Россия, Санкт-Петербург. Иллюстрация. Деньги.
Фото: Коньков Сергей
Россия, Санкт-Петербург. Иллюстрация. Деньги.
Фото: Коньков Сергей

Потеря ориентиров и "умные весы": петербургский бизнес в кризис

12628
dp.ru
6 сентября 2020, 13:50

"Деловой Петербург" продолжает цикл интервью с бизнесменами города о том, как они преодолевают кризисный период в экономике. Весна 2020 года стала первым серьезным испытанием для бизнеса Антона Сергеева: предыдущий кризис он застал, еще будучи наемным сотрудником. Оба его проекта не могли работать в период самоизоляции, так как связаны с детским образованием. Однако компании выдержали удар, не закрылись и сейчас ждут отложенного спроса на свои услуги. Проект "Петербургский бизнес побеждает кризис" реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Чем занималась ваша компания до периода самоизоляции?

— У меня два проекта. Сеть танцевальных школ, где мы обучаем деток от 3 до 7 лет бальным танцам, работает уже шестой год. Сейчас у нас 142 филиала в 30 городах России. Вторая компания — сеть физкультурно-образовательных центров, где детей обучают не только танцам, но и другим направлениям, например, футболу, карате и скорочтению. На данный момент у нас три центра, этот проект стартовал год назад.

Антон Сергеев

Как пандемия отразилась на бизнесе? 

— Пандемия заметно повлияла на обе компании. В марте в танцевальных школах мы остановили занятия в 11 собственных филиалах и предложили клиентам перейти в онлайн. Так мы сохранили 5-10% от выручки. Наши партнеры-франчайзи тоже перевели часть клиентов в онлайн, а мы, как управляющая компания, сделала 100% скидку по роялти на период с конца марта до 1 сентября. Мы работали, но бизнес не генерировал выручку. Если говорить про физкультурно-образовательные центры, то пандемия заставила нас пересмотреть саму бизнес-модель. До самоизоляции мы сдавали площадь в аренду под детские секции, однако в новых реалиях при такой схеме работы мы уже не могли выполнять все свои обязательства. Часть торговых центров продолжали начислять нам аренду плюс никто не отменял наши обязательства по выплате процентов по займам. На запуск этого проекта мы с партнером привлекли 13,5 млн рублей частных инвестиций. Нам пришлось перестроить бизнес-модель: теперь мы сами привлекаем и обслуживаем каждого клиента. Это полностью операционный бизнес, но он более рентабельный.

У вас сильно просел оборот?

— С 26 марта выручка обоих проектов просела на 100%, только сейчас она начинает восстанавливаться. Но по сравнению с прошлым августом мы чувствуем падение спроса.  Чувствуется, что в июне никто не ездил в отпуск, так что все вернутся не в середине сентября, как обычно, а к середине октября. Я надеюсь, что мы почувствуем отложенный спрос, увидим, что ряд игроков закрылись и ощутим, что этой осенью в наши образовательные проекты придут больше детей.

Какую поддержку вы получили от города?

— Мой бухгалтер писала несколько заявок, так что мне приходили несколько траншей по 15 тыс. рублей: что-то на ООО, то-то на ИП. С льготными кредитами у нас история не сложилась: где-то не подошли ОКВЭДы, где-то что-то еще. Но, честно скажу, я не очень верю в историю с поддержкой.

Планируете ли вы возвращаться к бизнесу в полном объеме?

— Да, конечно. И сеть танцевальных школ и физкультурно-образовательные центры я планирую развивать в том же объеме. Это взаимосвязанные проекты: чем больше центров мы откроем, тем больше на их базе будет танцевальных школ. Будущее мы видим так: только вперед, только рост.

Пандемия в итоге сильно поменяла ваш рынок, изменилась ли конкурентная среда?

— На рынке детских спортивных и образовательных секций в России есть 17 тыс. спортивных центров и секций. Кто-то из них уже не открылся в сентябре, кто-то будет вынужден слиться с конкурентом. Из-за пандемии пересборка рынка не произошла. Уже понятно, что заметно прирос онлайн-сектор, я прогнозирую, что подрастет количество секций по франшизе: начинать бизнес самостоятельно в этой сфере пока будет тяжело. Детские секции будущего, на мой взгляд, будут выглядеть так: абнонемент на оффлайн занятия и подписка на онлайн уроки на время поездок и каникул.

Как бы вы коротко могли охарактеризовать все эти месяцы?

— Для меня это первый кризис в бизнесе, 2014 год я встречал на позиции наемного сотрудника. Тогда мне казалось, что глобально ничего плохого не происходит. Весна 2020 года для меня это время потери ориентиров. Предприниматели — люди, которые привыкли постоянно ориентироваться на показатели: растет или падает, выручка, количество учеников, конверсия. А тут раз, ты что-то делаешь, предпринимаешь, развиваешь, но никакие показатели наблюдать не можешь. В итоге мы с друзьями начали соревноваться не по выручке и конверсиям, а по показателям на умных весах. Мы замеряли вес, индекс массы тела, процент жира в организме. Мне кажется, у любого предпринимателя есть потребность наблюдать за показателями, влиять на них и улучшать их. Так что на это время к бизнес-показателям добавились показатели здоровья.