно, какие–то компании переведут некоторых сотрудников на удаленку, однако далеко не все могут отказаться от части арендуемых площадей раньше срока окончания договора аренды и, как правило, предпочитают в этом случае сдавать излишки в субаренду", — считает замдиректора департамента офисной недвижимости Colliers International Дмитрий Кузнецов. "Денежный поток бизнес–центров может просесть из–за ухода крупного арендатора, но в условиях дефицитного предложения мы видим только небольшие освобождающиеся блоки до 500–600 м2", — отмечает он.

Заместитель гендиректора Knight Frank St Petersburg Михаил Тюнин согласен: есть вероятность, что часть офисных помещений освободится, но произойдет это, по его прогнозу, не раньше 2021 года. "Если вакансия вырастет к концу года более чем на 20%, это повлияет на снижение ставок и падение доходности объектов. На данный момент ставки существенно не изменились", — поясняет Тюнин.

Такое мнение разделяет и руководитель направления инвестиционного брокериджа Rusland SP Александра Царук, которая считает, что до конца года IT–компании еще будут анализировать свои бизнес–процессы, а затем примут решение, сокращать ли им арендуемые площади.

IT–сектор занимает существенную долю петербургского офисного рынка. По оценке Rusland SP, программисты арендуют примерно 35% площадей в бизнес–центрах. При этом, по данным Colliers International, IT–компании по большей части арендуют помещения в бизнес–центрах класса B — на них пришлось 68% всех сделок в сегменте, на класс А — остальные 32%.

Многие удаленные специалисты давно предпочитают коворкинги офисам. Руководитель сети GrowUp Константин Королев сообщил, что из общего числа резидентов на долю работников IT приходится 20–30% клиентов. Однако эксперт считает, что после пандемии сменить привычный офис на коворкинг захотят не все. Вероятнее всего, такой вариант выберут те, кто в кризис не получил послаблений по оплате от арендодателей. "Вряд ли это так сработает с крупными компаниями, у которых есть сделанные под них офисы, но средний и малый бизнес точно чаще будет смотреть в сторону сервисных офисов", — резюмирует Королев.

Управляющая сетью коворкингов Page Мария Сумарокова отмечает, что рост клиентов из сферы IT связан именно с пандемией. В коворкинге Avenue_Page на Аптекарской наб. программисты регулярно занимают треть здания. "Компаниям выгоднее арендовать для внештатных программистов места в коворкинге, чем расширять собственный офис, к тому же удаленный режим для них позволяет экономить на рутинных вещах: в одной из компаний–клиентов жаловались, что только на заказ воды для сотрудников ежемесячно тратится около 20 тыс. рублей. И в этом плане офисы, конечно, могут проиграть коворкингам", — объясняет она.

В контексте

Официально первое офисное здание было построено 300 лет назад. В 1729 году в столице Британской империи появился четырехэтажный дворец East India House, в котором тысячи человек занимались бумажной работой по управлению колониями.

Именно с этого знакового бизнес–центра и стартовал рынок офисной недвижимости. Что характерно, до нашего времени он не достоял: его снесли, а в 1986 году на этом месте возвели офисный центр "Ллойдс". Понятно, что офисы были и до этого: конторы в лавках и на производствах, кабинеты в домах. Были, наконец, и присутственные места, где размещались чиновники. А ближе всего к современным офисам монастыри — с отдельными кабинетами, опенспейсами, трапезными.

Но это было не то. Британии понадобилось место, из которого можно управлять колониями, и оно появилось. Причем это было первое здание, в котором офис можно было арендовать. А появление юристов, бухгалтеров и банкиров стимулировало спрос. Окончательный вид, близкий к современному, офисные центры приобрели в XIX веке в Чикаго. Здесь произошло сразу три события, сформировавших культуру небоскребов.

Во–первых, в 1854 году Элайджа Отис изобрел аварийный тормоз для лифтов. В 1870 году на американском рынке появились стальные балки, из которых начали собирать цельнометаллические каркасы зданий. А в 1871 году Чикаго охватил пожар, который практически дотла спалил город. Так случилась вторая офисная революция.

Третья произошла еще через 100 лет. В Европе решили отказаться от кабинетной иерархии и изобрели "бюро ландшафта", объединив руководящий состав и подчиненных в одном помещении. Американцы развили эту идею и в 1963 году придумали систему Action Office, более известную как "кубиклы" и представляющую собой собственную зону с рабочим столом, отделенную от общего пространства — open space — перегородками. Эта система с некоторыми изменениями используется во многих офисах и в наше время.

Четвертая офисная революция происходит прямо сейчас. На смену обычным офисам с четко закрепленными рабочими местами приходят офисы гибкие. Их основоположник — компания Knotel, которая в 2016 году выросла из софтверного стартапа Knotable. У нее были избыточные площади, и она придумала сдавать их в субаренду другим компаниям с числом сотрудников более 20 человек.

Дальше — больше. Под воздействием шеринг–экономики стали появляться специальные офисы на час — коворкинги. А сами компании начали отказываться от четкого закрепления рабочих мест, что позволило увеличить количество работников без увеличения площадей. Эта революция продолжается на наших глазах.

Когда обученных и адаптированных людей вывели на сравнительно короткое время на удаленку, обнаружили, что "ничего не сломалось". Но выводы об эффективности дистанционной работы в среднесрочной перспективе делать рано. По разным опросам, от 20 до 40% сотрудников говорят, что их эффективность снизилась, сложности возникают и с адаптацией молодых специалистов, с управлением рабочим временем. Пока пандемия не закончилась, к гибридному режиму есть много вопросов с точки зрения эпидемиологической безопасности. Когда же она завершится, это действительно будет доминирующий способ работы для высококвалифицированного офисного персонала. Но переход к нему не обязательно пройдет гладко. Тут проблема глубже, чем просто режим работы, — это и про урбанистику. Большинство офисных сотрудников дома только ночуют: днем они в офисе, вечером отдыхают с коллегами или друзьями в центре — спальные районы не предназначены для жизни. В большинстве городов мира на периферии нет инфраструктуры для работы, поэтому люди проводили время в офисах класса А, а компании, понимая это, делали офисы удобными и уютными. Меняться это будет очень медленно — задача построить инфраструктуру, например "коворкингов на районе", займет несколько лет. Поэтому офисы в обозримой перспективе никуда не денутся.
Александр Маслюк
HR–эксперт, автор telegram–канала WTF_HR
Формат гибридного офиса дает возможность оптимизировать расходы в среднем на 30%. Это такой формат работы и график, в котором жестко привязано только то, что действительно необходимо для процесса и работы команды, а остальное гибко подстраивается под интересы сотрудников и под ситуацию. Но дьявол кроется в деталях. Чтобы это не повлекло потерь для бизнеса, важно сделать акцент на четкой постановке задач. Свободный режим часто расхолаживает сотрудников, поэтому необходимо наметить промежуточные точки контроля.
Сергей Заводсков
директор Центра бизнес–процессов "Заводсков и партнеры"
В виртуальном режиме работы качество и частота общения становятся одними из основополагающих факторов. Корпоративная коммуникация должна быть системной и регулярной для того, чтобы поддержать вовлеченность и осведомленность удаленных работников. На практике последних месяцев мы видим, что виртуальный формат работы команд может как негативно, так и позитивно сказываться на креативности работников. Это во многом зависит от эффективности построения коммуникаций внутри команд, управления вовлеченностью и мотивацией.
Ирина Новикова
старший менеджер департамента консультирования по управлению персоналом EY