Фото: Юрий Смитюк/ТАСС
Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Каникулы, удалёнка и недоученное поколение: что ждёт школы Петербурга

29061
Федор Вессарт
17 октября 2020, 15:42

Самой обсуждаемой темой уходящей недели в Петербурге стала ситуация с коронавирусом в школах. Хотя темпы распространения COVID-19 стабильно растут со второй половины сентября, именно на этой неделе в Северной столице был побит весенний рекорд по новым заболевшим. И хотя отметка эта — скорее психологическая (цифры напрямую зависят от охвата тестирования: сейчас в Петербурге действует в два раза больше лабораторий, чем в мае), то, что заболеваемость с похолоданием и приходом сезона гриппа растёт, понятно и без статистики оперштаба.

В Смольном пока ограничиваются призывами к горожанам и строгих ограничений не вводят (более того, власти заверяют, что не будут делать этого, пока в больницах не будет исчерпан резерв коечного фонда). Мэрия Москвы тем временем предпринимает более решительные действия. Сергей Собянинобъявил, что на дистанционное обучение переводят старшие (и частично средние) классы школ столицы. Разумеется, после такого сигнала из Москвы всё внимание петербургской общественности оказалось обращено к городской администрации — в Смольном важность момента почувствовали и оперативно запустили голосование, предложив горожанам высказаться о необходимости удалёнки или досрочных каникул.

Юрий Смитюк/ТАСС
Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Результаты опроса показали, что перевод петербургских школьников на удалённое обучение родители не приветствуют. Самым популярным оказался вариант "ранний уход на каникулы/продление каникул". Запустившую голосование вице-губернатора Ирину Потехину результаты опроса, похоже, порадовали. Подводя итоги, она особенно поблагодарила тех, кто голосовал против ограничительных мер. В результате, в понедельник, 19 октября, дети идут на уроки в школы, досрочных каникул не будет (зато, возможно, продлят осенние каникулы, которые начнутся уже с 26 октября).

О том, почему Смольному в вопросе введения строгих ограничений выгодна тактика выжидания, насколько релевантно сравнение ситуации в школах Петербурга и Москвы и почему все так не любят удалёнку, "ДП" спросил преподавателей, врачей и экспертов.

Осенью мы готовы к инфекции лучше, чем весной

Заболеваемость коронавирусом среди детей с началом учебного года увеличилась существенно. Во всех возрастных категориях в сентябре рост числа заболевших несовершеннолетних составил 89% (к показателям августа), среди подростков 15-17 лет он и вовсе достиг 181%. Неожиданным такое развитие событий точно назвать нельзя. После возвращения детей с каникул рост числа заражений был неизбежен.

По последним данным, на удалёнку из-за коронавируса перевели уже почти 120 классов в 59 школах города. В Роспотребнадзоре говорят, что случаи заноса вируса в школы единичны и не связаны между собой, а ситуация не критична.

"Осенью и весной школьники часто заражают друг друга простудными заболеваниями, и пока тест заболевшему не сделали, весь класс отправляется на карантин чтобы исключить распространение возможного коронавируса", — проговаривает понятное врач Николай Дубинин.

При этом дезинфектолог признаёт, что, если случай COVID-19 зафиксирован в классе, а карантинные меры не приняты, вероятность заразиться очень велика для всех. В то же время школьники вне группы риска по коронавирусу, а дома ребёнок вполне может заразиться и от старших родственников, говорит Дубинин. Сравнивая ситуацию в вузах и школах (петербургские университеты начали уходить на удалёнку ещё в начале октября), врач отмечает, что в школьных классах, в отличие от вузов, более постоянный, предсказуемый коллектив.

"Из заявлений Роспотребнадзора следует, что риск заражения у старшеклассников и студентов вузов намного выше, чем у обучающихся начальной, средней школы", — напоминает декан факультета управления университета "Синергия" Инна Баранова.

Михаил Метцель/ТАСС
Так школы в условиях коронавируса готовили к началу учебного года.
Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Собеседник "ДП" настроена скорее оптимистично. Она отмечает, что к осени россияне уже больше знают о мерах по противодействию вирусу, а власти — об эффективных механизмах контроля.

"Жестких карантинных мер, по-моему мнению, не потребуется. Ведь к осени мы готовы к инфекции куда лучше, чем весной. В транспорте контролируется соблюдение масочного режима, развешены антисептические средства, производятся регулярные влажные уборки", — говорит Баранова.

Преподаватель географии, эксперт профсоюза работников образования "Учитель" Леонид Перлов просит не забывать, что отношение к мерам противодействия вирусу сильно отличается в разных школах.

"Какие-то стали готовы лучше, какие-то — нет. Минимальный опыт осенью получили практически все: как позитивный, так и негативный. Однозначно, что большинство учителей теперь хотя бы представляют себе, что такое коронавирус", — объясняет собеседник "ДП".

Другой представитель профсоюза, учитель истории Александр Кондрашев (работал в школе в Петербурге, сейчас — в Москве) говорит, что, хотя педагогам, конечно, нужно обеспечить возможность работать, их также нужно и защитить, что в условиях резкого роста распространения вируса отнюдь не просто.

