Фото: ТАСС
Фото: ТАСС

Рабочие путешествия: что стало альтернативой зарубежным поездкам

5010
Маргарита Фещенко
26 июля 2020, 17:59

Заграничные командировки обернулись бизнес–путешествиями внутри страны.

Гиды зарубежных туров, байеры, переводчики, сомелье — список традиционно "командировочных профессий мечты" продолжать бесконечно, конечно, не придется. Но и экстренно сокращать его из–за пандемии специалисты тоже не готовы.

Пока одни избрали выжидательную тактику, другие решили срочно перепрофилироваться, а третьи, недолго думая, перенесли рабочие поездки из–за рубежа в Россию — и нашли в этом новые возможности для бизнеса.

Есть куда податься

Границы закрыты — и точка: всем сидеть дома, а сколько — пока неизвестно. Тысячи командировок вынужденно отменились, и возобновить их, по всей видимости, не удастся еще долго. Если, конечно, не воспользоваться то и дело мелькающими в instagram объявлениями о частных рейсах в вовсе не условную Ниццу, где в требованиях — 4,5 тыс. евро за "билет", а в дополнение — вид на жительство или паспорт одной из стран Евросоюза. И все же часть специалистов ни с одним из вариантов не согласилась и продолжила "рабочие разъезды". Правда, уже внутри страны.

"Несмотря на эпидемиологическую ситуацию и связанные с ней ограничения, бизнес–поездки по России не прекращались. Конечно, количество деловых путешествий сократилось. Но сказать о полной остановке нельзя. И если говорить о выборе транспорта, то поезда и самолеты пользовались практически одинаковым спросом", — рассказывает руководитель сервиса для организации командировок OneTwoTrip for Business Никита Булгаков.

Согласно статистике сервиса, с марта по июль 2020 года количество рабочих авиаперелетов сократилось в 2 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Чаще всего работников командировали в Москву (25%). При этом велика доля быстрых бизнес–поездок: за это время всего на день в другой город отправились 56% сотрудников. Еще 19% командировок длились 2–3 дня, 14% — 4–7 дней, и лишь 10% — дольше недели.

Больше всего в командировки ездили сотрудники компаний, представляющих строительную, производственную и логистическую отрасли. Но не остановились и сферы, которые традиционно ассоциируются с "профессиями мечты", например туристическая, где необходим постоянный осмотр новых гостиниц, курортов и направлений.

Так, в ANEX Tour говорят о скором инфотуре в Хакасию: сейчас большая группа сотрудников находится именно там. В обучении по российским курортам преград пока нет, и именно эти направления, очевидно, становятся популярнее и у туристов, и у самих операторов.

Путешествовать по России начали и сомелье. "Неотъемлемая часть моей деятельности — посещение виноделен и виноградников. На этот год было запланировано особенно много поездок на летне–осенний период. Но, пока границы закрыты, у нас есть прекрасная возможность посещать российские винодельни — особенно интересует Севастополь", — рассказывает шеф–сомелье петербургского Hamlet+Jacks и московского "Сквот Винная" Евгений Усачев.

Альтернативой же зарубежным поездкам ожидаемо стали рабочие онлайн–путешествия. "Каждую неделю у нас было по три–четыре “скайп–колла” с виноделами со всей Европы и даже из Новой Зеландии", — говорит Евгений Усачев. По словам сомелье, раньше не было возможности посмотреть на отдаленные поля даже в Сети: так что в этом вопросе закрытие границ лишь помогло сфере и бизнесу.

Не останавливалось обучение вне командировок и в TEZ TOUR. Здесь онлайн–формат считают необходимым для получения новостей из стран, чьи границы поочередно открываются для соседей: "Мы постоянно находимся на связи с нашими партнерами, проводим обучающие мероприятия для туристической розницы. Сейчас, когда все страны активно снимают карантинные меры, туризм начинает восстанавливаться. Для участников рынка особенно важно оперативно узнавать о том, что происходит на популярных направлениях".

