Фото: Vostock-photo
Фото: Vostock-photo

Спроса не хватает, промышленность обвалилась: кто будет поднимать экономику

2856
Георгий Вермишев
1 августа 2020, 11:37

Отложенного потребительского спроса не хватит надолго, в промышленности — обвал прибылей на 80 %. Видимо, поднимать экономику со дна будет стройка.

Экономика США во II квартале рухнула на исторические 33%, но это лучше прогноза (–35%). А все опережающие индикаторы бизнес–настроений сигнализируют о выходе из кризиса. Предварительный индекс PMI Composite за июль в еврозоне взлетел до 54,8 пункта (все, что выше 50, говорит о росте экономики). В Великобритании и Австралии индекс подскочил до 57,1 и 57,9 соответственно, в США достиг 50 пунктов. Не очень хорошо чувствует себя только Япония (43,9).

За этой "зеленой" витриной растущих бизнес–ожиданий скрывается неприятная медицинская статистика, указывающая на приближение второй волны пандемии. Однако эксперты успокаивают, что и финансовые рынки, и бизнес, и потребители уже привыкли к "вирусной повестке".

"Казахстан, Азербайджан и Узбекистан при введении повторных карантинов избрали более мягкую тактику, при этом деловые настроения отреагировали так же сдержанно, так как бизнес попал в уже знакомую ситуацию и был к ней в какой–то степени готов (меньший шок). Другие же страны региона, для которых карантин обходится дороже (например, Армения и Молдова), просто отказались от его возвращения даже при существенном росте заболеваемости", — рассказывает Софья Донец, экономист по России и СНГ компании "Ренессанс Капитал".

Однако больно все равно может быть. По крайней мере на это указывает возобновившийся рост числа обращений за пособиями по безработице в США, где эпидемиологическая ситуация остается неблагополучной. Число таких заявок — 1,43 млн против 1,31 млн 2 неделями ранее.

Неустойчивый спрос

В России признаков второй волны пока нет, но есть другой неприятный тренд. Центральный банк в своем последнем мониторинге финансовых потоков указывает на неравномерность и неустойчивость дальнейшего оживления экономики после непродолжительной фазы быстрого восстановления. Так, отклонение вниз входящих платежей от "нормального" (февральского) уровня без учета нефтянки и деятельности госорганов с 13 по 17 июля вновь выросло, составив 4,6% против 3,3% неделей ранее.

Да, в июне оборот розничной торговли приподнялся над дном (–7,7% по России и –14,1% в Петербурге). Но реализация отложенного спроса — это еще не полноценное выздоровление экономики. Люди вышли в открывшиеся магазины, купили все, чего им больше всего не хватало, но в целом предпочитают сберегать, а не тратить. Так, по оценке ЦБ, нормы сбережений выросли с 8,8% в I квартале 2020 года до 23% во II квартале (это намного перекрывает объемы поддержки домохозяйств, которые составили около 6% текущих доходов).

Это же мы, вероятно, увидим и в динамике трафика в торговых центрах. По данным Watcom group, за первый день полноценной работы в Петербурге их Shopping Index (отражает число посетителей на 1 тыс. м2 торговых площадей) восстановился более чем на 80% от докризисного уровня. Однако эксперты ждут, что позитивная динамика сохранится в течение 1–2 недель, а дальше может пойти на спад. Так происходит в Москве: 13–19 июля Shopping Index там был на 18,8% меньше, чем годом ранее, по итогам 20–26 июля — уже на 23,3%.

Кризис — дело малых

Хорошей новостью может считаться все еще невысокий уровень безработицы в стране (6,2% против 4,4% в 2019 году). Реальные доходы за полгода сократились на 3,7% — тоже могло быть и хуже.

"Доходы большей части населения (в первую очередь зарплаты), судя по статистике Госкомстата и отчетности крупных ретейлеров, пострадали не так существенно", — дополняет Александр Строгалев, персональный брокер "БКС Брокер". Он также указывает на потенциал кредитного спроса: Банк России теперь ждет по итогам года не провала в кредитовании физлиц, а роста на 4–5%, даже при сохраняющихся ожиданиях повышенной нормы сбережений.

