Деньги
Фото: Ишкиняева Надежда
Деньги
Фото: Ишкиняева Надежда

А развилка–то несложная: реальные доходы петербуржцев снизились на 3,4%

372
Алексей Клепиков
4 сентября 2020, 09:07

Росстат опубликовал расширенные данные о доходах населения и зарплатах с разбивкой по регионам за первое полугодие. Выяснилось, что во II квартале, на который пришёлся пик противоэпидемических ограничений, реальные денежные доходы петербуржцев по сравнению с тем же периодом 2019 года снизились на 3,4%. Это антирекорд за последние 5 лет, что и неудивительно.

Поразительно другое: средняя заработная плата (кроме "чёрного" апреля) продолжала рост как ни в чём не бывало — на 1,1% в мае по сравнению с маем–2019 и на 3% в июне. В результате она достигла в июне 70,5 тыс. рублей против 62,5 тыс. в январе.

Похожая картина и по стране в целом. Реальные денежные доходы в апреле — июне рухнули аж на 7,7%, а средняя зарплата продолжала жить какой–то своей жизнью, кризисом будто совсем не затронутой: в апреле она подросла на 1%, в мае — на 4%, в июне — на 3,8%. Как такое возможно?

У работодателя, стоящего перед необходимостью снизить фонд оплаты труда, развилка несложная. Первая дорожка — пожертвовав частью персонала, сохранить костяк команды, причём с прежним (а возможно, и чуть более высоким) уровнем зарплат. Вторая — наоборот, оставить штатное расписание в покое, но "срезать" доходы всем пропорционально. Есть, конечно, и третья дорожка, и четвёртая, но все они — уже не более чем комбинации этих двух.

Данные Росстата (да и рекрутинговых компаний тоже) свидетельствуют, что в самую горячую фазу кризиса бизнес предпочёл первую из двух моделей поведения — сократить персонал, не снижая зарплату оставшемуся.

Власть же, напомним, решила помогать тем, кто сохранит персонал, а не зарплату: непременным условием господдержки было сохранение численности сотрудников на уровне не менее 90% от докризисного. Разумеется, у власти были свои мотивы, и один из них — недопущение катастрофы на рынке труда. Но, решая эту задачу, государство волей–неволей подталкивало бизнес к неэффективным рецептам выживания. А платило за это очень мало — 1 МРОТ за каждого неуволенного.

Власть и бизнес вновь показали, что по–разному видят, как сохранить предпринимательство в разгар тяжёлого кризиса. И большой вопрос, кто у кого из них должен поучиться эффективности.