При этом в ANEX Tour в онлайн–изучении зарубежных направлений все же видят слабые стороны: "Такое обучение не сможет заменить полноценный осмотр гостиниц и знакомство менеджеров турагентств с регионом. По большому счету презентации — обучение через фотоматериалы и выступления представителей отелей — и раньше были дополнением к традиционным рекламным турам".

В онлайне все спокойно

Можно было бы предположить, что из–за затянувшейся пандемии в городе в принципе станет меньше предложений о работе, где в требованиях к соискателю встречается строка о "готовности к командировкам". По статистике агрегатора вакансий hh.ru, эти прогнозы оправдываются, но лишь отчасти.

По сравнению с мартом–июлем 2019 года число вакансий с обещанием командировок сократилось лишь на 8%, в то время как общее количество вариантов занятости в городе во II квартале в среднем уменьшилось на треть. В этом году только за время пандемии было открыто почти 8 тыс. вакансий, где кандидат должен быть готов к командировкам.

Больше четверти предложений о работе с возможностью бизнес–поездок ориентированы на представителей сферы продаж (28%), строительства и недвижимости (21%), производства (21%), ИТ и телекоммуникаций (18%), транспорта и логистики (6%), а также рабочего персонала (5%).

Средняя предлагаемая зарплата в вакансиях с упоминанием возможных командировок составила 65 тыс. рублей, хотя среднее предложение по рынку равняется 50 тыс. в Петербурге. Причем в 22% вариантов занятости зарплатная планка превышает 100 тыс.

Одной из сфер, которые также традиционно связывают с командировками, считается работа байеров — специалистов, которые формируют коллекции модных брендов.

Многие производства российских брендов одежды находятся, например, в Китае или Индии. И, казалось бы, без неустанного офлайн–контроля байера в командировке это самое производство могло бы попросту "наделать не того". Но, например, в Melon Fashion Group (бренды Love Republic, Zarina, befree, Sela) опровергают такое предположение: работа со странами, где расположены поставщики, уже давно перешла в онлайн.

"Командировки нужны для знакомства с новыми производствами, поддержания отношений, отбора образцов в шоурумах и подготовки “быстрых” коллекций. Во время пандемии работали с базой проверенных поставщиков", — говорят в Melon Fashion Group.

Еще проще пришлось байерам брендов, чьи основные производства находятся в России. "Закрытие границ не сильно изменило работу. Мы всегда выбирали ткани и фурнитуру для коллекций дистанционно, так что проблем именно с закупками не было. Единственно, временно увеличились сроки доставки из Китая, но у нас из Азии всего 25% тканей. Большинство изделий производим в России — это более 50%. А 15% — это Португалия, с которой недавно начали работу и без проблем сохраняем контакт", — рассказывает о региональной специфике Елена Козловская, fashion–редактор онлайн–магазина женской одежды TOPTOP.RU.

Переводчик с туристического

Не самой "командировочной" профессией оказалась и работа переводчиков. По словам экспертов, вероятнее всего, на бизнес–поездки и до закрытия границ могли рассчитывать лишь те работники, которые говорят на редких для российской практики языках. Именно таким специалистом оказалась переводчица с финского языка Вероника Герман.

"До пандемии, конечно, ездила в командировки по работе. Чаще всего это были бизнес–встречи. Частота зависела еще и от места работы, так как периодически я долго была переводчиком в штате той или иной компании. Во время периода самоизоляции объем работы уменьшился, но сейчас с заказами однозначно стало повеселее", — говорит Вероника Герман. Добавляя, что, по ее наблюдениям, командировочных дней все же придется ждать еще долго, поскольку все выездные мероприятия в обозримой перспективе пока так и продолжают переноситься в онлайн.

Срочно перепрофилироваться пришлось гидам–переводчикам. По словам турагентств и организаторов обучающих курсов, они массово начали искать подработки. "В зависимости от уровня знания иностранного языка такие гиды могли заниматься бизнес–переводами, сопровождением онлайн–встреч", — приводят пример в транспортно–туристической компании "Бон Тур", которая также проводит курсы по подготовке гидов–переводчиков.