Не самую плохую ситуацию с доходами, кстати, подтверждает и налоговая статистика. В Петербурге поступления налога на доходы физлиц сократились в январе–мае всего лишь на 1,7%. Здесь, правда, есть нюанс: не падали именно белые зарплаты. "Вопрос в сильном падении доходов в сервисном секторе, в котором очень большая доля серых доходов", — считает Строгалев.

Также экономику поддерживает тот факт, что пока что государство не допустило проблем у крупных компаний. "Специфика текущего кризиса — в ударе по реальному сектору, особенно сегменту малого и среднего предпринимательства, — считает Роман Ромашевский, финансовый директор VR_Bank. — Поэтому волны громких банкротств может и не быть: гиганты промышленности имеют запас ликвидности, открытые кредитные линии банков, прямую поддержку государства. Даже в наиболее пострадавшем сегменте, авиации, в России не выпала ни одна компания".

Прибыли упали в 2 раза

Но выживать — не значит процветать и развиваться. По данным за январь–май, прибыли петербургского бизнеса сокращались катастрофическими темпами: на весь город заработать удалось 203 млрд рублей, что на 56% меньше прошлого года.

Вряд ли должен удивлять глухой убыток категорий "развлечения и досуг", "деятельность профессиональная, научная и техническая", а также гостиничного сектора (–3,8 млрд, –5,7 млрд и –9,3 млрд соответственно). Но то, как провалилась прибыль у обрабатывающих производств, уже пугает. За 5 месяцев им удалось заработать 53,9 млрд рублей, что на 78,9% меньше, чем годом ранее.

"Если по автомобилестроению есть спад, то по цепочке страдают сопряженные отрасли, а это тысячи предприятий, — объясняет профессор СПбГЭУ Елена Ткаченко. — С другой стороны, у нас многие машиностроительные предприятия находятся в середине цикла, а если они не сдали продукцию, то у них нет и прибылей. Сейчас у предприятий оборонки постоянно растет накопленный убыток. По сравнению с прошлым годом он увеличился еще на 2%. То есть даже там, где все финансировалось, никто ни в какие отпуска не уходил, потому что оборонка продолжала работать весной, у нас все равно растет убыток, потому что эти кризисные явления инспирировали инфляцию издержек, а цены никто пересматривать не собирается".

Ситуация не приведет к банкротству, поскольку стратегические предприятия пока что защищены соответствующим мораторием. Но может привести к заморозке инвестиций.

"Единственный, кто у нас активно вкладывает в подобных условиях, — это корейцы, которые рассматривают подобные ситуации как плацдарм для рывка, — рассказывает Елена Ткаченко. — Неслучайно сейчас Hyundai запросил у ФАС покупку платформы General Motors. Это уже классика: как только кризис, наши коллеги начинают новый виток развития. А у остальных нет денег! Либо они откладывают инвестиции до более благоприятного момента, потому что ждут, что инвестиционные товары подешевеют".

Зато хорошую прибыль показали петербургские застройщики (+3,6 млрд рублей против 3 млрд убытка годом ранее), объемы строительных работ в Петербурге за полугодие даже на 0,3% выросли. Так что пока выглядит все так, что поднимать экономику в России будут "по–хрущевски", импульсом больших строек.

"Строительный бум как рецепт макроэкономического роста известен еще с 30–х годов XX века, с политики “Нового курса” Рузвельта и процветания кейнсианской теории, — напоминает Роман Ромашевский. — Правда, тогда акцент делался на инфраструктуру. В сегодняшних условиях вложения в мосты и дороги — проекты минимум на пятилетку, а ипотека и жилищный бум позволят обеспечить экономический рост гораздо раньше".

"Другая потенциальная область развития — информационные технологии, налоговый маневр в этой отрасли — шаг в данном направлении", — добавляют экономисты "Ренессанс Капитала".