Фото: Ермохин Сергей
Фото: Ермохин Сергей

Точите ваши зубы: "беспрецедентные меры по поддержке бизнеса" бизнесу не помогли

10222
Дмитрий Прокофьев
10 августа 2020, 08:16

"Беспрецедентные меры по поддержке бизнеса", как о них рассуждает начальство, не особенно отразились на положении предпринимателей.

То ли меры не были беспрецедентными, то ли достались они каким–то другим предпринимателям вместо тех, о положении которых свидетельствуют данные Росстата. Но в любом случае доля "доходов от предпринимательской деятельности" по отношению к "общим доходам" граждан сократилась до 3,5% (по итогам II квартала 2020–го). 20 лет назад "предпринимательские доходы" составляли 14,7% от доходов "общих", а потом эта доля только снижалась.

Мне могут возразить, что падение доходов от "официальной" предпринимательской деятельности может компенсироваться ростом доходов от деятельности "теневой". Бывает, но не в нашем случае. "Теневое" предпринимательство Росстат тоже учитывает, по графе "прочие доходы". Такие доходы по сравнению с уровнем 2019 года сократились более чем вдвое — с 12,6 до 5,3%. Возможно, предприниматели и пытались уйти в тень, но росту их доходов это не слишком помогло. Карантин заставил потребителей сильно сократить траты: невозможно спрятать то, что ты не получил.

Но "есть и хорошие новости". Выросла доля доходов, формируемая зарплатой, причем значительно. В 2019 году эта доля составляла 58%, а по итогам II квартала 2020 года увеличилась до 65,3%. Одновременно в доходах россиян выросла доля социальных трансфертов — до 21,8%. Но это не потому, что выросли сами зарплаты и трансферты, — это у людей стало меньше денег. В период карантина доходы сократились на 8% в годовом выражении (рекордное падение с 1999 года).

Посмотрев на динамику структуры доходов за последние 20 лет, мы увидим любопытные закономерности. Доля доходов от деловой самодеятельности начала сокращаться, как только начала дорожать нефть и власти получили возможность щедро платить тем, кого они нанимали на службу. А вот доля социальных трансфертов, составлявших на начало нулевых 14,1% доходов (как в позднем СССР), также снижалась (до уровня 11,9%) примерно до 2010 года (потому что росли зарплаты). А потом, в 2011–2013 годах, прыгнула вверх, сначала до 17,4%, потом до 19,4%, после чего 10 лет колебалась примерно на одном уровне. Ну сейчас выросла, так это потому, что сами доходы упали. Кстати, примерно в это же время (2011–2013 годы) прекратился и рост подушевого ВВП.

Возникает ощущение, что экономику вместе с ростом доходов остановила какая–то сильная рука. Словно кто–то решил, что "людям денег не надо", и начал последовательно проводить соответствующую политику. Чтобы все жили "на одну зарплату", которую произвольно можно снижать в случае необходимости, и получали "социальную помощь". А вот "предпринимательство" можно и сократить.

Не думайте, что решено вовсе извести малый бизнес, здесь все сложнее. Стратегия здесь в том, чтобы оттеснить такой бизнес в узкие ниши. Так, чтобы люди не чувствовали дефицита товаров и услуг, не стояли в очередях, как в СССР, но в то же время и предприниматели не могли превратить свой "малый" бизнес в "большой". Если это кому–то удастся, он молодец, но целью начальства это не является.

Это очень похоже на политику советской власти в отношении колхозных огородов. В СССР колхозы и совхозы, имея 98,5% пахотных земель, давали половину сельскохозяйственной продукции, а огороды колхозников (1,5% земель) обеспечивали другую половину. К цифре 1,5% "под огороды" власть шла долго, методом проб и ошибок: срежешь огороды "под ноль" — будет нечем кормиться, увеличишь процентов до трех — никто не станет работать в колхозе, все пойдут копаться на своих участках.

Сейчас начальство хочет экспериментальным образом достичь в нашем "суперколхозе" чего–то подобного — есть живущие на ренту от собственности, а все остальные живут "на зарплату". А кого не устраивает уровень жизни на зарплату, тот может в "свободное от основной работы время" точить зубы и нырять в суперконкурентные пруды, которые специально для него оставлены.