Фото: vostock-photo
Фото: vostock-photo

Воля к жизни: рынок слияний и поглощений в Петербурге встал на паузу

654
Дмитрий Маракулин
15 октября 2020, 08:56

Из–за пандемии число сделок на петербургском рынке M&A сократилось. Бизнесмены решили переждать сложное время.

В нынешнем году снижение показателей отмечено практически во всех отраслях экономики. Компании в первую очередь сосредоточили свои усилия и направили средства на компенсацию потерь из–за COVID–19. Сохранение занимаемых позиций и поддержание текущей деятельности стало одним из главных трендов года в бизнесе.

"По ощущениям, все прошедшие сделки можно разделить на две группы: те, что давно планировались и даже были начаты, но закрылись только в 2020 году, и операции по распродаже активов теми, кто уже испытывает или предвидит экономические трудности", — отмечает адвокат Илья Кавинский.

Процесс идёт

Вместе с тем, как считает Елена Агаева, руководитель практики слияний и поглощений и корпоративного права АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры" в Петербурге, пандемия затормозила реализацию отдельных, но далеко не всех сделок.

Так, Светлана Гузь, управляющий партнёр бюро юридических стратегий Legal to Business, говорит, что тенденция на усиление экономической концентрации крупных игроков в таких отраслях, как технологии (цифровизация), медицина и фармацевтика, сохранилась. "Каждая из перечисленных сфер с начала года подтвердила свою значимость для экономики, показала, что наименее подвержена ограничению деловой активности. Обществу, несмотря на локдаун, необходимо поддерживать привычный образ жизни: продолжать работать, общаться, учиться, делать покупки, лечиться", — пояснила Светлана Гузь.

Как ни странно, наибольшая активность наблюдается в отраслях торговли и услуг, то есть в отраслях, которые сильнее всего пострадали от кризиса: по наблюдениям юристов, многим компаниям этого сектора экономики грозит банкротство. В этой ситуации объединение средств и ресурсов рассматривается предпринимателями как способ компенсировать потери, а в некоторых случаях — просто выжить и создать предпосылки для развития после окончания пандемии.

Наталья Дятлова, партнёр юридической компании Maxima Legal, обращает внимание на определённую противоречивость российского рынка в целом. "С одной стороны, многие сделки приостановлены или переговоры приняли выжидательный характер, так как сложно оценить риски влияния на бизнес и рынок, — говорит она. — С другой стороны, существует рост числа сделок по приобретению конкурентного или нового для приобретателя направления бизнеса, а также слияние компаний с более сильным партнёром. Например, при нашем юридическом сопровождении за период с начала кризиса по настоящий момент в стадии завершения находятся две сделки: одна из них — покупка биотехнологического производства иностранным производителем, другая — продажа дистрибьюторской сети по реализации в страны ЕС химикотехнологичной продукции, производимой в России".

Масло, завод и турбина

Петербургский рынок M&A продемонстрировал волю к жизни. Так, в марте этого года шведско–датский холдинг ААК объявил о намерении приобрести 75% долей петербургского ООО "НПО “Маргарон”", принадлежащего Евгению Маношкину. Сейчас сделка завершена: теперь петербургская компания называется ООО "Аак Маргарон", а доля Евгения Маношкина, соответственно, уменьшилась до 25%.

"Силовые машины" Алексея Мордашова весной текущего года объявили о выходе из совместного партнёрства с Siemens — "Сименс технологии газовых турбин" (СТГТ), где российской компании принадлежало 35%. Причиной этой сделки стало желание создать собственную газовую турбину, чему мешали прежние договорённости. Стоимость сделки, по неофициальным данным, может составить $5–6 млн. При этом она до сих пор не закрыта, по данным СМИ, "Силовые машины" могут выйти из партнёрства весной 2021 года.

В августе этого года Федеральная антимонопольная служба рассмотрела ходатайство ООО "Хёндэ Мотор Мануфактуринг Рус", российской "дочки" Hyundai, о приобретении завода General Motors в Петербурге. Ведомство согласовало покупку 94,83% основных производственных средств ООО "Дженерал Моторз Авто" — завод был законсервирован в 2015 году. Сделка пока не завершена, но её размер может составлять порядка $30 млн. В августе же бывший вице–губернатор Петербурга Владимир Лавленцев приобрел почти 20% долей ООО "ОСХ", которое владеет АО "Стройтрансгаз", крупным подрядчиком инфраструктурных объектов. Оставшиеся доли ОСХ принадлежат ООО "Волга Групп" Геннадия Тимченко (№ 1 в Рейтинге миллиардеров "ДП").

Поиск баланса

В следующем году, как прогнозирует Светлана Гузь, большая часть сделок внутри страны будет совершаться без участия иностранного капитала.

"Для инвесторов по–прежнему в приоритете будут цифровые технологии, как в сегменте b2b, так и в b2c. Возможно, мы будем наблюдать более активное участие корпораций с долей участия государства на рынке", — добавляет эксперт.

По оценке Ильи Кавинского, рынок M&A будет искать баланс между двумя основополагающими тенденциями: "С одной стороны, деофшоризация экономики как процесса, управляемого государством, а с другой стороны — вывод сделок за пределы российской юрисдикции. Прежде всего с тем, чтобы избежать даже потенциальной возможности передачи соответствующих споров российским судам, так как стороны сделок по–прежнему не доверяют отечественному правосудию".

Российский рынок M&A коррелирует с международными рынками: у нас тоже наблюдается преобладание небольших сделок над крупными. Небольшие компании оперативнее реагируют на изменившиеся условия и способны быстрее принимать решения. И петербургский рынок не исключение. Организации пытаются достичь наибольшего синергетического эффекта путём обмена технологиями и опытом в сфере продаж, производства, взаимодействия с работниками и т. д., хорошо зарекомендовавшими себя в условиях снижения спроса.
Сергей Привалов
Сергей Привалов
старший партнёр юридической компании "ССП–Консалт"
Сложно оценивать Петербург: город не является лидером ни по объёму, ни по количеству сделок M&A. Но в целом по России "средний чек" по сделкам упал — падение составляет от 10 до 30%, а в некоторых отраслях и ещё больше. Так, в коммерческой недвижимости цена сделки просела на 10–15%, но это касается малого и среднего бизнеса. При этом крупные сделки, такие как покупка "Максидомом" сети Castorama, не являются показательными для сегодняшнего состояния рынка, их подготовка началась ещё до пандемии.
Елена Рыбальченко
Елена Рыбальченко
юрист корпоративной практики "Пепеляев Групп" в Петербурге