Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Других желающих нет: вступление РФ в конфликт Армении и Азербайджана реально

4443
Андрей Таннер
20 июля 2020, 08:43

На армяно–азербайджанской границе — вновь вооруженный конфликт, он вспыхнул 12 июля. Было задействовано тяжелое вооружение. С той и другой стороны погибло несколько солдат и офицеров, насмерть перепугано мирное население близлежащих сел. Стороны привычно обвиняют друг друга в том, кто первый начал, и привычно же разгорается взаимная ненависть, растекаясь от противоборствующих столиц по крупным и мелким городам обоих государств.

Официальной истории этого военного конфликта скоро будет 30 лет. В 1992 году, после провозглашения независимости Нагорно–Карабахской автономной области, превратившейся в Республику Арцах, началась настоящая война, которую усилиями мирового сообщества, и в первую очередь России, удалось погасить (но не закончить) только в 1994–м. Суть конфликта предельно проста: территория, населенная преимущественно армянами, административно принадлежала Азербайджану (очередной интернациональный привет от СССР). И любой, даже бытовой вроде бы конфликт сразу становился конфликтом на национальной почве, с соответствующим откликом и понятной реакцией сторон. Даже во времена позднего Советского Союза любые разговоры на тему возможного отделения Карабаха от Азербайджана могли привести к настоящим трагедиям. Мы помним и резню в Сумгаите 1988–го, и бакинские погромы 1990–го, которые останавливали только прямым введением в город армии. Тогда еще советской. И сотни тысяч армян, покинувших Азербайджан. И немногим меньше азербайджанцев, покинувших Карабах. Точные данные найти сложно, потому что стороны приводят их в своих собственных интересах. В результате после развала СССР независимая Армения оккупировала часть независимого Азербайджана (Нагорно–Карабахскую область и еще часть районов). С тех пор перестрелки и более серьезные военные действия возобновляются с определенной периодичностью.

Чем опасен этот конфликт? В первую очередь тем, что совершенно непонятно, как можно его прекратить, добиться длительного и устойчивого мира. Армения, у которой в генах воспоминания о турецком геноциде, никогда не допустит массового притеснения армян, где бы то ни было. Это вопрос существования нации. Азербайджан, согласившись на отторжение значительной части своей территории, перестанет быть государством в самосознании собственных граждан.

А есть еще более мерзкий вопрос — о политической власти внутри этих двух государств. Когда экономические и, как следствие, внутриполитические проблемы требуют, чтобы внимание общества переключалось на что–то другое. Например — на войну. Некоторые эксперты считают, что в Армении и Азербайджане сейчас именно такая ситуация (продолжающийся карантин, финансовые потери, падение цен на нефть и — активизирующаяся внутренняя оппозиция) и именно в этом реальная причина нового военного противостояния.

Мировое сообщество достаточно оперативно и слаженно (от Госдепа и европейских МИД до главы ООН Антониу Гутерреша) потребовало прекратить военные действия и провокационную риторику. Единственной страной, занявшей определенную позицию и тем самым подлившей масла в огонь, прогнозируемо стала Турция. Устами своего МИД она заявила, что будет "поддерживать азербайджанские вооруженные силы против Армении. Мы “одна нация с двумя государствами”, и мы всеми силами продолжим поддерживать наших азербайджанских братьев".

Наиболее активные миротворческие усилия прилагает Россия. Во–первых, потому что никакая война у наших границ нам не нужна в принципе. Во–вторых, потому что данный конфликт случился не в Нагорном Карабахе, никем не признанном и потому не связанном никакими международными договорами, а на реальной государственной границе Азербайджана и Армении. Боестолкновение происходит в Товузском районе Азербайджана и Тавушской области Армении, в нескольких сотнях километров от Нагорного Карабаха. То есть это настоящее межгосударственное столкновение. А Армения, как известно, член ОДКБ (Организации Договора о коллективной безопасности), обязанной обеспечивать безопасность стран — членов этой структуры. И перспективы вступления в военный конфликт России (а кроме нее желающих воевать представить трудно) в таком случае вполне реальны.