"Заболевшие дети в школе, где я работаю, есть. Если брать весну, я тогда работал в Петербурге и у нас также были дети, которые заболели короновирусом, но это произошло уже после перехода на дистант и карантин, поэтому мы с коллегами, как и другие ученики, были в безопасности. В целом я считаю, что правильно было бы обеспечить безопасность педагогов и обеспечить им возможность работать [а не переводить детей на удалёнку]", — рассказывает Кондрашев.

Александр Рюмин/ТАСС
Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Опыт столицы

У московских учителей есть вопросы к мэрии, добавляет Кондрашев. Собеседник "ДП" говорит, что не понимает, чем руководствовались власти, когда решили отправить на удалёнку именно учеников 6 классов и старше.

"Мне очевидно, что оно [решение] принималось людьми очень далёкими от реального учебного процесса, так как "граница" карантина прошла не между средней и начальной школой, а посреди средней. Так как пятые классы продолжают учиться очно, педагоги, работающие с ними должны будут приходить в школу, ездить в транспорте и так далее, а другие уроки этого же дня вести дистанционно, но из школы, а не из дома. Соответственно, транспорт, контакты с коллегами — всё это остается", — констатирует представитель профсоюза "Учитель".

В том, что в Москве предпринимают более решительные действия, Кондрашев ничего удивительного не видит. Он, в частности, напоминает о том, что нельзя сравнивать бюджет Москвы и Петербурга.

"Стиль администрации Беглова всегда был "выжидательный", решения принимаются медленно, а потом ещё и зачастую откладываются на неопределённый срок. В Москве же наоборот: мэрия держит город в состоянии постоянного аврала уже больше десяти лет, так что новый короновирусный аврал очень вписывается в этот стиль. Плюс, московский бюджет выглядит практически неограниченным по сравнению с петербургским, выделить денег под новый срочный план преобразований здесь не проблема", — говорит собеседник "ДП".

Разработать единые и при этом эффективные правила противодействия вирусу для всех регионов невозможно, считает Инна Баранова. Она поддерживает изначально выбранную на федеральном уровне стратегию, когда полномочия принимать решения по коронавирусу переданы в регионы.

"Власти мониторят ситуацию по каждому региону. И нельзя разработать единые нормы и правила для всех. Грамотнее отталкиваться от конкретной ситуации, что сейчас и делается. Поэтому нельзя сравнить Москву и Петербург или даже округа, районы Москвы между собой", — уверена декан факультета управления университета "Синергия".

С Барановой согласен первый вице-президент "Опоры России" Павел Сигал.

"Повторение опыта какого-либо региона вряд ли имеет смысл – на разных территориях ситуация развивается по-своему и местные руководители, принимая какие-либо ограничивающие решения, опираются на мнение эпидемиологов в своем регионе", — говорит Сигал.

Александр Рюмин/ТАСС
Фото: Александр Рюмин/ТАСС

Тяжело и детям, и родителям

Собеседники "ДП" согласны с тем, что интересы родителей школьников, и властей Петербурга совпадают — дистанционное обучение, что, кстати, после весеннего эксперимента признали чиновники, даётся детям трудно, говорить о сохранении высокого уровня образования в таких условиях не приходится.

"Находясь дома, развиваться и общаться так, как это позволяет школьный режим — довольно сложно. Удалёнка удобна, но всё же сильно влияет на детей, и их восприятие информации. В группе класса с учителем и одиночно дома – это совсем разные ситуации для восприятия новой информации", — подтверждает врач-дезинфектолог Николай Дубинин.

Несмотря на то, что дети легко осваивают компьютерные технологии, дома у них снижена мотивация заниматься (легко находятся альтернативные занятия), затруднён и контроль за школьниками.

"Учиться онлайн для ребёнка в целом проблематично. Не каждый младший школьник сможет, например, сам подключиться к платформе, не то, что скачать самостоятельно задание, а после еще и загрузить выполненное. Получается при таком формате обучения ему требуется наставник-тьютер, а не у всех в семьях есть неработающие бабушки и дедушки. То есть при таком сценарии родителям приходится искать возможности работать удаленно", — отмечает Инна Баранова.

Учитель Александр Кондрашев предупреждает, что из-за коронавируса Россия вообще может получить целое "недоученное поколение". В том, что последствия COVID-паузы и перехода в онлайн-режим, дети будут чувствовать до конца обучения в школы, наш собеседник даже не сомневается.

"Дистант уже сорвал прошлый учебный год, поэтому новый его этап приведёт к тому, что у нас будет целое недоученное поколение, последствия будут чувствоваться до конца обучения этих детей в школе", — говорит Кондрашев.

Представитель профсоюза "Учитель" уверен, что школьное образование в России долгие годы существовало в режиме постоянного перенапряжения, когда работающим с перегрузками учителям недоплачивают, а сам образовательный процесс зачастую подчинён исключительно интересам чиновников. Шоковая терапия из-за коронавируса может быть полезна российским школам, но только в том случае, если разворот будет сделан в сторону вложений в человеческий капитал, подытоживает Кондрашев.