Фото: Яндолин Роман
Фото: Яндолин Роман

Картель соображает на двоих: сговор на торгах убивает конкуренцию

539
Павел Нетупский
21 августа 2020, 16:29

Практически любая договорённость участников госзакупок рассматривается как картельное соглашение и может обернуться даже уголовной ответственностью. Но участники проведённого "ДП" круглого стола убеждены, что поставщики зачастую вынуждены идти на такие уловки и не причиняют никому никакого вреда.

За последний год в Петербурге были раскрыты "снежный", "праздничный" и даже "музыкальный" картели. Многочисленные нарушения выявляются также в сфере благоустройства и социального питания. Их участники намеренно делили рынок, что позволяло исключить конкуренцию и завысить цены.

И примкнувший к ним...

В то же время, по словам управляющего партнёра адвокатского бюро CTL Дмитрия Кудрявцева, нередко картелем признаётся участие в госзакупках так называемых подстраховочных компаний. "Согласно действующему законодательству, конкурс, в котором принял участие только один потенциальный поставщик, признаётся несостоятельным. Для заключения с таким участником контракта требуются сложные и длительные процедуры согласования. Чтобы их избежать, поставщик нередко просит дружественное юридическое лицо подать вторую заявку. Да, формально это картель", — отмечает юрист.

"Непосредственно "подстраховочными" компаниями мы не занимаемся, — поясняет руководитель петербургского Управления Федеральной антимонопольной службы (УФАС) Вадим Владимиров. — Нас интересует состав картельного сговора — незаконного соглашения между хозяйствующими субъектами, которое влечёт раздел рынка, поддержание цены или иные негативные последствия для рынка. Однако использование "подстраховочных" компаний — это жульничество. Никакой конкуренции нет, цена не снижается, бюджет теряет деньги. Это правонарушение против экономики и нравственности. Согласительные процедуры не такие уж и сложные", — убеждён глава петербургского УФАС.

В разделе рынка уличили в том числе поставщика социального питания — ООО "База "Мария". "Ещё лет семь назад "подстраховочные" компании участвовали порой во всех процедурах, в частности, поставки детского питания. То есть рынок видел, что это для государства нормально. На сегодняшний день такие действия преследуются антимонопольной службой. В новых реальностях бизнес готов перестроиться и перезапуститься. Очень важно, чтобы понятие "картель" использовалось с точки зрения причиняемого вреда", — говорит директор компании Евгений Россошанский.

Не думай о секундах свысока

В антимонопольном ведомстве полагают, что отсутствие конкуренции на торгах часто связано с недобросовестным поведением государственных заказчиков, которые "затачивают" условия контракта под конкретного исполнителя: "Необходимо усовершенствовать правила торгов так, чтобы у участников торгов не было заинтересованности в "подстраховочных" компаниях", — констатирует Вадим Владимиров.

С другой стороны, сложности процедуры нередко приводят к опасной задержке в заключении контракта. Например, пушкинский дом престарелых (ГБСУСО "Дом ветеранов войны и труда №1") наказали за несоблюдение санитарных требований: после выявления коронавируса учреждение не провело заключительную дезинфекцию силами специализированной организации. Тогда как, по уверению представителей социального учреждения, это произошло из-за длительного согласования соответствующего контракта.

Критически такую ситуацию оценивает управляющий партнёр юридической компании Trdat Group Размик Сукиасян: "Если мы подходим к вопросу формально, то действительно надо проводить всю процедуру закупки и на определённое время выселять постояльцев. Куда девать этих людей? Не причинит ли это вред их здоровью? Исходя из целей антимонопольного законодательства и духа Конституции России защита социальных прав граждан в данной ситуации мне представляется приоритетнее исполнения формальных требований. Но участие "подстраховочных" компаний изначально презюмирует возможность мошенничества и создание имитации соблюдения процедуры", — полагает эксперт..

Штраф больше чем жизнь

Доказательством картельных сговоров на практике выступают даже косвенные улики. Хотя зачастую такие участники подают заявки с одного компьютера, указывают один телефон, представителей, зарегистрированы по одному адресу и т. д. "Используются также методы математической статистики, которые подтверждают низкую вероятность добросовестности поведения компании. И суды такие наши доказательства принимают", — поясняет Вадим Владимиров. Юристы иначе оценивают ситуацию: "Такие признаки, как один IP-адрес, наличие родственных связей в исполнительном органе участников закупки и снижение цены, уже не признаются судами как безусловное доказательство картельного сговора. В одном из дел арбитражные суды пришли к выводу об отсутствии доказанности со стороны ФАС экономических предпосылок для подобного сговора", — поясняет Размик Сукиасян.

По утверждению Евгения Россошанского, прямых доказательств картельных соглашений не существует, а используемая совокупность косвенных может привести к наказанию честно конкурирующей компании, которая в ходе торгов не сделала ценового предложения. Вместе с тем он приводит пример дела, в котором сразу 12 участников использовали "подстраховочные" компании. "В результате мы были оправданы", — отмечает Евгений Россошанский.

Спорным остаётся и вопрос применения санкций. По закону они рассчитываются от размера дохода, но какого — не определено. По словам начальника отдела по борьбе с картелями УФАС Кристины Иващенко, административные штрафы рассчитываются от начальной стоимости торгов, а в рамках уголовной ответственности — доходов компании без учёта понесённых затрат. Дмитрий Кудрявцев убеждён в несправедливости такого подхода, так как умысел участников картеля направлен на получение незаконной прибыли. Схожего мнения придерживается и Размик Сукиасян: "Такой подход противоречит целям предпринимательской деятельности. Считать нужно от выгоды (прибыли), которую извлёк нарушитель", — убеждён эксперт. "В доход включается даже та экономия, которая была достигнута по итогам торгов. То есть забирают больше, чем заработали", — жалуется Евгений Россошанский.

Для урегулирования конфликтной ситуации Дмитрий Кудрявцев предлагает ФАС и крупнейшим участникам рынка госзаказа заключить хартии — соглашения о добросовестном поведении. Вадим Владимиров в целом поддерживает идею и даже считает такую хартию элементом антимонопольного комплаенса. Хотя признаёт, что подобное соглашение при определённых условиях может иметь признаки картеля...

Справка

В 2019 году УФАС по Петербургу рассмотрел 25 дел о картельных сговорах, выявлено 21 нарушение, сумма наложенных штрафов превысила 18 млн рублей.