Фото: Vostock-Photo
Фото: Vostock-Photo

Единая госплатформа для школьников: бесполезная и неконкурентная игрушка

375
Анна Торговцева
17 октября 2020, 12:57

Минпросвещения разрабатывает экосистему образовательных сервисов. По прогнозам экспертов, успешной она не станет, а рыночные проекты появление конкурента в виде государства не заметят.

В конце сентября министр просвещения Сергей Кравцов анонсировал "свой такой TikTok для школьников", разработка которого ведётся совместно с Mail.ru.

Делаем то, не знаем что

Как выяснилось, министр погорячился. Источник, знакомый с деталями разработки платформы, пояснил, что на самом деле речь про создание аналога TikTok не идёт. "Это образовательный проект, который частично будет использовать возможности социальных сетей. Скорее всего, будут применяться адаптированные под образовательные задачи решения соцсетей — как, например, в банках используют адаптированные под финансовые задачи “Истории”, также пришедшие из соцсеток", — говорит он.

Ранее Минпросвещения — по всей видимости, там очень любят аналогии с популярными сервисами — анонсировало и Zoom для школьников. Как известно из открытых источников, сервис для видеосвязи учащихся и учителей, разработка которого ведётся в партнёрстве с Mail.ru и "Ростелекомом", будет интегрирован в соцсеть "Вконтакте". В "школьный Zoom" должна войти и бесплатная библиотека с учебным контентом по всем предметам. Вероятно, видеосвязь будет включена в упомянутую выше образовательную онлайн–платформу.

По словам вице–президента по информационным технологиям ГК "Просвещение" Сергея Сергеева, существующие частные сервисы решают конкретные задачи, например развитие эмоционального интеллекта или проверка домашних заданий. Государство же разрабатывает единую экосистему.

Успех под сомнением

Государственная экосистема образовательных сервисов была бы полезна учителям, полагает Марина Балуева, сопредседатель профсоюза "Учитель". Однако она сомневается в успехе этого проекта. "Как показывает опыт, в отсутствие конкуренции получается плохой продукт. Например, у нас есть федеральный перечень учебников. За то, чтобы попасть в этот перечень, идёт колоссальная подковёрная борьба издателей, при этом сами учебники из перечня очень низкого качества, — говорит эксперт. — Мы уже имеем Московскую электронную школу, контент на которой оставляет желать лучшего".

Другие участники рынка также не уверены в высоком уровне качества государственной платформы. "Главное, чтобы эта платформа была интересной и полезной для учителей. Если нет, никакими административными ресурсами чиновники не смогут заставить ею пользоваться", — считает управляющий партнёр Skysmart Александр Ларьяновский.

"Что касается потребности в экоплатформе у самих школьников, то я не уверен, что она сформирована, — отмечает основатель онлайн–школы “Фоксфорд”, генеральный директор ООО “Цифровое образование” Алексей Половинкин. — Дети приходят в соцсети отдыхать и развлекаться. Будет очень сложно мотивировать их регулярно пользоваться сервисом, когда их окружает огромное количество контента в знакомых соцсетях".

Конкурента в лице государства компании тоже не видят, так как частный бизнес больше ориентирован на дополнительное школьное образование. "Мы остаёмся в рамках этого трека и не конкурируем с государством. Появление новой образовательной платформы не повлияет на нашу стратегию развития", — подчёркивает Диана Змиенко, директор по маркетингу "Фоксфорда".

Идея создания общей образовательной платформы, по мнению экспертов, изначально провальная. "За последние годы было много громких инициатив как со стороны государства, так и от различных компаний. Но я не могу вспомнить ни одного подобного предложения, которое привнесло на рынок что–то новое. И у меня есть гипотеза, что новая платформа тоже не способна будет это сделать", — отмечает Максим Спиридонов, сооснователь и генеральный директор "Нетология–групп".

По мнению эксперта, причина в том, что сложно создать абсолютно новый подход к образованию, который совместит в себе и контент в нужном объёме и виде, систему проверки знаний, и мотивационную компоненту. "Успех специализированных сервисов заключается в том, что они сфокусированы на каком–то одном сегменте образовательных потребностей. И кажется, что такая стратегия специализации на конкретных инструментах и компонентах образования будет успешнее, чем создание комплексного продукта", — говорит он.

Учитель против блогера

Несмотря на то что многие частные компании относят свои ИТ–сервисы к "дополнительному образованию", они уже начали получать доход и от общеобразовательных школ. Материально–техническое обеспечение (а именно к этой категории относятся образовательные сервисы) школы вольны выбирать сами. Как сообщает Марина Балуева, некоторые учителя и родители отдают предпочтение платным платформам, поэтому в школах уже проводятся уроки с использованием "дополнительных" образовательных продуктов.

При этом уровень проникновения онлайн–технологий в общее среднее образование остаётся невысоким. На EdTech в сегменте приходится не более 1,5 млрд рублей в год, а на сегмент дополнительного изучения общеобразовательных дисциплин — более 10 млрд (по данным EdMarket.Digital, 2020). Хотя потенциал у "школьного" рынка выше: он вырос до 642 млрд рублей, тогда как объём рынка дополнительного школьного образования составляет около 140 млрд рублей.

Как рассказывают участники рынка, рост российского EdTech идёт, и большой. При этом количество пользователей не только не упало после окончания дистанционки, но и существенно выросло. В Skysmart подсчитали: в мае интерактивной тетрадью пользовались 81 тыс. преподавателей и 2 млн школьников, сейчас — 200 тыс. преподавателей и 4 млн школьников.

И хотя до насыщения рынок пока не дошёл, школьный EdTech будет делить именно внутренний рынок, говорят эксперты. "Нас ждёт конкуренция онлайна с офлайном, онлайн–платформ и блогеров", — считает Алексей Половинкин.

Иностранный опыт

В сторону иностранного рынка компании из РФ не смотрят. "Все рынки, связанные со школьным образованием, узкоспецифичны для конкретной страны, и их экспортировать тяжелее. Поэтому китайские гиганты, например, сосредоточенные на дошкольном и школьном образовании, хорошо чувствуют себя на родине. А вот выход за рубеж затруднён именно в связи с регламентацией образования", — отмечает генеральный директор компании "Технократ" Олег Петряшев.

При этом и модель онлайн–образования за рубежом совсем другая: если в России EdTech–решения предлагают крупные ИТ–компании и стартапы, то в западных странах в процесс включены и школы. Они сами разрабатывают образовательные платформы. "Многие частные школы предлагают целые онлайн–кампусы, в которых есть внеклассные уроки, клубы по интересам, доступ к домашним заданиям, собственные библиотеки, лектории с интерактивными досками, тесты, консультации с преподавателями в реальном времени, сложные схемы форм обратной связи, совместные проекты между учениками на разных континентах, контроль родителей за обучением и оценками и прочее", — сообщает генеральный директор образовательного агентства AcademConsult Ирина Следьева.

Американские и некоторые другие западные онлайн–школы могут предложить и "покупку" предмета. Так организуется вся программа получения аттестата зрелости, отмечает Ирина Следьева. Стоит один предмет в среднем $300. За год можно изучить около 10 предметов и сдать по ним заключительные тесты.

Сильным трендом является и включение в программу онлайн–курсов от вузов. Обучаясь в 11–12–м классе по обычной программе средней школы в США, ребёнок дополнительно покупает онлайн–предмет или два от университета. Некоторые колледжи и университеты США даже дают "кредитные баллы" вуза студентам за работы, сделанные ещё в средней школе.