"Сейчас будут требоваться междисциплинарные специалисты с метазнаниями и навыками. Обучаться профессии гида–переводчика приходят люди с высшим образованием. В основном это лингвисты, историки, искусствоведы. Поэтому сейчас некоторые гиды возвращаются к своим основным специальностям. Адаптивность — необходимое сегодня качество", — уверена директор "Национальной школы гидов" Юлия Шамай.

При этом, по словам экспертов, даже при оживших и забитых внутренними туристами улицах Петербурга переквалифицироваться из гида–переводчика в экскурсовода быстро попросту не получится. "Несмотря на схожесть, это две разные профессии. Работа экскурсовода требует более глубоких знаний в области архитектуры, искусствоведения, истории. Перед экскурсоводом ставятся задачи просветительского характера, а перед гидом–переводчиком — информационного", — объясняет директор учебного центра по подготовке гидов–переводчиков "Гид–Интур" Ирина Бабушкина. И добавляет, что для начала работы экскурсоводом нужно к тому же пройти аккредитацию (квалификационное тестирование), и это еще одна проблема, играющая не в пользу быстрой смены деятельности.

Вовсе без работы остались специалисты, которые буквально жили в командировках. Речь о гидах зарубежного тура, которые обычно отправляются вместе с туристическими группами на автобусах в Финляндию, Эстонию или Швецию.

И если раньше поток запросов на обучение от будущих специалистов был чуть ли не нескончаемым, то сейчас, по словам организаторов профильных курсов, чувствуется весомый спад заинтересованности аудитории. Мало кто собирается получать дополнительное образование в сфере, которая лишь ждет своего восстановления.

"Спрос катастрофически упал. Направление зарубежных туров встало, и мы просто ждем окончательного снятия ограничений, рассчитываем на отложенный спрос. И хотя туристическая отрасль сейчас хромает на обе ноги, все же таких гидов мы отучили онлайн: желающие нашлись", — рассказывает директор центра профессионального развития "Северная Столица № 1" Оксана Коцюбинская. И объясняет, что сейчас учиться идут те, кто осознает — сферу туризма после открытия границ разовьют именно те, кто получает дополнительное образование сейчас, в тот момент, когда по цене одного курса можно приобрести два–три.

Места, которые воспринимаются как "профессии мечты" с обязательными командировками в европейские и азиатские страны, буквально в одночасье могли превратить задействованных в них работников в своих заложников. Именно это было бы самым логичным итогом. Нет поездок? Нет огромной части работы, зато есть проблемы с зарплатой.

И все же результатом вынужденно опустившегося на границы "занавеса" стало не смирение с положением дел, а всеобщая адаптация к временно приостановившейся глобализации.

Командировки — не самое частое занятие для переводчика. Как правило, этим занимается принимающая сторона. Исключительные случаи — узкопрофильные конференции за рубежом, где тяжело найти специалиста, который знает тематику и необходимую языковую пару в совершенстве. Также в командировки ездят личные переводчики высокопоставленных лиц. В этом случае специалист выступает как доверенное лицо и из соображений безопасности сторонние переводчики не привлекаются. Перенести в онлайн можно не все форматы мероприятий. Но классический формат с синхронным переводом сейчас можно осуществлять удаленно.
Людмила Михайлова
Людмила Михайлова
Директор центра устных переводов ГК "Эго Транслейтинг"
Пандемия, безусловно, повлияла на нашу сферу: в каких–то регионах были запрещены и строительные работы, и, как следствие, археологические экспертизы и экспедиции. Из–за карантина многие организации перенесли раскопки, которые планировали, например Эрмитаж в Петербурге и Исторический музей в Москве. Но все же командировки не отменены, а лишь смещены. Поэтому археологам, задействованным в экспедициях, не придется кардинально менять образ жизни. То же самое со студенческими выездными практиками в Новгороде или Крыму: часть практик отменена, но есть вузы, которые перенесли их на конец июля — август. Государственная историко–культурная экспертиза (ГИКЭ) — не самая частая история. Хотя у нас обследовано только 5–10% земли, и то в европейской части.
Ася Энговатова
Ася Энговатова
Замдиректора института археологии РАН по науке