Фото: vostock-photo
Фото: vostock-photo

Игра на грани инфляции: к чему приведёт накачивание деньгами экономики США

9000
Георгий Вермишев
1 сентября 2020, 07:14

ФРС США уже не остановит рост цен.

В минувший четверг спекулянты по всему миру внимательно слушали главу ФРС США Джерома Пауэлла. Каких–либо изменений ключевой ставки уже не предполагалось (она и так нулевая), но инвесторы надеялись прочитать "между строк", что дальше будет делать американский мегарегулятор. Повлиять на рыночные настроения могли бы даже полутона самых осторожных формулировок, но соревноваться в интерпретации не пришлось. Ответ был дан предельно ясный: экономику продолжат накачивать деньгами, даже несмотря на инфляционные риски.

Если точнее, то Джером Пауэлл допустил превышение целевого уровня инфляции в 2%, но он считает, что незначительное отклонение будет возможным лишь в течение непродолжительного времени. То есть посчитают по–среднему: учитывая, что до сих пор инфляция была ниже цели, теперь можно ее и превысить. На длинной дистанции все равно получится около 2%.

Пока что и до этого далеко, хотя скорость изменений уже тревожит экспертов. В июле индекс потребительских цен в США резко ускорил рост — с 0,6 до 1%. Одновременно на 1,9% подскочили и потребительские расходы (хотя аналитики ожидали их роста на 1,5%). В последний раз инфляция превышала таргет в 2% в 2018 году, но тогда всё было логично — это был как раз период ужесточения американской денежной политики.

Рынок интерпретировал сигналы ФРС США однозначно. Индекс доллара (его стоимость к остальным валютам) закрылся на двухлетнем минимуме. Растут в цене золото, акции, а также рассказы об американской экономической истории 1970–х, когда страна пережила период стагфляции (инфляция + стагнация). Пиковые значения были достигнуты в 1974–1976 годах, когда рост цен в стране превышал 10%.

Однако тогда инфляция была под двойным ударом. С одной стороны, политика кейнсианства накачивала экономику деньгами. А с другой — резко пошли вверх цены на нефть из–за действий стран ОПЕК во время нефтяного кризиса 1973 года. Это был тот момент, когда мир впервые осознал, насколько экономика подсела на черное золото. Сегодня подобных шоков на горизонте вроде как нет.

Да в общем–то и монетарные меры становятся изощреннее. Интересный кейс предложила миру Европа, где сейчас создается система двойных (по–разному управляемых) ставок — ключевой и процентной. Дело в том, что с появлением отрицательных процентных ставок банки столкнулись с проблемой оттока вкладов, поскольку населению выгоднее хранить деньги под матрасом, чем смотреть, как они тают на депозите.

Это мешало наращивать минус в ставках кредитования. Чтобы обойти проблему, ЕЦБ придумал различные типы операций репо с банками, в том числе TLTRO — целевые кредиты, направленные на поддержку экономики. Если до марта ставка по ним была привязана к депозитной ставке (–0,5%), то теперь она может опускаться и ниже, вплоть до –1%. Выходит, банки получают возможность кредитовать бизнес под отрицательные ставки, но при этом вкладчики не бегут из банков.

Не стоит на месте и прогресс в денежной системе. Уже скоро мы увидим первые результаты внедрения цифровой валюты центрального банка (CBDC) Китая. Это будут уже не просто денежные единицы, а целые алгоритмы, в которые можно "вшить" самые различные условия. Например, потратить только на продукты питания, а не на акции Tesla (как многие сделали с "вертолетными деньгами", выданными на поддержку самоизолированных).

Добавим к этому дата–аналитику и возможность уже в ежедневном режиме отслеживать расходы на товары (в России соответствующие данные в реальном времени предоставляют "Тинькофф" и Сбербанк, а ЦБ еженедельно публикует отчеты), и станет очевидно, что монетарная политика скоро может измениться до неузнаваемости. Наступить ровно на те же грабли, что в 1970–х, уже не получится. Но это не значит, что нас не ждет что–то поинтереснее.